Религиоведение




НазваниеРелигиоведение
страница8/38
ТипДокументы
rykovodstvo.ru > Руководство эксплуатация > Документы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   38
Раздел II. ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКИЕ ПРедПОСЫЛКИ РЕЛИГИОВЕДЕНИЯ

не есть объект чувственного созерцания). Понятие.ноумена явля-

ется ограничительным, ≪демаркационным≫, указывает на невоз-

можность для рассудка познавать ≪вещи-в-себе≫. Оно к тому же

и ≪проблематично≫, поскольку обозначает вещь, о которой нельзя

сказать ≪ни то, что она возможна, ни то, что она невозможна≫.

Среди познавательных способностей Кант рассматривает чувствен-

ность с ее явлениями, создающий единство явлений рассудок с его

Категориями, и разум как высшую способность с его трансценден-

тальными идеями, образующий единство правил рассудка.

Трансцендентальные идеи выходят за пределы всякого опыта,

для них в чувствах не может быть дан никакой адекватный

предмет. Особое внимание Кант уделяет трем идеям разума —

души, мира, Бога, которые считаются предметами исследования в

метафизике, включающей соответственно три раздела — психоло-

гию, космологию, теологию.

Критикуя ≪рациональную психологию≫, Кант показывает, что

обоснование учения о душе как нематериальной, духовной, бес-

смертной субстанции содержит логическую ошибку — ≪трансцен-

дентальный паралогизм≫, что это учение теоретически не дока-

зано.

В ≪рациональной космологии≫ философ обнаруживает антино-

мии (греч. avTivo^iia; от avn — против и vo^icx; — закон:

противоречие в законе) — тезисы и антитезисы, видимостные

суждения, иллюзорные утверждения, которые, однако, выглядят

одинаково аргументированными. Кант рассматривает четыре

антиномии. Приедем лишь три: первую, третью, четвертую.

П е р в а я антиномия [3—1. Т. 3. С. 404—405].

Тезис: Мир имеет начало во времени и ограничен также в

пространстве. Антитезис: Мир не имеет начала во времени и

границ в пространстве; он бесконечен и во времени, и в простран-

стве. )

Третья антиномия [3 — 1. Т. .3. С. 418—419].

Тезис: Причинность по законам природы есть не единственная

причинность, из которой можно вывести все явления в мире. Для

объяснения явлений необходимо еще допустить свободную при-

чинность (причинность через свободу). Антитезис: нет никакой

свободы, все совершается в мире только по законам природы.

Ч етвертая антиномия [3 — 1. Т. 3. С. 424—425].

Тезис: К миру принадлежит или как часть его, или как его

причина безусловно необходимая сущность. Антитезис: Нигде нет

58

Г л а в а 3. ФИЛОСОФИЯ РЕЛИГИИ И. КАНТА

никакой абсолютно необходимой сущности — ни в мире, ни вне

мира — как его причины.

Кант утверждает ложность тезиса и антитезиса первой, а

также второй антиномий и в то же время полагает, что тезисы и

антитезисы третьей и четвертой антиномий могут быть истинны-

ми, хотя и в разных областях: свободная причинность и безусловно

необходимая сущность могут существовать в мире ноуменов, в

мире же феноменов их может и не быть. Если же эти тезисы и

антитезисы относить к одному и тому же миру, то они оказыва-

ются заблуждениями.

По мнению Канта, разум, стремясь достигнуть научного со-

держательного знания о мире, неизбежно впадает в заблуждения.

Антиномии носят иллюзорный (по терминологии Канта, ≪диалек-

тический≫) характер, и необходимо освободить метафизику от

≪космологической диалектики≫ (т.е. от видимостей, иллюзий).

При рассмотрении содержания ≪рациональной теологии≫

Кант сосредоточивает внимание на анализе идеи Бога и прежде

всего стремится выявить генезис этой идеи. ≪Под влиянием есте-

ственной иллюзии≫ разум принимает эмпирический принцип

наших понятий возможности вещей как явлений за трансценден-

тальный принцип возможности вещей вообще и приходит к

рассмотрению всякой возможности вещей как производной от

одной единственной возможности, лежащей в основе, а именно от

возможности высшей реальности, первоосновы, первосущности.

По словам Канта, выдвинутая таким образом идея Бога — ≪этот идеал всереальнейшей сущности≫ —хотя он есть только

представление, сначала реализуется, т.е. превращается в объект,

затем гипостазируется и, наконец, даже персонифицируется

[3 — 1. Т. 3. С. 511]. Так складывается понимание Бога, которое

Кант называет ≪идеалом≫ чистого разума. По мнению Канта,

≪идеал≫, наряду с ≪паралогизмом≫ и ≪антиномией≫, является

заблуждением, видимостью, иллюзией разума. Для обоснования

этой мысли философ подвергает критике доказательства бытия

Бога. — онтологическое, космологическое и физикотеологическое

[3 — 1. Т. 3. С. 517—545]. Как результат выдвигается следующее

положение: все попытки чисто спекулятивного, т.е. теоретическо-

го, применения разума в теологии совершенно бесплодны [3 — 1.

Т. 3. С. 547].

Рассмотрев содержание существовавшей до него метафизики,

Кант пришел к выводу, что она не имеет статуса науки, что

59

Раздел II. ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ РЕЛИГИОВЕДЕНИЯ

трансцендентальные идеи разума суть заблуждения, иллюзии, что

научное теоретическое знание о предметах этих идей — о душе,

мире, Боге — невозможно. Эти идеи никогда не имеют консти-

тутивного применения, но имеют необходимое регулятивное при-

менение: стимулируют рассудок к постоянному расширению зна-

ний, к их теоретическому объединению и тем самым способствуют

развитию наук.

Практическое применение трансцендентальных идей

Отвергая возможность теоретического познавательного примене-

ния трансцендентальных идей, Кант в этической концепции обо-

сновывал необходимость их практического применения. Мораль-

ный закон, по словам Канта, закон причинности через свободу

рассматривается как еще одна априорная форма сознания. Чистый

разум, обращенный к воле, определюящий волю, делает ее свобод-

ной и становится ≪практическим разумом≫. Основной закон чис-

того практического разума (категорический императив) формули-

руется так: ≪Поступай так, чтобы максима твоей воли могла в то

же время иметь силу принципа всеобщего законодательства≫

[3—. Т. 4, ч.1. С. 347]. Моральный закон дает нам факт,

необъяснимый из каких бы то ни было данных чувственно воспри-

нимаемого мира и из всей сферы применения теоретического

разума. Этот факт указывает нам на чистый умопостигаемый мир

и, более того, положительно определяет этот мир, и позволяет

нечто познать о нем [3—2. Т. 4, ч. 1. С. 362—363]. Моральный

закон должен дать чувственно воспринимаемому миру, чувствен-

ной природе, как она выступает у разумных существ, форму

умопостигаемого мира, т.е. сверхчувственной природы. Чувствен-

ная природа разумных существ, их существование подчинены

эмпирически обусловленным законам и постольку представляют

собой гетерономию. Сверхчувственная же природа этих существ

есть существование по законам, которые не зависят ни от какого

эмпирического условия и относятся к автономии чистого разума.

А закон этой автономии есть моральный закон, основной закон

сверхчувственной природы и чистого умопостигаемого мира, по-

добие которого должно существовать в чувственно воспринимае-

мом мире, но так, чтобы не наносить ущерба законам этого мира.

Сверхчувственную природу Кант называет прообразной (natura

archetypa — архетипическая природа), познаваемой только в

60

Г л а в а 3. ФИЛОСОФИЯ РЕЛИГИИ И. КАНТА

разуме. Чувственная природа получает у него название отраженной

(natura ectypa — эктипическая природа), так как она содержит

в себе возможное воздействие идеи сверхчувственной природы как

определяющего основания воли [Там же]. Главным в нравствен-

ности является побуждающая к выполнению долга добрая воля,

которая считается автономной, независимой от внешнего обуслов-

ливания, в том числе от веры в Бога, от страха перед карами

высшей силы-, от надежды на награды с ее стороны.

Причинность по законам природы и причинность через сво-

боду действуют, согласно Канту, в разных мирах — в феноменаль-

ном и ноуменальном. Моральный закон причинности через свободу

указывает на существование сверхчувственного, умопостигаемого

(интеллигибельного) духовного мира. Человек — существо двой-

ственное; он,принадлежит обоим мирам: к чувственно восприни-

маемому миру и подчинен законам природы, в то же время он

как существо разумное принадлежит к умопостигаемому миру и

подчинен законам, которые независимы от природы и основаны

только в разуме. Моральный закон свят (ненарушим), а человек —

субъект морального закона. В сотворенном мире все что угодно и

для чего угодно может быть употреблено всего лишь как средство,

только человек, а с ним каждое разумное существо есть цель сама

по себе. В этом соединении добродетель — основание, а соразмер-

ное с нравственностью (достоинством личности и ее достойностью

быть счастливой) счастье — следствие. Но в земном существова-

нии необходимо возникает антиномия практического разума:

невозможно, чтобы желание счастья было побудительной причи-

ной максимы добродетели или чтобы максима добродетели была

причиной счастья. Поэтому высшее благо достижимо в умопости-

гаемом мире при допущении бессмертия души и бытия Бога. Кант

формулирует моральное доказательство бессмертия души и бытия

Бога. По его мнению, иметь потребность в счастье, быть достойным

его и тем не менее не быть ему причастным — это не совместимо

с волением разумного существа.

Доказательство бессмертия души Кант развертывает следую-

щим образом. Осуществление высшего блага в мире есть необхо-

димый объект воли, определяемый моральным законом. Этот

закон требует прежде всего полноты первой и самой главной части

высшего блага — нравственности, добродетели. Полное же соот-

ветствие воли с моральным законом есть святость — совершенст-

во, недоступное ни одному разумному. существу в чувственно

61

Раздел!!. ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ РЕЛИГИОВЕДЕНИЯ

воспринимаемом мире ни в какой момент его существования. Оно

может иметь место только в бесконечном прогрессе, идущем в

бесконечность к этому полному соответствию. Но этот бесконеч-

ный прогресс возможен, только если допустить продолжающееся

до бесконечности существование и личности разумного существа.

Следовательно, высшее благо практически возможно только при

допущении бессмертия души. Это бессмертие как неразрывно

связанное с моральным законом Кант называет постулатом чистого

практического разума.

Исходя из морального закона, Кант строит и доказательство

бытия Бога [3—2. Т. 4, ч. 1. С. 457—459]. Этот закон предпола-

гает возможность второго элемента высшего блага — соразмерного

с нравственностью счастья. Человек как физическое существо

включен в необходимость природы, подчинен физической каузаль-

ности. Но тот же самый человек имеет и свободную волю, которая

не подчинена физической необходимости, а обусловлена необхо-

димостью моральной — причинностью через свободу, моральной

каузальностью. Счастье — это такое состояние разумного существа

в мире, когда все в его существовании согласно его воле и желанию,

следовательно, оно основывается на соответствии природы с его

целью и главным определяющим, независимым от природы осно-

ванием его воли. Но в моральном законе нет никакого основания

для необходимой связи между нравственностью и соразмерным с

ней счастьем существа, принадлежащего к миру как часть и потому

зависимого от него. Это существо не может быть причиной мира

и природы, не может своими силами привести природу в полное

согласие с потребностью счастья. Обман, насилие, зависть сущест-

вуют и всегда будут существовать вокруг тех людей, которые

честны, миролюбивы и доброжелательны. И честные люди, не-

смотря на то что они достойны счастья, всегда будут подвержены

по вине природы всем бедствиям — лишениям, болезням и

преждевременной смерти. Всех — и честных, и нечестных —•

поглотит широкая могила и бросит в бездну бесцельного хаоса

материи, из которого они были извлечены. Значит, высшее благо

в мире возможно, лишь поскольку признают высшую причину

природы, а высшая причина природы есть Бог. Чтобы сообразно

с моральным законом предположить для себя конечную цель, мы

должны признать моральную причину мира (Творца мира), т.е.

предположить, что Бог есть. Однако, замечает Кант, этот мораль-

ный аргумент вовсе не имеет в виду дать объективно значимое

62

Глава 3. ФИЛОСОФИЯ РЕЛИГИИ И. КАНТА

доказательство бытия Бога; это аргумент субъективно достаточный

для моральных существ [3 — 3. Т. 5. С, 486]. Философ стремится

найти связь между физической теологией — физикотеологией

(физикотелеологией) и моральной теологией — этикотеологией

(этикотелеологией). По его мнению, моральная телеология вос-

полняет недостатки физической и только она основывает телеоло-

гию. Моральный закон через понятие высшего блага ведет к

религии [3—2. Т. 4, ч. 1. С. 463].

Постулаты практического разума — бессмертие, свобода,

бытие Божие — суть предметы веры, основанной на чистом

разуме, моральной веры, а эта вера есть ≪моральный образ мыш-

ления≫ разума при его убежденности в том, что недоступно

теоретическому познанию [Там же. С. 466—69]. Три названные

идеи сами по себе еще не знания, но все же они трансцендентные

мысли, в которых нет ничего невозможного. Мы не познаем

природу души, умопостигаемый мир, высшую сущность, что они

есть само по себе, мы имеем лишь понятия о них, объединенные

в практическом понятии высшего блага как объекта нашей воли

и совершенно априорно через чистый разум. Постулат бессмертия

вытекает из практически необходимого условия соразмерности

продолжительности существования с полнотой в исполнении мо-

рального закона. Постулат свободы —из необходимого допущения

независимости от чувственно воспринимаемого мира и из способ-

ности определения своей воли по закону некоего умопостигаемого

мира. Наконец, постулат бытия Божьего —из необходимости

условия для такого умопостигаемого мира, который был бы выс-

шим благом при предположении высшего самостоятельного блага.

Субъективный эффект морального закона, а именно соответ-

ствующее ему. и необходимое благодаря ему стремление содейст-

вовать практически возможному высшему благу, предполагает, что

последнее возможно. Иначе было бы невозможно стремиться к

объекту понятия, которое пусто и фактически лишено объекта.

Указанные выше постулаты касаются физических и метафизичес-

ких, содержащихся в природе вещей, условий возможности выс-

шего блага — хотя и не ради спекулятивной, а ради практически

необходимой цели. Воля здесь повинуется неукоснительному веле-

нию разума, веление же это объективно имеет свое основание в

характере вещей. В практическом отношении постулаты — это

безусловно необходимая потребность, ≪признание истинности≫ их

вытекает из потребности чистого разума. Если признать, что

63

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   38

Похожие:

Религиоведение iconУчебно-методический комплекс дисциплины составлен в соответствии...
«Об утверждении государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования по направлению «религиоведение»...


Руководство, инструкция по применению






При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
rykovodstvo.ru
Поиск