Религиоведение




НазваниеРелигиоведение
страница6/38
ТипДокументы
rykovodstvo.ru > Руководство эксплуатация > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   38
Раздел II. ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКИЕПРВДПОСЫЛКИ РЕЛИГИОВЕДЕНИЯ

Происхождение и основание религии

По мнению Юма, в исследовании религии преимущественно

привлекают внимание два вопроса: об основании религии в разуме

и о ее происхождении из природы человека [2—5. С. 371]. На

первый вопрос может быть дан самый очевидный и ясный ответ:

весь строй природы свидетельствует о существовании разумного

Творца, и ни одни рассудительный исследователь не может отойти

от веры в изначальные принципы ≪истинного теизма и религии≫.

Второй вопрос — о происхождении религии из природы челове-

ка — ≪представляет несколько больше трудностей≫. По мнению

философа, хотя вера в невидимую разумную силу была весьма

широко распространена среди человеческого рода всюду и во все

времена, однако она, быть может, не была настолько всеобщей,

чтобы не допускать исключений, и вызванные ею идеи не отлича-

лись единообразием. С одной стороны, были открыты некоторые

народы, не обладающие никакими религиозными чувствами, с

другой — нет таких двух народов и вряд ли найдутся два таких

человека, которые в точности сходились бы в этих своих чувствах.

Начальные религиозные принципы не первичны, а вторичны,

производны. ≪Предвзятая идея≫ невидимой разумной силы не

порождается каким-либо особым инстинктом или же первичными

естественными впечатлениями вроде тех, которые дают начало

себялюбию, половой любви, любви к потомству, благодарности,

мстительности. Каждый из этих инстинктов всеобщ у всех народов

и во все времена, каждому из них всегда соответствует точно

определенный объект, к достижению которого он неуклонно

стремится. Но хотя склонность верить в невидимую разумную силу

и не есть изначальный инстинкт, она все же является ≪общим

свойством человеческой природы≫, есть ≪род метки или печати≫,

≪образ или оттиск≫ Творца Вселенной [2—. С. 441, 442]. Юм

стремится найти те принципы, которые порождают первоначаль-

ную веру, и раскрыть случайности и причины, которые направляют

ее действия. Монотеизм не был древнейшей формой религии; люди

в доисторические первобытные времена не могли иметь представ-

ления о едином Боге. Обоснованный при помощи рассуждений

теизм не мог быть первоначальной религией человечества. ≪...Если

мы рассмотрим, —рассуждает Юм, —развитие человеческого

общества от грубых (его) начал до более совершенного состояния,

то окажется, что политеизм, или идолопоклонство, был и необхо-

44

Глава 2. Д. ЮМ О ЕСТЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ РЕЛИГИИ

димо должен был бъпъ первоначальной и наиболее древней рели-

гией человечества≫ [2—6. С. 372]. Чем дальше мы углубляемся в

древность, тем больше находим человечество погруженным в

политеизм; самые древние предания показывают нам политеизм

в роли общенародного и господствующего исповедания.

Для обоснования своей точки зрения Юм указывает на данные,

этнографии, которые, как он полагает, свидетельствуют о том, что

все дикие племена Америки, Африки и Азии придерживаются

идолопоклонства и нет ни одного исключения из этого правила. С

другой стороны, философ ссылается на ХОА ≪естественного развития

человеческой мысли≫. Невежественная масса должна была обла-

дать каким-нибудь примитивным и обыденным представлением о

высших силах, прежде чем она оказалась в состоянии достигнуть

понятия о том совершенном существе, которое внесло порядок во

все мироздание. Мы имеем столько же оснований воображать, что

люди жили во дворцах раньше, чем в хижинах и хибарах, или же

изучали геометрию раньше земледелия, как и утверждать, будто

они представляли себе, что божество есть чистый, всеведущий,

всемогущий и вездесущий дух, до того, как рисовали его в образе

хотя и могущественного, но ограниченного существа, обладающего

человеческими страстями и стремлениями, человеческим телом и

органами. Наш ум постепенно восходит от низшего к высшему:

отвлекаясь от того, что несовершенно, он образует идею совершен-

ства; начиная различать более благородные стороны своей собст-

венной организации от более грубых, он научается переносить на

божество только первые, к тому же придавая им большую возвы-

шенность и утонченность. И хотя Юм допускает, что тщательное

исследование порядка и организации Вселенной доставляет аргу-

мент в пользу теизма, но не считает, что это соображение могло

оказать влияние на человечество, когда последнее создавало свои

первые грубые представления о религии. У дикого, во всем

нуждающегося животного (каким был человек при первоначаль-

ном зарождении общества), обуреваемого многочисленными по-

требностями и страстями, не было времени восхищаться видимой

правильностью природы.

Незнакомые с астрономией, со строением растений и живот-

ных, слишком мало любознательные, чтобы заметить замечатель-

ную приспособленность целевых причин, люди пребывают еще в

неведении относительно изначального верховного Творца и беско-

нечно совершенного духа, который своей всемогущей волей внес

45

Раздел II. ИСТОРИКО-ФИЛХОФСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ РЕЛИГИОВЕДЕНИЯ

порядок в устройство природы. Столь величественная идея слиш-

ком превышает их ограниченные представления, которым недо-

ступны ни наблюдения над великолепием природы, ни понимание

величия Творца. Боги политеистов нисколько не лучше эльфов или

фей наших предков и так же мало заслуживают благочестивого

поклонения или почитания. ≪Мнимая религиозность политеистов≫

представляет собой род суеверного атеизма, поскольку они не

признают никакой сущности, которая соответствовала бы нашей

идее божества: ни духа или мысли в качестве первоначала, ни

высшей власти и управления, ни божественных предначертаний

или божественной целесообразности во Вселенной. В политеизме

каждая стихия подчинена отдельной невидимой силе, сфера дея-

тельности каждого бога отделена от сферы деятельности других.

Идолопоклонники (политеисты), разделив сферы деятельности

своих божеств, обращаются к тому невидимому агенту, который

ведает данной сферой. Эту мысль Юм иллюстрирует примерами

из древнеримской религии: Юнону призывают во время бракосо-

четания, Люцину — при рождении, Нептун выслушивает молитвы

моряков, а Марс — моления воинов, земледелец обрабатывает свое

поле под покровительством Цереры, а купец признает над собой

власть Меркурия.

Юм формулирует общие принципы политеизма, имеющие

свое основание в человеческой природе и совпадающие у народов

разных эпох и стран [2—5. С. 195—196]. Причины, вызывающие

счастье и несчастье, очень мало известны и весьма неустойчивы;

это вызывает у людей тревожную заботу о собственной судьбе и

стремление составить какую-нибудь идею об этих причинах. Ан-

троиоморфизирующая способность обусловливает появление пред-

ставлений о разумных, обладающих волей агентах, подобных

человеку и лишь несколько превосходящих его по силе и мудрости.

Происходит разнообразное распределение и разделение их власти,

в силу чего возникает аллегория. Обожествляются смертные люди,

выдающиеся по силе, храбрости или уму, возникает культ героев,

а вместе с тем смешанные с легендахчи истории о них — мифоло-

гическая традиция во всех ее произвольных и необъяснимых

формах. А так как невидимый духовный разум — слишком

утонченный объект для обыденного понимания, то люди соединя-

ют его с какими-нибудь чувственными .представлениями, напри-

мер, с наиболее бросающимися в глаза явлениями природы или

46

Глава 2. Д. ЮМ О ЕСТЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ РЕЛИГИИ

же со статуями, изображениями и картинами, при помощи

которых более утонченный век олицетворяет своих богов.

Юм ставит вопрос о происхождении религии в форме поли-

теизма — ≪этой первобытной религии невежественного человече-

ства≫ и дает ответ на этот вопрос. Разнообразие и противоречи-

вость событий человеческой жизни неизбежно приводили к поли-

теизму. Бури и грозы разрушают то, что произрастает благодаря

солнцу; солнце уничтожает то, что питается влагой рос и дождей.

Война может сложиться благоприятно для народа, страдающего от

голода вследствие неблагоприятной погоды. Болезни и мор могут

опустошить целое царство, утопавшее в изобилии. Одному и тому

же народу в одно и то же время может сопутствовать успех на

море и неуспех на суше, а народ, одержавший верх над своими

врагами, вскоре может оказаться вынужденным сложить перед

ними оружие. Повсюду переплетены и смешаны добро и зло,

счастье и несчастье, мудрость и глупость, добродетель и порок; нет

ничего чистого и безусловно ценного. Все преимущества сопровож-

даются недостатками, всеобщее возмездие господствует при всех

условиях жизни и существования. Самый блестящий ум граничит

с помешательством; высшие проявления радости порождают глу-

бочайшую меланхолию; наиболее упоительные наслаждения со-

провождаются крайней усталостью и отвращением; наиболее обо-

льстительные надежды уступают место серьезнейшим разочарова-

ниям [2—5. С. 440—441]. Мир, в котором мы обитаем, пред-

ставляет собой как бы огромный театр; подлинные причины

приосходящего в нем от нас совершенно скрыты, и у нас нет ни

достаточного знания, чтобы предвидеть те бедствия, которые

беспрестанно нам угрожают, ни достаточной силы, чтобы предуп-

редить их. ≪Мы непрестанно балансируем, — замечает Юм, —

между жизнью и смертью, здоровьем и болезнью, изобилием и

нуждою — все это распределяется между людьми тайными, неве-

домыми причинами, действие которых часто бывает неожиданным

и всегда — необъяснимым. И вот эти-то неведомые причины

становятся постоянным предметом наших надежд и страхов; и

если наши аффекты находятся в постоянном возбуждении благо-

даря тревожному ожиданию грядущих событий, то и воображение

наше также действует, создавая представления об указанных силах,

от которых мы находимся в столь полной зависимости≫ [2—5.

С. 380]. Чем больше образ жизни человека зависит от случайнос-

тей, тем сильнее он предается суеверию. Поскольку вся человечес-

47

Раздел II. ИСТОРИКО-ФИЛХОФСКИЕПРЕДПОСЫЛКИ РЕЛИГИОВЕДЕНИЯ

кая жизнь находится во власти неожиданных случайностей, в эпоху

варварства повсюду господствует суеверие, заставляющее людей

выяснять те невидимые силы, которые якобы распоряжаются их

счастьем или невзгодами.

Юм обращает внимание на роль эмоций и аффектов в возник-

новении политеистических верований. Деятельность представле-

ния и мысли в ходе создания образов богов происходила под

влиянием аффекта, а таким аффектом не могла быть отвлеченная

любознательность или чистая любовь к истине: этот мотив слиш-

ком утонченный для грубых умов; он привел бы людей к вопросам

о миропорядке, т.е. к предмету, недоступному для их узкого

кругозора. Первоначальные религиозные представления у всех

народов, исповедовавших политеизм, были вызваны не созерцани-

ем творений природы, но заботами о житейских делах, а также

теми непрестанными надеждами и страхами, которые побуждают

к действию ум человка. ≪Следует предположить, — пишет Юм, —

что на варваров могли повлиять лишь повседневные человеческие

аффекты: тревожные заботы о счастье, страх перед грядущим

несчастьем, боязнь смерти, жажда мести, стремление удовлетво-

рить голод и другие жизненные потребности. Обуреваемые подоб-

ного рода надеждами и страхами, в особенности же последними,

люди с трепетным любопытством исследуют направление будущих

причин и рассматривают разнообразные противоречивые проис-

шествия человеческой жизни. И в этом беспорядочном зрелище

их смущенный и изумленучайностей, в э. Философ полагает,

что любой из человеческих аффектов может привести к идее

невидимой разумной силы: надежда и страх, благодарность и

состояние уязвленности. Однако люди гораздо чаще оказываются

повергнуты на колени под воздействием мрачных, а не радостных

аффектов. Благополучие человек принимает как нечто должное и

не особенно задается вопросом о его причине. Оно вызывает

веселое настроение, прилив энергии и активности, и при таком

настроении у людей нет времени и желания думать о таинственных

и невидимых сферах. С другой стороны, каждый несчастный случай

тревожит и наводит на размышления о вызвавших его причинах.

В человеке просыпается страх за будущее, появляются недоверчи-

вость, ужас и меланхолия.

Одной из предпосылок религии Юм считает существующую в

воображении склонность к антропоморфизму, одушевлению и

48

Глава 2. Д. ЮМ О ЕСТЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ РЕЛИГИИ

персонификации природных явлений. Люди обладают общей

склонностью представлять все существующее подобным себе и

приписывать каждому объекту качества, с которыми они близко

знакомы. Они усматривают на Луне человеческие лица, в обла-

ках — армии, в вещах, которые причиняют страдание или достав-

ляют удовольствие, — соответственно добрую или злую волю.

Мышление, разум, аффекты, чувства переносятся на богов. Люди

признают свои божества особым видом человеческих существ,

вышедших из их среды и сохранивших все человеческие аффекты

и стремления, равно как и органы человеческого тела.

Юм подметил, что в системах политеизма большую роль играет

аллегория — как физическая, так и моральная [2—5. С. 392—

393]. Присутствие аллегорий обусловлено стремлением примирить

противоположные склонности: с одной стороны, верить в существо-

вание невидимой разумной силы в природе, а с другой — задержи-

вать свое внимание на чувственных, видимых объектах; эти склон-

ности заставляют людей соединять невидимую силу с каким-нибудь

видимым объектом. В невежественные и варварские времена люди

обожествляли растения, животных и даже грубую неорганизован-

ную материю, чтобы не остаться без чувственного объекта поклоне-

ния. Согласно политеизму, Солнце, Луна и звезды — боги; в источ-

никах обитают нимфы, а на деревьях — дриады. Даже обезьяны,

собаки, кошки и другие животные часто становятся в глазах поли-

теистов священными и пробуждают в них религиозное благогове-

ние. Бог войны представляется гневным, жестоким и необуздан-

ным; бог поэзии — изящным, галантным и любезным; бог трево-

ги — вороватым и плутоватым. Купидон — это сын Венеры,

музы — дочери Памяти (Мнемозины); Прометей — мудрый, а

Эпиметей — неразумный брат, а Гигея, богиня здоровья, происхо-

дит от Эскулапа, бога медицины, и т.д.

Боги политеистов весьма мало превосходят людей, и потому

сильное чувство почитания или благодарности к какому-нибудь

герою или благодетелю народа легко побуждает к превращению

его в бога, к пополнению небес ≪рекрутами, набираемыми среди

человечества≫ [2—5. С. 394]. Юм упоминает предположение, что

большинство богов Древнего мира некогда были людьми и что они

обязаны своим апофеозом восхищению и любви к ним народа.

Действительная история их жизни искажалась преданием, а в

творениях поэтов, мастеров аллегорий и жрецов сделалась богатым

источником вымысла.

49

4 - 3764

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   38

Похожие:

Религиоведение iconУчебно-методический комплекс дисциплины составлен в соответствии...
«Об утверждении государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования по направлению «религиоведение»...


Руководство, инструкция по применению






При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
rykovodstvo.ru
Поиск