Учебное пособие общая психодиагностика




НазваниеУчебное пособие общая психодиагностика
страница8/51
ТипУчебное пособие
rykovodstvo.ru > Руководство эксплуатация > Учебное пособие
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   51

Д. Холме, подводя итоги многолетних исследова,Н1ий, считает необ-

ходимым выделить два <измерения> проекции (Holmes D" 1968). Пер-

вое из них относится к тому, что проецируется; субъект воспринимает

в другом свои собственные черты или черты, ему самому не присущие.

Второе измерение - осознает ли субъект обладание той чертой, кото-

рая проецируется, или нет. Комбинация этих измерений позволяет клас-

сифицировать все известные виды проекции следующим образом.

Д. Холме утверждал, что, несмотря на неоднократные попытки экс-

периментального изучения, проекция неосознаваемых черт не может

считаться доказанной. Исходя из психоаналитической концепции, еми-

лятивная проекция выполняет защитные функции, препятствуя осозна-

нию того факта, что субъект в действительности обладает какой-то не-

желательной чертой. Проекция, метафорически названная в честь <Пан-

глосса> и <Кассаадры>, может рассматриваться как вариант защитно-

STR.44

го механизма <реактивное образование>. Что касается черт, наличие

которых субъект осознает, то их интеноивяое изучение шло в русле

проблемы межличностного восприятия. Экспериментальное подтверж-

дение находит прежде .всего атрибутивная проекция - приписывание

другим имеющейся у субъекта и осознаваемой им черты. Р. Кэттелл

считал этот <ид проекции наивным умозаключением, основанным на

недостатке опыта - люди склояны воспринимать других по аналогии

с собой, приписывать другим те же мысли, чувства и желания, кото-

Классификация видов проекции по Холмсу

Осознание субъектом

проецируемой черты

Наличие у субъекта прое-

цируемой черты

Отсутствие у субъекта

проецируемой черты

Субъект не осознает свою

черту

Симилятивная проекция

Проекция <Панглосса или

Кассандры>

Субъект осознает свою

черту

Атрибутивная проекция

Комплимента? ная проек-

ция

рые находят в самих себе. Комллиментарная проекция предполагает

проекцию черт, дополнительные к тем, которыми субъект обладает в

действительности. Например, если человек ощущает страх, то он скло-

нен других .воспринимать как угрожающих; в этом случае .приписывае-

мая черта служит причинным объяснением собственного состояния.

Как соотносятся эти виды проекции с процессами, имеющими место

в проективном исследовании? По этому вопросу не существует единст-

ва взглядов. Например, Г. Мюррей, употребляя термин <идентифика-

ция> применительно к ТАТ, фактически имел в виду защитную проек-

цию 3. Фрейда(симилятйвный тип проекции по Холмсу); отождеств-

ляя Себя с <героем>, испытуемый получает возможность неосознанно

приписать ему собственные <латентные> потребности. В этом случае

уподобление себя другому позволяет успешно избегать осознания своей

<плохости> или психической ненормальности. Вместе с тем клинические

.и экопер.иментальные исследования показали, что содержание проекция

несводимо ,к асоциальным тенденциям: объектом проекции могут стать

любые иоложительные или отрицательные проявления личности. По-ви

димому, само проективное поведение является производным от многих

факторов. В частности, оказалось, что даже манера экспериментатора

индуцируемые им чувства влияют на аффективный знак тематически;

рассказов: агрессивная установка приводит к возрастанию агрессив

ных <тем>, дружелюбная - к преобладанию релаксационных (Ве1

lak L., 1944). Таким образом, в целом защитную концепцию проекци

неправомерно рассматривать в качестве принципа <обоснования проев

тивного метода, хотя сам феномен защиты может иметь место, в част

ности, если ситуация эксперимента воспринимается как угрожающа

(Lazarus R. S" 1961). Что касается других видов проекции, то их эк(

периментальное изучение применительно к проективным тестам не дг

ло однозначных результатов. Однако большинство авторов, опираяс

на идею 3. Фрейда об <уподоблении>, считают возможным привлека1

феномены атрибутивной и аутистической троекций для доказательс

ва значимости проективной продукции. К сожалению, в обоснования

подобного рода нередко описание тех <ли иных явлений, наблюдающи:

ся в экспер.именте, заменяет раскрытие их собственно психологическ}

STR.45

механизмов. Как одну из .попыток преодоления кризиса в обоснованид

проективного метода можно рассматривать отказ от понятия проекции

в виде объяснительной категории; примером такого подхода является

концепция алперцептивного искажения Л. Беллака.

Исходя из анализа фрейдовской концепции .проекции, Л. Беллак

приходит к выводу о неадекватности использования этого понятия в це-

лях обоснования проективного метода, так как оно не способно опи-

сать и объяснить процессы, обусловл.ивающие проективное поведение;

последнее должно быть рассмотрено в контексте проблемы <личность

и восприятие> (Abt L., Bellak L., 1950). Основу категориальной систе-

мы Л. Беллака составляет понятие <апперцепция>, понимаемая как

процесс, посредством которого новый опыт ассимилируется и трансфор-

мируется под воздействием следов прошлых восприятии. Термин <ап-

перцепция> имеет принципиально иное содержание, чем в теории Мюр-

рея, так как учитывает природу стимульных воздействий и описывает

не <первичные> процессы, а собственно когнитивные.

В дискуссии по оценке диагностической значимости проективных ме-

тодик Р. Кэттелл занимал пессимистическую позицию (Cattell R.,

1957). Проективные методики, по мнению Р. Кэттелла, характеризует

крайне слабая научная обоснованность. Основные аргументы Кэттелла

состоят в следующем:

1) проективная психология оказалась неспособной четко сформули-

ровать гипотезу о том, какие слои личности преимущественно отража-

ются в показателях проективных тестов - открыто проявляющиеся,

осоэна1ваемые или, напротив, бессознательные, скрытые;

2) интерпретационные схемы не учитывают, что защитные механиз-

мы - идентификация и .проекция - могут искажать восприятие про-

ективных стимулов одновременно и притом в разных направлениях, так

что апелляция к механизму проекции до того, как природа искажен-

ного восприятия доказана, неправомерна. Например, испытуемый со

скрытым гомосексуализмом может давать больше соответствующих

ответов в ТАТ (при идентификации) или меньше, если действует ме-

ханизм обратной проекции или формирования реакции;

3) остается неясным вопрос о том, какие именно личностные пере-

менные проецируются - влечения, бессознательные комплексы, дина-

мические аффективные состояния, устойчивые мотивы.

К этим аргументам, подтверждающим концептуальную слабость

проективных методик, Р. Кэттелл считает нужным добавить упрек в

низкой надежности и валидности проективных процедур. К сожалению,

следует признать обоснованность критических замечаний Кэттелла, осо-

еадосли оценивать проективные техники как психометрические инст-

рументй~-йД1теетовые процедуры.

БольшинствО-ароктивных методик, или проективных <техник>, как

их иногда предпочитают~1гааыать, не являются, то-видимому, тестами

в узком понимании этого терминЭ-Сомано одному из принятых опре-

делений <психологический тест - это станйартиаощшный инструмент,

предназначенный для объективного измерения одногомшолее аспек-

тов целостной личности через вербальные или невербальн3е~хтбвацы_

ответов или другие виды поведения> (Freeman F., 1971). Исходя из это-

го определения, наиболее существенными признаками тестов являются:

1) стандартизованность предъявления и обработки результатов;

2) независимость результатов от влияния эксперимеитальной ситу-

ации и личности психолога;

3) сопоставимость индивидуальных данных с нормативными, т. е. по-

лученными в тех же условиях в достаточно репрезентативной группе.

45

STR.46

В настоящее время далеко не все проективные методики и не в рав-

ной степени удовлетворяют выделенным критериям. Так, общепринятым

является мнение о недостаточной объективности проективной техники.

При этом ссылаются на многочисленные наблюдения и эксперименты,.

доказывающие влияние на тестовые результаты таких факторов, как

пол экспериментатора, ситуативные условия и переживания испытуемо-

го, атмосфера исследования (Abt L" Bellak L., 1950; Draguns J.,Ha-

ley E" Philips L., 1968; Freeman F., 1971). Для целого ряда проектив-

ных методик отсутствуют нормативные данные; более того, некоторых

ми исследователями оспаривается принципиальная возможность их су-

ществования для подобного рода <идеографических> методов. Чрезвы-

чайно важным и до сих пор дискуссионным остается вопрос о стандар-

тизованности проективных методик. Остановимся на нем подробнее..

В отлич-ие от тестов интеллекта или способностей при проективном

испытании практически невозможно полностью унифицировать и стан-

дартизовать не только анализ и интерпретацию результатов, но даже

и саму процедуру исследования. Ведь совершенно различие поведение

экспериментатора с робким, чувствительным, уязвимым или спокойным,.

уверенным субъектом, с таким, который открыт, активно ищет помо-

щи, или с тем, кто <защищается> при малейших попытках проник-

нуть в его внутренний мир. Хотя в любом капитальном руководстве и

описываются наиболее распространенные стратегии поведения экспери-

ментатора, они, конечно же, не охватывают всего многообразия кон-

кретных случаев. К тому же жесткая формализация и стандартизация,

как указывают ряд исследователей, противоречила бы самому духу про-

ективной техники и была бы не оправдана.

Сошлемся в связи с этим на высказывание Лоуренса Фрэнка, од-

ного из крупнейших теоретиков в этой области: <...нельзя надеяться, что

стандартизованная процедура сможет широко осветить личность как

уникальную индивидуальность. Она также не сможет способствовать

проникновению в динамические процессы личности> (цит. по: Бом Э.,

1978). И тем не менее исследования по стандартизации проективных

методик необходимы, так как без них затруднительна оценка валидно-

сти и надежности последних.

Анализируя обширную и весьма противоречивую литературу, мож-

но заключить, что согласно традиционным способам оценки проектив-

ные методики имеют средние показатели валидности и надежности

(Гильбух Ю. 3., 1978; Freeman F., 1971; Sechrest L., 1968). Подобный

вывод может объясняться, однако, и тем, что критерии валидности к

надежности, разработанные для традиционных тестов, вообще неприме

нимы в данном случае. Учитывая потребности практики, а также тн

денции развития исследовательского инструментария современной пси

хологии, можно, по-видимому, трогнозировать постепенное сближены

проективных методик с тестами. Работа D этом направлении, .еслио

будет выполняться совместно коалифицированными клиничсктипси

хологами и специалистами в психометрике, позвлит-расширить сфер

применения пр_оек1ивных методик и сделает их достоянием широког

"круре-яселгдовелей.

2.3. ИЗ ИСТОРИИ КОНТЕНТ-АНАЛИЗА КАК ПСИХОДИАГНОСТИЧЕСКОЙ

ПРОЦЕДУРЫ

В современной отечественной психодиагностике контент-анализ, в(

обще качественно-количественное изучение документов, .применяете

крайне редко по сравнению со всевозможными тестами, проективш

46

STR.47

ми методиками, опросниками. В то же время в истор.ии развития ме-

тода изучения документов имеется довольно разнообразный опыт его

использования для психодиагностических целей.

Начиная с 20-х годов нашего века, в социолог.ии и психологии по-

мимо интуитивно-качественйого подхода в изучении документов все

чаще стали применяться количественные методы. Следует заметить,

что документы в социальных науках понимаются достаточно широко,

к ним, как показывает .исследовательская практика, относятся офици-

альная и личная документация в собственном смысле слова, в том чис-

ле письма, автобиографии, дневники, фотографии и т. п" материалы

массовой коммуникации, литературы и искусства и т. д.

В СССР еще в 20-х годах количественные методы при изучении до-

кументов использовали психологи И. А. Рыбников, И. Н. Шстильрейн,

П. П. Блонский, социолог В. А. Кузьмичев и др.

В США тогда же квантификацию в исследования материалов мас-

совой коммуникации вводили М. Уилли, Г. Лассуэлл и другие. В 40-

50-е годы в США формируется специальный междисциплинарный ме-

тод изучения документов - контент== анализ (content analysis).

Позднее он проникает в европейские страны. В нашей стране с конца

<60-х годов этот метод также получает распространение в социологи-

ческих и социально-психологических исследованиях (подробнее

-см.: Семенов В. Е., 1983).

Сущность контент-анализа заключается в систематической надеж-

ной фиксации заданных единиц изучаемого содержания и в .их кван-

тификации. Делаться это может в самых 1разнообразных целях в рус-

ле той или иной концептуальной схемы или теории, в том числе и для

нужд псходиагностики, для исследования межличностных и меж-

групповых различий и специфики, их динамики во времени. Остано-

вимся на исследовательском опыте качественно-количественного из-

учения документов, либо имеющем прямое отношение к традиционной

психодиагностике, а также к социально-шсихологической диагностике,

либо близком к психодиагностическому опыту.

Качественно-количественный анализ содержания в 20-е годы .ис-

пользовал в своих работах известный русский советский исследова-

тель биографических материалов Н. А. Рыбников, который, в частно-

сти, рассматривал автобиографии как психологические документы,

документирующие личность и ее историю. Он разделял автобиогра-

фии <а спонтанные и провоцированные, понимая под последними при-

ем побуждения испытуемого говорить о себе, причем говорить по оп-

ределенному плану. Такой прием, по мнению Н. А. Рыбникова, <гаран-

тирует однообразие собираемого материала, что имеет огромные пре-

имущества, давая возможность сравнивать, объединять, обобщать со-

бираемые факты и т. д.> (Рыбников Н. А., 1930, с. 40). Подобным

образом им были, например, проанализированы более 500 автобиогра-

фических сочинений детей рабочих, написанных в 1926-1928 гг. При

этом .исследователь предлагал школьникам описать свою жизнь, да-

вая тему: <Как я живу теперь>. В ходе анализа сочинений, в частно-

сти, прослеживалось, как распределяются положительные и отрица-

тельные оценки школьниками своей жизни в зависимости от возраста

и пола.

Автор делает вывод, что в среднем девочки дают более высокий

процент положительных оценок, но этот перевес над мальчиками у

них приходится на младшие группы. В старших же группах они усту-

пают мальчикам. Причиной этого является возрастание нагрузки по

работе в семье у девочек старшего возраста.

47

STR.48

Далее Н. А. Рыбников анализирует <мотивы того или иного собы-

тия, мотивы общего жизненного процесса, встречающиеся в детских

автобиографиях>. Эти мотивы он разбивает на три группы: матери-

альные, психологические и неопределенные. Чаще всего встречаются

мотивы материального характера (53%), мотивы психологического

характера дает около одной трети ребят (31%). Исследователь отме-

чает, что <хорошее житье чаще всего мотивируется причинами психо-

логического характера (67% против 25%); наоборот, плохое житье-

бытье вдвое чаще обосновывается мотивами материального характеры

(31% против 16%)>. Автор также констатирует, что большинство дет

ских высказываний носит описательный характер, таковых высказы

ваний встречается 63,7% (<учусь в школе, хожу гулять на улицу, иг

раю с товарищами> и т. д.) (Рыбников Н. А., 1930, с. 42).

Н. А. Рыбников не ограничивается только анализом документом

<Поскольку детские жизнеописания носят по преимуществу фактиче

ский характер, представляется возможным сравнить их с фактически]

времяпрепровождением ребенка. Одновременно с собиранием детски

жизнеописаний мы вели собирания бюджета времени ребенка. Эт

сравнение объективных данных о бюджете времени с субъективны

описанием времяпрепровождения показывает, что целый ряд моме;

тов, как неинтересных и неважных, ребята совершенно обходят, др

гие, наоборот, оттеняют. Так, школа и все связанное с ней оказывае

ся особенно действенной для ребенка, она занимает 39% его высказ1

ваний, тогда как в бюджете времени ее удельный вес не так вели)

(РыбниковН. А., 1930).

Применял количественный анализ документов и крупный психол

П. П. Блонский, который проанализировал 190 собранных им <перв1

воспоминаний> учителей и студентов, а также 83 письменные рабо

школьников (в основном II-13 лет) на тему <Мое самое раннее в(

поминание детства>, в целях выявления характера "первых воспомш

ний (Блонский П. П" 1930).

Исследователь делает вывод, что содержанием 68% воспоминай

взрослых и 74% воспоминаний школьников является несчастье. <1

счастье и страх - таковы основные мнемонические факторы>, что П]

тиворечит фрейдовской теории забывания как вытеснения непри

ного. Как видим, простой количественный анализ содержания поз

лил П. П. Блонскому сделать весьма важное заключение. Однако п

цедура этого анализа, как и у Н. А. Рыбникова, не была изложе

При этом вопросы процедуры и надежности полученных данных в з

чительной мере снимаются тем, что все исследование, включая ci

первичной информации, в те годы обычно проводил сам исследс

тель, крупный ученый, подобный П. П. Блонскому или Н. А. РыС

кову. Тем не менее качественно-количественное изучение содержа

документов, проводимое в 20-х годах в нашей стране, в целом HCJ

назвать безусловно строгим. Таковым оно тогда и не могло еще б

в силу объективного положения в эмпирических социальных иссл

ваниях, методология которых только начинала складываться.

Тогда же в социолого-журналистских целях В. А. Кузьмичев

вел тематический анализ 12 еженедельных советских газет, испол

вав ту же группировку содержания, что и известный исследова

американской прессы тех лет М. Уилли: <1) политика, 2) эконом

3) культура, 4) сенсации (уголовщина, разоблачения и т.

5) спорт, 6) персоналии (об отдельных людях и т. д.), 7) мнения

дакционные статьи, карикатуры), 8) просто интересный материал,

развлечения, 9) журнальный материал (рассказы, моды, кулинг

STR.49

фотография и т. д.), 10) смесь> (Кузьмичев В. А., 1930, с. 37-38).

Как видим, в этом случае своеобразная пиходиагностика осуществля-

ется уже на уровне общественного сознания в различных социальных

системах.

Данные, полученные автором, показывают, что в советских газетах

на первых местах находятся темы экономики и политики, а в амери-

канских - журнальный материал и персоналии. Это красноречиво

свидетельствует о различиях в направленности советских и американ-

ских еженедельников. Как пишет В. А. Кузьмичев, <важнейшие для

воспитания широких масс материалы (политика и экономика) в аме-

риканской газете отходят на задний план перед оглушающим, развле-

кающим читателя материалом (сенсации, моды, описание отдельных

персон и т. д.)> (Кузьмичев В. А., 1930).

В качестве примера более позднего медико-психодиагностического

изучения документов моно привести тематический анализ содержа-

ния 4000 записанных сновидений здоровых и больных людей, который-

осуществлялся В. Н. Касаткиным на протяжении 30-50-х годов (Ка-

саткин В. Н., 1967). При этом учитывались основные особенности ка-

честви условий жизни людей, сновидения которых Изучались: возраст>

пол, образование, специальность, состояние здоровья, семейное поло-

жение, родной язык и владение другими языками, местожительство,

биографические сведения, дата, содержание дня, предшествующего

сновидению, и состояние испытуемого при пробуждении.

Автор, в частности, нашел, что в <сновидениях взрослых людей

встречались элементы, связанные с работой, трудовой деятельностью

(специальностью), в 62,5% всех сновидений; элементы быта, как-то:

жилище, одежда, пища и т. п. - в 41,4% всех сновидений; элементы,.

связанные со здоровьем, - в 44,3%; эпизоды из семейной жизни -

в 38,6%, сексуальные - в 8,0% всех сновидений> (Касаткин В. Н."

1967). Эти и другие данные позволили автору оспаривать фрейдист-

скую теорию сновидений.

Американскими исследователями с 40-х годов контент-анализ ста

использоваться и для определения психологических осо.бенностей, пси-

хических состояний личности и групп. Например, психологическую

структуру отдельной конкретной личности на основе анализа коллек-

ции личностных документов исследовали Г. Оллпорт (Allport G."

1942) и А. Болдуин (Baldwin А., 1942). Психическую напряженность,.

предсуицидные состояния и мотивацию посредством анализа содержа-

ния писем, записок, дневников пытались измерить Дж. Доллард и

О.Маурер (Dollard J., Mowrer О., 1947), Ч.Осгуд и Е. Уолкер (0s-

good Ch., Walker E., 1959).

В целях специфическей психолого-политической диагностики изуча-

ли различия асоциальных ценностях у представителей США и Герма-

нии К. Левин и X. Себалд (Lewin Н., 1947; Sebald Н" 1962). Первый

исследователь анализировал американскую и немецко-фашистскую /ли-

тературу для юношества, а второй - песенники этих же стран, издан

ные в 1940 г. В обоих исследованиях были обнаружены явные разли-

чия в ценностных ориентациях, которые пропагандировались амери-

канскими и немецкими изданиями тех лет.

К подобного же рода анализу относится исследование использова-

ния эмоциональных стереотипов в газете <Чикаго Трибюн>, оппозици-

онно настроенной к президенту Рузвельту и его политике, проведённое

в 30-х годах С.Сарджентом (Sargent S., 1939). Для выражения отно-

шения к политике и практике рузвельтовского направления газета ис-

пользовала негативные стереотипы типа <диктатура, инквизитор, ре-

4

STR.50

гламентация, подачка> и т. д., тогда как в газете <Нью-Йорк тайме>

в аналогичных случаях употреблялись термины: <контроль, расследо-

ватель, регуляция, помощь> и т. д. Множественное сопоставление со-

ответствующих выражений и понятий в газетах выявило отношение

стоящих за газетами групп к определенным политическим лидерам,

партиям и явлениям.

Л. Лоуэнталь на основе количественного анализа биографий, пуб-

ликуемых в популярных журналах, показал, как изменялись ценно-

сти и кумиры американского общества на протяжении первых четы-

рех десятилетий нашего века от <идолов производства> (бизнесмены,

менеджеры, банкиры и т. д.) к <идолам потребления> (певцы, кино-

звезды, сйюртсмены и т. п.) (Lowenthal L., 1950).

Многочисленные, зачастую спекулятивные исследования были про-

ведены западными психологами и психоаналитиками для изучения

личностных особенностей авторов-писателей на основе контент-анали-

за их литературных произведений (особенно часто анализировались

сочинения В. Шекспира и Ф. М. Достоевского).

Вместе с тем контент-анализ репрезентативных выборок произве-

дений художественной литературы и искусства может позволить вы-

явить обобщенные характеристики и особенности авторов в зависи-

мости, например, от социально-демографических признаков. Подоб-

ные статистические закономерности особенностей отражения людей и

социальной среды писателями были обнаружены нами при изучении

художественной прозы и портретной живописи (Семенов В. Е., 1983).

Сошлемся и на контент-анализ эпизодов жестокости и агрессии в за-

падных и отечественных кинофильмах, выполненный под нашим ру-

ководством Н. Н. Лепехиным и Ч. А. Шакеевой. Анализ выявил коли-

чественное преобладание и более жестокий характер подобных эпи-

зодов в западных фильмах (Социально-психологические проблемы

нравственного воспитания личности. Л., 1984).

С 50-х годов получает распространение качественно-количествен-

ный анализ вербальной коммуникации в малых группах, начатый

Р. Бейлсом (следует отметить, что обычно такие исследования принято

относить к наблюдению, хотя речь, зафиксированная, например, на

магнитной ленте, становится уже документом). Посредством анализа

диалогов, деловых бесед, дискуссий в малых группах и первичных кол-

лективах можно диагностировать стиль руководства, социально-психо-

логический климат, конфликтность и т. п. (см., напр.: Обозов Н. Н.,

1979). Аналогичные возможности открываются для психодиагностики

массовидных процессов и состояний при изучении массового вербаль-

ного поведения на улице, в транспорте, магазинах и т. д. (Semenov V.,

1984).

Таким образом, опыт применения качественно-количественного ана-

лиза различных документов демонстрирует его значительные возмож-

ности для психодиагностики, причем как на уровне личности, так и на

уровне малых и больших групп. В качестве эмпирических объектов

изучения могут быть использованы личные документы (письма, фото-

графии, дневники, автобиографии и т. п.), материалы групповой, кол-

лективной и массовой коммуникации (т. е. записи разговоров, дискус-

сий, совещаний, всевозможные уставы, приказы, объявления, газеты.

радиопередачи, реклама и т. п.), а также продукты деятельности лю-

дей, включая литературу и искусство.

Помимо самостоятельного или равноправного применения в ком

плексе с другими методами контент-анализ может выступать -и в ка

честве вспомогательной техники для обработки данных, полученных

STR.51

посредством прожективных методик (например, ТАТ, тест Роршаха),,

нестандартизованного интервью, открытых вопросов анкет и т. п.

(Логинова Н. А., Семенов В. Е., 1973; Столин В. В., 1982. Lindner R.,

1950; Hafner A., Kaplan A., 1960).

Следует подчеркнуть, что контент-анализ основан на принципе по-

вторяемости, частотности различных смысловых и формальных эле-

ментов в документах (определенных понятий, суждений, тем, образов

и т. п.). Поэтому данный метод применяется только тогда, когда име-

ется достаточное количество материала для анализа (т. е. или пред-

ставлено много отдельных однородных документов, автобиографий, пи-

сем, фотографий и т. д., или есть несколько и даже один документ,.

например дневник, но достаточного объема). При этом интересующие

нас элементы содержания (единицы анализа) также должны встре-

чаться в исследуемых документах с достаточной частотой. В против-

ном случае наши выводы будут лишены статистической достоверности.

Критерием здесь служит закон больших чисел.

Не все виды документов пригодны для контент-анализа и по причи-

не затруднений с формализацией их содержания. Иногда невозможно.

задать четкие однозначные правила для фиксирования нужных харак-

теристик содержания (например, трудно или совсем нельзя формали-

зовать описание лирического героя некоторых поэтических произве-

дений) .

Отсюда объекты анализа должны удовлетворять требованиям ста-

тистической значимости и формализации.

Квантификация в контент-анализе от простого подсчета частот

встречаемости тех или иных элементов-единиц содержания постепен-

но эволюционировала к более сложным статистическим средствам.

В частности, еще в 1942. г. А. Болдуином был предложен подсчет со-

вместной встречаемости слов в тексте (Baldwin А., 1942). В конце

50-х годов Ч. Осгуд с сотрудниками обогатил контент-анализ методи-

кой <связанности символов>, в которой развивается принцип Болдуи-

на, что позволяет обнаруживать неслучайные, связанные между со-

бой элементы содержания, представленные в специальных матрицах

(Семенов В. Е., 1983; Osgood Ch., 1959). В сущности, эта методика

была началом введения в контент-анализ корреляционной техники, а

затем и факторного анализа.

Новым этапом в развитии контент-анализа стала его компьютери-

зация в 60-х годах. В Массачусетском технологическом институте по-

явился <универсальный анализатор> (The General Inquirer) - ком-

плекс программ анализа текстовых материалов для ЭВМ, при помощи

которого можно, подсчитывать частоты категорий содержания текста,

получать азл<чйыенндёксы{га~осневе_ совместного появления этих

_-ктгоан и т. Д. (Stone Ph., Dunphy D., 1966). Подобным образом на

ЭВМ были исследованы речи двадцати американских президентов при

их вступлении на этот пост, редакционные статьи в газетах разных

стран, личные письма, сочинения, вербальное поведение психически

больных людей и прочие материалы. С 70-х годов в США разрабаты-

ваются стандартные программы анализа разнообразных документов

на ЭВМ, которые предлагаются организациям и частным лицам (Со-

хоп А" 1977), тогда же компьютерный контент-анализ развивается и

в других странах (Deichelsel А., 1975).

Естественно, что использование ЭВМ в контент-анализе обеспечи-

вает преимущества, заключающиеся в надежности получаемых данных

и быстроте анализа, по сравнению с ручным, выполняемым людьми-

кодировщиками, которые подвержены ошибкам из-за утомления и субъ-

51

STR.52

ективных факторов. Таким образом, трудоемкость составления про-

грамм окупается тем огромным объемом содержания, которое доста-

точно быстро и надежно можно проанализировать на компьютере, а

также освобождением кодировщиков от их чрезвычайно утомительного

труда. В целом проблемы использования машинного контент-анализа

близки общей стратегии применения ЭВМ в эмпирических социальных

исследованиях. Важно правильно определить, когда следует восполь-

зоваться машинным, а когда ручным анализом, что зависит от задач

исследования, от объема материалов, подлежащих анализу, от степе-

ни их формализуемости.

На основании данного обзора представляется, что качественно-ко-

личественный анализ документов в нашей психодиагностике несомнен-

но должен использоваться более широко и интенсивно.

STR.53

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   51

Похожие:

Учебное пособие общая психодиагностика iconОбщая биология
Костерин О. Э. Общая биология: Курс лекций для психологов. Учебное пособие. – 2-е изд., испр и доп. / Новосибирск: Новосиб гос ун-т.,...

Учебное пособие общая психодиагностика iconУчебное пособие по дисциплине «медицина катастроф»
Учебное пособие подготовили доценты Астапенко В. П., Кудинов В. В., Волкодав О. В., Кобец Ю. В

Учебное пособие общая психодиагностика iconУчебное пособие по дисциплине «медицина катастроф»
Учебное пособие подготовили доценты Астапенко В. П., Кудинов В. В., Волкодав О. В., Кобец Ю. В

Учебное пособие общая психодиагностика iconУчебное пособие
Медицинская подготовка командного состава судов: Учебное пособие. М.: Мортехинформреклама, 1993. 152с

Учебное пособие общая психодиагностика iconУчебное пособие
Учебное пособие составлено с учетом требований Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования...

Учебное пособие общая психодиагностика iconУчебное пособие тема: «профилактика пролежней»
Учебное пособие пм 04 Выполнение работ по профессии Младшая медицинская сестра по уходу за больными

Учебное пособие общая психодиагностика iconУчебное пособие Иркутск 2006
Учебное пособие предназначено для студентов III v курсов специальности «Технология художественной обработки материалов»

Учебное пособие общая психодиагностика iconКомпьютерные коммуникации в культуре учебное пособие по английскому языку
Учебное пособие предназначено для развития навыков и умений устной речи. Пособие включает 8 тем, 21 текст, словарь. Текстовый материал...

Учебное пособие общая психодиагностика iconУчебное пособие соответствует примерной учебной программе по дисциплине...
Учебное пособие предназначено для студентов, обучающихся по специальности «Педиатрия»

Учебное пособие общая психодиагностика iconУчебное пособие
Г82 Противодействие организованной преступности: Учебное пособие для вузов / Под ред. А. И. Гурова, B. C. Овчинского. М.: Инфра-м,...

Учебное пособие общая психодиагностика iconУчебное пособие (Краткий курс) Москва Издательство Российского университета дружбы народов
Учебное пособие предназначено для студентов, обучающихся в магистратуре и специализирующихся по защите растений

Учебное пособие общая психодиагностика iconАвиационный учебный центр «Северный Ветер» система управления безопасностью...
Учебное пособие рассмотрено и одобрено Учебно-методическим советом Ассоциации ауц

Учебное пособие общая психодиагностика iconУчебное пособие для бакалавров
Безопасность жизнедеятельности / Под редакцией д-ра экон наук, проф. С. Г. Плещица. Часть 1: Учебное пособие.– Спб.: Изд-во Спбгэу,...

Учебное пособие общая психодиагностика iconУчебное пособие правила etops. Навигация и процедуры при отказе двигателя,...
Учебное пособие рассмотрено и одобрено Учебно-методическим советом Ассоциации ауц

Учебное пособие общая психодиагностика iconУчебное пособие ппи, 2008 104 с.: ил. Учебное пособие по дисциплине...
Учебное пособие по дисциплине «Конструкторско-технологическое обеспечение производства эвм» предназначено для студентов Псковского...

Учебное пособие общая психодиагностика iconСтрахование. Транспорт. (Корреспонденция и документация) учебное пособие по английскому языку
Пособие содержит аутентичные документы и письма; материалы для развития навыков устного и письменного перевода; снабжено англо-русским...


Руководство, инструкция по применению






При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
rykovodstvo.ru
Поиск