Захаров как бронетанковый майор - Авторы. От

Авторы. От


НазваниеАвторы. От
страница9/24
ТипКнига
rykovodstvo.ru > Руководство ремонт > Книга
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   24

Захаров как бронетанковый майор



Любимой байкой в «ЧиРе» было невероятное сходство между «большим Лебедем» и «маленьким Лебедем», Захаровым.

На наш взгляд, различий было куда больше, чем сходства, и притом различия, в пользу Захарова. Для танкиста уже совершенно реально существование команды и работа в команде. Несколько человек, команда танка, стиснуты металлической коробкой, сидят и лежат чуть ли не на головах друг у друга. Каждый зависит от другого, все должны уметь действовать слаженно, как части одного механизма.

Цель десантника – истребить сначала одних врагов, потом других, и даже тех, кто временно входит в его команду. Вернуться самому десантнику вовсе не обязательно, а если из, положим, десяти, возвращается один, тем более все в полном порядке.

Цель танкиста – выполнить задание, и вернуться с минимальными потерями. Если танк гибнет, это менее страшно, чем гибель команды. Слаженная команда, потеряв танк, скоро получит новую машину. А если в экипаже танка, или танковом взводе, погибли один или две человека, то придут новые, и они вольются в команду, скоро тоже станут ее неотъемлемой частью.

Для танкиста главное – собрать и обучить команду, вывести свою машину на оперативный простор, например, на простор избирательной кампании, а там уж он всем покажет! Получая очередное задание от Захарова, глядя на его хищно напружиненную физиономию, в прищуренные глаза, я просто зрительно видел этот несущийся по местности танк: летит земля из-под колес, мелькают стволы берез, выбрасываются гусеничными траками груды земли, наводчик с жутким матом наводит орудие на ненавистного врага, танк приседает от отдачи, и несется дальше, прыгая через окоп, через тела солдат противника…

Нововведения



Благодаря Захарову, вложенные материальные ресурсы использовались разумно и по делу, претворяясь в радиотелефоны, машины, компьютеры, наемных временных сотрудников и в помещения. Вся машина избирательной кампании катилась так, как ей положено, под отеческим и в меру бдительным присмотром полковника бронетанковых войск. Захаров особенно не терпел нововведений, которые расстраивали работу налаженного механизма.

Впрочем, некоторые нововведения оказывались исключительно интересными. Например, примерно за две недели до первого тура выборов Александр Иванович заговорил о создании «квалифицированной юридической службы». Причина его возникновения была проста: крайизбирком фиксировал нарушения только со стороны Лебедя и его сторонников. Замечания, для создания видимости объективности, делались, например, и Сахарнову. Но из двух основных кандидатов упреки, замечания и предупреждения выносились только Лебедю. Начинала просматриваться линия на снятие Александра Ивановича с регистрации. В этом случае сбывалась голубая мечта Зубова, когда он выходил бы во второй тур с Романовым, с практически стопроцентной победой на выборах.

Возникла необходимость в очень большом усилении юридической службы штаба во главе с Александром Николаевичем Шведовым. Никогда и ни в одной кампании юридическая служба еще не имела такого важного значения и слово ее не звучало так уверенно и веско.

Юридическая служба начала собирать заявления о нарушениях со стороны Валерия Зубова и его штаба. Нарушений этих было множество, и очень скоро число зарегистрированных правонарушений перевалило за сорок. В качестве примера: в городе Зеленогорске газета «Панорама», учрежденная городской администрацией, однажды вышла огромным, многотысячным тиражом, который распространялся путем засовывания газеты в почтовые ящики. Естественно, содержание номера целиком было посвящено тому, что голосовать надо за Зубова. Юридическая служба под руководством Алекандра Шведова не преминула отметить этот факт. Таких фактов было множество, все они показывали настойчивую работу методом использования административного ресурса администрации края, и папки с материалами распухали на глазах. К концу первого тура сбор этих данных создавал такой психологический фон, в котором снять Лебедя с регистрации было уже совершенно невозможно.
«Этажи» штаба
Но никакая кадровая чехарда, никакие смены работников не принесли столько вреда, как противостояние двух предвыборых команд: красноярской и московской. Лебедь для ведения выборов пригласил команду московских «мордоделов», получившийх за работу очень больше деньги. Красноярская команда стала формироваться стихийно, из добровольцев, на базе «Честь и Родины». С началом кампании обе команды были переселены в одно здание, где занияли разные этажи.

В здании на Партизана Железняка 16, на втором этаже сидела красноярская команда. Там находилось управление по работе с территориями, и оттуда Хлиманков вел работу с районами Красноярского края. Здесь выпускалась газета «Честь и Родина». Здесь находился кабинет Захарова.

На третьем этаже находился официальный «Центр» штаб избирательной кампании. Там заседала московская команда. Если быть буквально точным, то сказать «московская» и «команда», значит допустить сразу две ошибки. Не «команда» это была вовсе, а команд было несколько, причем их число и состав менялись. И не «московская» вовсе, потому что в ее составе были и донские казаки, в Москве чувствовавшие себя неуютно. В числе «москвичей» были и петербуржцы, и один североморский военный прокурор, проживший большую часть жизни в Мурманске.

Само слово «москвич» было собирательным названием пришельца, ведущего себя с наглостью завоевателя, и ставящего под сомнение компетентность и успешность красноярской команды.

Любимая же байка «москвичей» была в том, что вот они–то работают на профессиональном уровне, в отличие от красноярских «туземцев». Но это, мягко говоря, не всегда было заметно.

В качестве примера: московские имиджмейкеры работали две недели, чтобы создать агитационный календарик. Плодом их трудов был черно–белый портрет Лебедя с не особенно–то дельной надписью: «А.И. Лебедь – всерьез и надолго». Трудно было найти менее удачную фотографию Лебедя: тяжелое, изрытое оспинами лицо, с грубой туповатой улыбкой. Фотография была маленькая, и с трудом умещала в себе голову и широкие плечи генерала. За то же самое время Захаров, один и даром, сделал аналогичную по смыслу, но несравненно более качественную работу. Цветная фотография, на которой Лебедь показан весьма импозантно, на фоне быстрой, сразу видно, что сибирской, реки, и с надписью: «Могучему краю – могучий Губернатор». Календарик сразу пошел, и сделал свое дело, и еще как. Образ Лебедя, созданный Захаровым, стал визитной карточкой генерала на выборах. Большинство избирателей себе его так и запомнило: стоящим над широкой, темно-синей рекой на залитом светом просторе. На одном плакате Лебедь просто стоял, вглядываясь вдаль пристальным генеральским взором, а на другом – стоял, широко раскинув руки, словно бы пытаясь объять необъятный простор.

После этого, и других подобных эпизодов, слово «москвич» сделалось словом ругательным.

Но что еще хуже, при том, что основная работа делалась на втором этаже, третий этаж был особым, «элитным» местом. Любой человек, который вошел в здание, мог подняться на второй этаж, и войти в любой из кабинетов. Внизу дежурила охрана, и посетитель должен был сказать, куда идет. Но и не более того. Ведь кроме штаба избирательной кампании, в здании по Партизана Железняка 16, располагалось до десятка офисов самых различных фирм. Фактически вход на второй этаж был и остался свободным.

На третьем этаже массивная железная дверь вела в закрытый для посторонних коридор. Охрана здесь была особая, своя. Охрана смотрела сквозь глазок, и пропускала позвонившего, если позвонивший был знаком. Незнакомых проверяли по списку. В компьюторе хранились фотографии и имена «допущенных». Теоретически все члены Штаба были в числе «допущенных», но фактически если и появлялись там, то крайне редко и строго по делу.

Удивительно, но в Красноярске во время избирательной кампании сложилась точно такое же положение дел, какое описывает Александр Бархатов. В 1996 и 1997 годах, Лаврушинском переулке, в штаб-квартире «Честь и Родины», тоже был «пролетарский» второй этаж и «элитный» третий. На втором работали, и «именно в ничего не решавших звеньях «Чести и Родины» отстаивался лучший человеческий материал этого общественного движения, а впоследствии и партии» [2. C. 176]. А на третьем этаже в основном интриговали. Какова «элита» – таковы и ее нравы, что поделать.

Аналогичное положение было и здесь. В Красноярске на втором этаже шла повседневная черновая работа. Именно здесь Лебедя делали Губернатором. «Зато» на третьем этаже можно было познакомится с множеством прелюбопытных личностей, в основном, эмиссаров из Москвы. В одной из комнат постоянно собирались «металлурги», люди Быкова. Более устрашающего сборища уголовных морд видеть нигде не доводилось. Даже на «зонах» они редко собирались в таком составе. Постоянно появлялись другие темные личности, люди из спецслужб. Наблюдать их было не менее увлекательно, и штабисты даже стали постепенно различать агентов КГБ и ГРУ.

Товарищи из КГБ были все-таки поинтеллигентнее, покультурнее и поумнее. Они умело задавали вопросы, не сразу и поймешь, что тебя «потрошат», добывают информацию. Они были мягче, человечнее; они порой очень искренне интересовались окружающим, в том числе окружающими людьми. В разговорах откровенно пытались найти точки соприкосновения, общие взгляды на тот или иной предмет.

Сотрудники ГРУ такой ерундой не занимались; в разговорах они старались скорее задавить собеседника, показать, кто тут главный. И совершенно по детски комплексовали и обижались, получая отпор.

И еще один штрих к портрету отечественных спецслужб. Вот догоняешь в коридоре чекиста, пристраиваешься ему в спину. А он идет себе и идет. Грушники же очень четко оглядывались через плечо – мгновенным, как выстрел, одинаковым у них у всех взглядом. И делали четкий уставной шаг в сторону; пропускали вперед не все, но принимали меры – чтобы ты был не со спины.
Кланы вокруг Лебедя
На третьем этаже люди занимались, главным образом, созданием кланов и интригами. Предметом борьбы был «доступ к телу», то есть контроль над личным общением с генералом. Лебедь мог сделать почти все, что угодно, например, пойти на выполнение какой-нибудь удачной затеи, или просто щедро наградить понравившегося человека. Постояльцы третьего этажа, желавшие, чтобы в числе награжденных и обласканных были как можно чаще свои люди, вели тайную и ожесточенную борьбу на подступах к «телу» Лебедя. Главным становился тот, кому удавалось втереться в доверие и стать помощником, его «правой рукой». Сначала «правой рукой» оказался Владимир Петрович Петров, потом Виктор Алексеевич Новиков.

Изначально, в момент приезда Лебедя в Красноярск, в его окружении было две мощных группировки. Клан Владимира Петровича Петрова, в прошлом военного летчика, вокруг которого консолидировались десантники. И клан Виктора Алексеевича Новикова. Первоначально «самым главным» был именно Владимир Петрович Петров. Но ошибку он лепил на ошибку, и в конце концов, пришлось отстранить его от дел. Сказать по этому поводу можно многое и по разному. Александр Иванович предпочел сказать, что у Петрова, как видно, «поехала крыша». Члены красноярского штаба поняли, что Петров попросту был очень плохим организатором, и рисковал провалить все дело.

Представить дело можно и так, что Виктор Новиков не без помощи красноярского штаба «съел» бедного Владимира Петровича, после чего самым сильным остался Новиков и только Новиков. Железную хватку Виктора Новикова вскоре испытал на себе и сам штаб.

Вообще же, в ближайшем окружении Александра Ивановича, уже в Красноярске сложились три мощные группировки. У каждой есть свои собственные интересы, и каждая стремится поставить у власти своих людей. На жаргоне красноярского штаба одна из этих группировок называлась «металлурги» – красноярские предприниматели, чье богатство и положение в обществе основывается на экспорте цветных металлов. Говоря попросту – это группировка Быкова.

Вторая, на том же жаргоне, носит название «революционеры», полученное ими за чересчур решительное, по мнению красноярцев, вторжение в местные дела. Это группировка банка «Роскредит», и ее представителем был не кто иной, как Виктор Новиков.

Третья группировка – и есть штаб, опирающийся на Российскую Национально-патриотическую партию и движение «Честь и Родина». Эта третья группировка была единственной идейно-политической «группой влияния». Это была сила, которая создана Лебедем, но начала существовать уже независимо от него. Мы были люди, которые добровольно объединились в ОПОД «Честь и Родина», и в «Российскую Народно-Республиканскую партию». Это были общественные объединения, и выступали за то, чтобы поставить в Российской Федерации своего президента, и за проведение своей политики.

Все наши действия были самостоятельными, все члены красноярской организации не получали ни разрешений, ни приказов. То есть мы были частью не государственной машины, а частью общества. Мы были «несистемщики». Мы мыслили не так, как мыслит чиновничья система и ее представители. Зубов и его люди не могли просчитать наших действий. Мы были не понятны для них, и к тому же одновременно во многих лицах. Эдакая политическая гидра.

Существование единого «Избирательного штаба Александра Лебедя» есть не более, чем иллюзия. Фактически всегда, на каждом этапе, существовало несколько штабов, которые занимали разное и постоянно менявшееся место в общей иерархии. У каждого штаба был свой лидер, свое представление о том, как нужно вести кампанию, свои ресурсы, свое видение ситуации.
Группы поддержки
Основную роль в кампании выполнил штаб на Партизана Железняка 16.Но, кроме него, были и другие группы, слабо связанные с любым из штабов. Например, группа Евгения Яковлевича Васильева, которая работала практически самостоятельно, имела собственные источники финансирования и опиралась на собственную структуру, издавая легендарный «Красноярский край».

Были и другие штабы и группы поддержки. Известно, что Быков раскручивал Сахарнова перед выборами Губернатора и в начале компании. Когда Лебедь заявил, что он идет в Губернаторы, Быков переключился на Лебедя и передал Лебедю то ли десять, то ли даже пятнадцать групп своих людей. Эти группы работали так законспирированно, что не осталось никакой достоверной информации об их занятиях.

Наличие ряда независимых штабов создавало свои сложности, главной из которых было управление всем этим разношерстным воинством, и вопрос координации усилий. Было нормально видеть следы работы другой группы лебедистов, о которой не было никакой информации, и связь с которой не поддерживалась. Однако, к концу кампании стало ясно, что наличие множества штабов и групп, при всех сложностях, - есть большое преимущество. Противник вынужден был работать не против чего–то одного, просчитанного и понятного или, по крайней мере, могущего быть понятным, а против какого–то многоголового чудища, да еще и не зная толком, какая из «голов» основная. Какую нужно отрубить, чтобы все вообще завалилось, и, по мере рубки «голов», с ужасом понимая все больше, что нету ее, этой главной и центральной «головы».

Действительно, вот ситуация: противник удачно всадил «клопов» в электросеть кабинета Игоря Захарова. Но это не приблизит его к пониманию того, что делают люди В.Г. Павлова, И.Л. Кравченко, В.П. Петрова, В.А. Новикова, В.В. Зубарева, А.П. Быкова; что говорят и делают московские и петербургские имиджмейкеры. А у некоторых людей и вообще был собственный, вполне автономный маневр, и свой комплекс задач. Так же безнадежно было бы и переманивать перебежчика из группы Петрова или брать «языка» из окружения И.Л. Кравченко. Полноты информации это, мягко говоря, не гарантировало.

А где–то еще сидит Е.Я. Васильев, и, если штаб на Партизана Железняка взорвут бомбой весом в 100 килотонн, он даже не сразу узнает, что со штабом что–то приключилось. Учитывая проникновенную любовь Евгения Яковлевича к Зубову, и его деловые качества, нельзя было исключить, что в случае чего, он может возглавить кампанию.

Так что даже террористические акты против отдельных людей и отдельных групп не привели бы к нужному эффекту. Система в целом продолжала бы существовать именно потому, что не было никакой такой централизованной системы.
Штаб Зубова
Отток информации, несмотря на «клопы», толпами рассаженные по штабу на Партизана Железняка 16, несмотря на «лазутчиков» и «резидентов» в штабе, несмотря на редких перебежчиков, был очень небольшим. А вот о штабе Зубова такого сказать было нельзя. Его штаб представлял собой централизованную систему, где все важные вопросы решались в одном кабинете одним и тем же кругом лиц. Указания спускались вниз, и там растекались по всему штабу, включая иногда даже самых рядовых исполнителей. Показания любого перебежчика сразу же показывали положение и работу в штабе целиком. В этом отношении штаб Зубова сильно проигрывал штабу Лебедя.

Помимо того, что Зубов и его приближенные никак не боролись против бесконтрольных информационных каналов, по мере развития кампании росло число перебежчиков к Лебедю. Люди, почувствовавшие скорую победу Лебедя, дезертировали из рядов зубовцев и нсели с собой ценную информацию. Показания перебежчиков постоянно держали Лебедя и штабы в курсе дел у Зубова.

Ведение боевых действий малыми группами оказалось крайне эффективным методом ведения самой избирательной кампании. Самый лучший вид боевого соединения, как выяснилось, это вот такой клан, дружина, тройка, пятерка, семерка людей лично друг друга знающих, друг другу приятных, друг в друге уверенных. Клановая система позволяла вести наступление на противника сразу с разных позиций, действовать оперативно, быстро принимая и энергично исполняя решения, с высоким уровнем обратной связи.

Иногда огромную роль в кампании может сыграть буквально один человек. Например, известный красноярский писатель Александр Александрович Бушков написал всего одну статью «Если довериться солдату (хроники Гнилозубья)», опубликованную в газете «Красноярский край», № 5, 19 апреля. Одна эта статья вдребезги разносила администрацию края и Зубова лично. Только она одна принесла множество новых голосов Лебедю.

Подчеркнув все это, нужно сказать, что кампанию Лебедю сделали простые люди, никак не связанные ни с уголовными, ни с финансовыми, ни с чиновничьими группировками. Избирательная камапния 1998 года имеет множество параметров, но есть и такой: в нашем лице российское общество победило российское государство. В истории не так уж много похожих по смыслу побед. Всё это – победы общества над государством, и народа – над бюрократией.

Государственная машина, чиновничий аппарат выступал даже не столько за Зубова, сколько против Лебедя. То есть выступал он против любой независимой инициативы, против любого дела, которое не возглавляет соответствующий чиновник. Это была настоящая гражданская война, хотя и велась она не «горячими», а «холодными» методами. Война между государственной системой и ее людьми, и несистемщиками. В ходе избирательной кампании мы, то есть часть российского общества, победили государственную машину.
Работа наемников
Опыт кампании выборов губернатора 1998 года показал, что в избирательных кампаниях в России используются в основном самые неэффективные, самые дорогостоящие и громоздкие способы их ведения. Главными инициаторами применения этих методов были столичные «мордоделы»-имиджмейкеры. На наш взгляд, московские и питерские имиджмейкеры показали себя крайне плохо. Во–первых, они очень дороги. На затраченные на них деньги можно сделать много другого, и притом более эффективного и полезного. Во-вторых, есть же еще и перспектива. В следующий раз, скажем, во время президентской кампании, те же самые имиджмейкеры будут работать уже против нас. Даже если они будут предельно тактичны, неужели они не вспомнят и не используют того, что видели в нашем штабе? В–третьих, наемники противопоказаны в деле, где нужны даже не армии массового призыва, а скорее сплоченные в общем деле, доверяющие друг другу дружины, группы спецназа и тройки и четверки бойцов. В–четвертых, наемники работают все–таки по стереотипу. Творчество – занятие заинтересованных людей.

Наемники никогда не будут выкладываться так, как люди, преданные своему делу. Избирательная кампания очень сильно напоминает ведение боевых действий, в том числе необходимостью выкладываться, переносить нагрузки и перегрузки. За деньги можно многое сделать. Но рисковать здоровьем, перенапрягаться, недосыпать, неделями есть на ходу, проводить по 10–20 встреч в сутки наемник не будет. Ему это просто не надо.

Ведение военных действий давно доказало, что самое неэффективное войско – наемное. А избирательная кампания показала, как неэффективны имиджмейкеры, платные журналисты и другая наемная братия.

На Александра Ивановича Лебедя работали две «группы поддержки» и обе, на наш взгляд, очень плохо. Главной идеей одной из этих групп была уличная агитация: использование агитационных машин, начинавших ни свет ни заря разъезжать по улицам с пением бравурных песен через динамики. Они же придумали пикеты, треугольные картонные щиты с флажками и портретами. Такой щит, размерами в рост человека, ставили на улицах, и возле него стояло пара агитаторов. Почему–то считается, что это хороший способ наглядной пропаганды из глаз в глаза. Может быть в Штатах, где этот метод широко применятеся, он оправдывает себя, но в России он оказался малопригоден и затратен.

В большинстве случаев стояли возле треугольников и раздавали агитационные материалы совершенно случайные, нанятые на время ведения кампании люди. На вопросы прохожих об Александре Ивановиче, о его политике они когда могли ответить, а когда и нет. А многие на вопросы прохожих с простодушием дебилов отвечали, что сами ничего не знают, и что им просто платят деньги за стояние и за раздачу. Кто смеялся, кто пожимал плечами, кто сочувствовал ребятам, кто завидовал непыльной работенке.

Кроме того, любые затратные формы агитации пусть косвенно, но работали против образа Генерала – человека неноменклатурного и небогатого. А этот имидж был крайне важен для победы. Итак, агитмашины и пикеты не только пожирали огромное количество денег и агитационных материалов, но еще и работали против кандидата, на разрушение его образа.

Подчеркнем еще раз – использование наемников было скорее вредно, чем полезно и для Лебедя, и для Зубова. Разница между ними была в том, что у нас и помимо деятельности наемников работали буквально толпы людей, и работали очень хорошо.

Уже в ходе кампании, в ходе оперативных «разборов полетов» выяснилось, что «на земле», то есть непосредственно с избирателями лучше всего работают местные жители, лучше всего работают члены движения «Честь и Родина» и партии, что агитацию можно делать более эффективно и с меньшими затратами. По ходу дела в методику агитации вносились коррективы.

В ходе ведения кампании выявилось, что наиболее действенно. Кое–что было, в принципе, не ново, зато эффективно. Например, очень эффективными оказались личные встречи Лебедя и его представителей с населением.
Личные встречи
Первоначально пропагандировались книги Лебедя. Не только «За державу обидно» и «Идеология здравого смысла», но и две брошюры, написанные специально к избирательной кампании [21; 22]. Вроде бы хорошо написанные, ярким и живым языком, на доступном для народа уровне, но чувствовалось, что эффекта они не дают. Избиратель относится к книгам с заметным равнодушием. Зато к встречам с самим Лебедем или его представителям народ отнесся очень хорошо, даже с некоторым ажиотажем. Лебедь обладал редкой, очень привлекательной для людей харизмой боевого офицера. Многие хотели увидеть воочию «бравого боевого генерала» и пообщаться с ним лично. Это обстоятельство было учтено после нескольких неудачных «выходов» с книгами, и вскоре упор в агитации был сделан на личные встречи избирателей с нашим кандидатом.

В ходе кампании Лебедь выступил почти во всех районах Красноярского Края. Народ видел Александра Ивановича не по телевизору и не так, как его хотели бы представить журналисты, а, что называется, «в натуре». И это зрелища само по себе производило впечатление.

Конечно, помня о своей роли, Александр Иванович на встречах держался политкорректно и сдержанно. Выступление перед аудиторией, в сложной обстановке предвыборного собрания, перед лицами других кандидатов или даже просто их представителей, - это отдельное исскуство. Лебедь этим искусством владел если не в совершенстве, то на высоком уровне мастерства, отточенного за годы службы, и отполированного опытом решения конфликтов в Закавказье и Приднестровье.

Александр Иванович ясно, кратко и внятно излагал свои программные установки, свои воззрения на те или иные проблемы, кратко и толково отвечал на острые вопросы избирателей.

Противники из штаба Зубова, создававшие образ Лебедя, как грубого солдафона, пытались устроить провокации и сорвать его на крик или грубость. Забрасывались «свидетели» и «очевидцы» его «преступлений» в Закавказье и Приднестровье, приходили «русские беженцы» из Чечни. Вся эта пестрая братия атаковала Лебедя криками и упреками. Почти все такие попытки не удались, потому что Лебедь обладал железными нервами и хорошо ориентировался в ситуации. Но, одна такая попытка прошла и привела к комическим результатам. На выступлении в Минусинске, в группу избирателей затесался один неприметного вида мужичок с поношенной одежде, который сразу же после начала выступления Лебедя стал шуметь и кричать с места. В зале были журналисты, и Александр Иванович терпел до последнего. Но когда уже начались вопросы, этот мужичок разошелся совсем, начав длинную и путаную речь о «преступлениях» и «предательстве». Тут Лебедь вышел из себя и произнес с генеральской прямотой свою историческую фразу: «Ты, мужик, слушай сюда!».

Выразительное лицо Лебедя, произносящего эту фразу, запечатлели журналисты и вскоре этот ролик был показан по ВГТРК. Прошло обычное сообщение о поездке Лебедя в Минусинск, о встрече с избирателями, и после этого показали лицо генерала и телезрители услышали эту фразу. Эффект от нее был, только противоположный ожиданиям. Избиратели, изрядно уставшие от безвольного и вальяжного Зубова, увидели крепкого и решительного генерала Лебедя, который, как оказалось, при случае не лезет в карман за словом. Рейтинг Лебедя тут же подскочил на процентов на десять. После такого исхода акции, зубовцы больше не повторяли таких попыток.
Программа Лебедя
Представление кандидатом законопроектов и программ, которые он собирается проводить в жизнь, придя к власти, тоже не ново и входит в обязательный арсенал выборов. Но здесь было две весьма интересные особенности. Во–первых, едва ли не первым законопроектом стал ... «О порядке отзыва Губернатора Красноярского края». Значимость этого проекта связана еще и с постоянным рефреном зубовской и антилебедевской пропаганды, мол, Лебедь недееспособен, в губернаторы он не годиться, он не юрист, не экономист. Александр Иванович этим законопроектом отвечал, получается, примерно следующее: не страшно, дорогие избиратели! Окажусь неисправен, негоден, так Вы меня без проблем отзовете! И сам по себе ход был красивый, и демонстрировал он такую уверенность в себе, такую убежденность в том, что избрав – не прогонят, что само по себе предложение законопроекта уже действовало.

Исключительно важную роль в создании избирательных программ сыграл метод, введенный Игорем Львовичем Кравченко. Прибыл он в Красноярск еще в конце марта, и недели три ходил везде, встречался со всеми, собирая информацию. В середине апреля, незадолго до выборов, Игорь Львович вышел из подполья, и начал активно сплачивать народные, но образованные массы. К тому времени он уже имел некоторую репутацию, вызывал уважение и интерес, вне зависимости от занимаемого ранга. Это важно в любом случае, а тем более, если работать с пресловутой интеллигенцией. Больше всего интеллектуалы уважают не чины и ранги, и не кресла, а как раз таланты и личные качества людей.

И сам Игорь Львович, и приехавшие с ним Н.Ф. Базарный, И.Т. Шевченко, подкупали и обаянием своих личностей, проделанной ими работой, репутацией негосударственных, самостоятельных, независимых. Отойти подальше от государственной машины, стать с ней в паритетные отношения, или хотя бы в такие, чтобы она не душила, дала бы просто дышать воздухом, хотели многие. А тут ему показывают механизм выхода на совершенно реальную, конкретную финансовую самостоятельность. Прямо сейчас! И говорит с ним как раз тот, кто уже вышел на эту самую самостоятельность. Н.Ф. Базарный, помимо всего прочего, очень хорошо известен в Красноярске. Несколько лет назад о вынужден был уехать от нас. Его система здоровьесберегающей педагогической технологии не получила поддержки у красноярских чиновников.

В результате Кравченко поднимал «за Лебедя» тот общественный слой, который Зубов считал своей гвардией. Своей работой среди красноярской интеллигенции Игорь Львович собрал не менее двадцати или тридцати тысяч голосов. Кроме того, Кравченко собрал людей, способных и готовых работать, организовал и провел целую серию семинаров и мы создали пять Программ буквально за несколько дней. Строго говоря, даже не готовых Программ, а заготовок. Того, что можно было дальше дополнять и дорабатывать:

  1. Проблемы и предложения к программе развития науки в крае.

  2. Предложения к программе сохранения и развития культуры и искусства в Красноярском крае.

  3. Проблемы и предложения к программе развития образования Красноярского края.

  4. Проблемы и предложения к программе развития высшего образования края.

  5. Проблемы и предложения к программе развития здравоохранения в крае.

Эти документы были несколько раз опубликованы в краевой прессе, и накануне первого тура выборов, и между первым туром и вторым. Документы стали той основой, на которой происходила консолидация интеллектуальных сил вокруг Движения.

Проделанная Игорем Кравченко работа имела следующие следствия:

– у нашего Движения оказались программы деятельности в тех областях, в которых у противника вообще не было никаких программ и никакой политики;
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   24

Похожие:

Авторы. От iconАвторы проекта
Авторы проекта: Нарбекова Марина Ивановна, учитель химии 1 кв категории; Решетнёва Юлия Михайловна, воспитатель

Авторы. От iconИнструкция разработана в фгун ниид роспотребнадзора Авторы: Цвирова...
Авторы: Цвирова И. М.,Федорова Л. С., Пантелеева Л. Г., Бедова Л. С., Панкратова Г. П., какова И. М

Авторы. От iconГлавная Книги S. N. U. F. F. (fb2)
...

Авторы. От iconГлавная Книги S. N. U. F. F. (fb2)
...

Авторы. От iconПояснительная записка рабочая программа составлена на основе Программы...
Программы специальных (коррекционных) общеобразовательных учреждений VIII вида. 5 – 9 классы под редакцией В. В. Воронковой (авторы...

Авторы. От iconИ содержание этапа
Авторы Елизарьев Михаил Юрьевич, к э н., Карпова Ирина Владимировна, к э н доцент

Авторы. От iconИнструкция №4 по применению дезинфицирующего средства «Санихайд»
Авторы: Л. С. Федорова, Л. Г. Пантелеева, А. Ю. Скопин, Г. П. Панкратова, А. Н. Сукиасян

Авторы. От iconРабочая учебная программа по литературному чтению 4 класс Авторы:...
Рабочая учебная программа по литературному чтению 4 класс Авторы: Н. А. Чуракова, О. В. Малаховская для умк системы «Перспективная...

Авторы. От iconЗакон «Об охране окружающей среды»
Авторы учебного пособия «Управление природопользованием» Щуров Б. В., Губанов Л. Н., Зверева. В. И

Авторы. От iconМетодические рекомендации
Авторы: Коронец Тамара Александровна, Учеваткина Людмила Михайловна, Мальгина Маргарита Геннадьевна

Авторы. От iconПосвящается памяти профессора Веры Александровны Мусселиус
Авторы: Н. А. Головина, Ю. А. Стрелков, В. Н. Воронин, П. П. Го­ловин, Е. Б. Евдокимова, Л. Н. Юхименко

Авторы. От iconИнструкция № иэ-07/7 по применению для дезинфекции средства «инцидин экстра н»
Роспотребнадзора Авторы Л. С. Федорова, Л. П. Пантелеева, Г. К. Заева, О. И. Березовский

Авторы. От iconМ. Г. Шандала к Х. н. В. В. Оханов
Инструкция по применению разработана фгун дезинфектологии Роспотребнадзора РФ. Авторы: Шашина Н. И., Германт О. М., РысинаТ., Лубошникова...

Авторы. От iconСправочник Издание 3-е, переработанное и дополненное
Авторы-составители: В. Д. Дмитриев, Д. А. Коровин, А. И. Кораблев, Г. П. Медведев, Б. Г. Мишуков, М. П. Наумов, Г. С. Чистова

Авторы. От iconДоклад 2008
Авторы доклада выражают искреннюю признательность за предоставленную информацию и помощь в его подготовке и рецензировании

Авторы. От iconАкадемии военных наук
Ответственность за достоверность информации, точность фактов, цитат и цифр несут авторы статей


Руководство, инструкция по применению




При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
rykovodstvo.ru
Поиск