Авторы. От - страница 6

Авторы. От


НазваниеАвторы. От
страница6/24
ТипКнига
rykovodstvo.ru > Руководство ремонт > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24
Глава третья

Возникновение «Честь и Родины» в Красноярске


Итак, мы познакомились и с местом событий, и с главным действующим лицом нашей повести. А теперь мы перейдем к описанию событий, который произошли до начала избирательной кампании весны 1998 года.

В ноябре 1995 года было создано движение «Честь и Родина», движение собственно самого генерала Лебедя, выстроенное идеологически и организационно под него: под его методы руководства, под его взгляды и под его политическую программу, оглашенную в начале избирательной кампании на пост президента России. В этом движении стали собираться люди, которые Лебедя поддерживали, помогали ему, или же просто сочувствовали. Со временем таких людей становилось все больше и больше.

Шел февраль и март 1996 года, в разгаре была президентская кампания, и в Красноярске сложилась группа поддержки Лебедя. Часть людей в эту группу пришла из Красноярской краевой организации Конгресса Русских Общин например, Валерий Петрович Бочкарев, Галина Петровна Тиньгаева и Лидия Николаевна Веревкина. Первую политическую организацию в Красноярске, связанную с именем Лебедя, создал Павел Александрович Молчанов. Сам себя в газетной публикации он однажды отрекомендовал как «беспартийного электрика с радиозавода». На радиозаводе, крупном заводе, работавшем в основном на оборонные заказы, Молчанов действительно трудился вплоть до получения инвалидности, после чего стал заниматься проблемами осветительных приборов в парке им. Горького. Парк в этот период принадлежал Виктору Владиславовичу Зубареву.

Из Демократической партии России пришли Игорь Викторович Лавриков, бывший явно выраженным лидером в этой компании, Игорь Солодухин, Николай Бирюков и Елена Маркова. За спиной у лидера красноярской организации ДПР, Игоря Лаврикова, был достаточно обширный политический опыт. Еще в 1990 году он, уже сделавший карьеру комсомольского лидера, организовывал партию Конституционных Демократов (кадетов). Они восприняли идеологию дореволюционной партии конституционных демократов, пытались построить на этой основе свою политическую программу и начать работу. Но, по целому ряду причин, этого у современных кадетов не получилось. Партия так и не смогла оформиться и вскоре развалилась.

После развала партии кадетов, Лавриков работал по ценным бумагам. Правда, к этой работе у него призвания не было. В конце 1995 года Игорь Лавриков вынужден был выбирать между двумя движениями «Яблоком» и ДПР. В ДПР он, по собственному признанию, пошел потому, что в ДПР собрались боле приятные ему люди, там было психологически комфортнее, чем в «Яблоке», которым руководил Валерий Иванович Кирилец, человек склочный, с репутацией одиозного человека. Травкин, лидер демократов, лично просил Лаврикова помочь в организации ДПР. От просьб лидера отказываться не принято, и Игорь Лавриков занялся организационной партийной работой. К ней он привлек своего старого знакомого по демократическому движению и фракции в Крайсовете Вячеслава Александровича Новикова.

В начале 1996 года, в преддверии президентских выборов, один из лидеров ДПР, Сергей Юрьевич Глазьев, заключил союз с Лебедем, и это дало основания Лаврикову тоже привести красноярскую организацию ДПР к Лебедю.

В феврале–марте можно было только, в рамках президентской кампании, собирать подписи, вести пропаганду, чем и занимались Лавриков и Молчанов. А вот в июне 1996 года начало формироваться собственно движение «Честь и Родина» – на базе местных инициативных групп, штабов, групп поддержки.

В конце мая–начале июня 1996 года в Москве прошел Всероссийский съезд «ЧиР», на который по общему устному согласию, поехал Павел Молчанов. Откуда он приехал доверенным лицом Лебедя, главой красноярского отделения Общероссийского Общественного Движения «Честь и Родина», и тем самым в одночасье стал фигурой краевого масштаба. Кроме этого он получил полномочия на распоряжение деньгами, выделяемыми на ведение предвыборной кампании в Красноярском крае. Деньги были не слишком большие, порядка 3–4 миллионов рублей1 ежемесячно. Но все же, на фоне тогдашнего всеобщего безденежья это была крупная сумма.

«Честь и Родина» все больше «шла в гору», становилась все заметнее, – не в городе и крае, а по всей стране. В городе и крае у движения скорее возникали некоторые сложности, в первую очередь в силу особенностей самого Павла Молчанова. Особого веса сам он не имел, ни в политических, ни в деловых кругах. Наиболее близкими к нему людьми стали Галина Петровна Тиньгаева и Лидия Николаевна Веревкина: дамы не самой первой молодости и не самой... впрочем, опускаем эпитеты.

Дамы эти не имели никакого политического опыта, а главное – не особенно стремились его приобретать. И что самое худшее, далеко не все финансовые операции Галины Тиньгаевой проводились и в соответствии с действующим законодательством: и в соответствии с требованиями элементарной морали и даже бытовых приличий. Вскоре на нее завели уголовное дело по обвинению в мошенничестве.

На этом этапе «Честь и Родина» оказалась в роли своего рода «клуба политических маргиналов». Были люди, которым был интересен Лебедь, была интересна сама «Честь и Родина», но которые ни за что не желали связываться с местным руководством движения. Слишком уж оно было несерьезным. Впрочем, осенью 1996 года, уже после президентских выборов и накануне выборов в Красноярский Городской Совет круг сторонников Лебедя в Красноярске начал расширяться. Для начала – несколько человек пришли в уже созданную «Честь и Родину».

Один из них – это Андрей Михайлович Буровский, один из авторов книги. Другим был Олег Сергеевич Нельзин, чье знакомство с Лебедем состоялось еще в 1993 году, в городе Новочеркасске. Олег Сергеевич был в числе тех, кто создавал один из первых в России кадетских корпусов: Новочеркасский кадетский корпус имени Императора Александра III. Александр Иванович проявил к этому начинанию самый живой интерес, и знакомство состоялось. Олег Сергеевич поддерживал самую активную и постоянную связь с русской эмиграцией в Америке, занимался воссозданием скаутской организации. Олег Сергеевич нес с собой струю идеологии белого движения. Его знания в области истории, в сфере народного образования сразу же выдвинули его в число лидеров. Пришел Виктор Иванович Хлиманков – предприниматель не из самых знаменитых и богатых, но, судя по всему, и далеко не самого мелкого разбора. Благодаря Виктору Хлиманкову, в «Чести и Родине» появились какие–то деньги.

Особо нужно оговорить появление в организации Виктора Владиславовича Зубарева. Не войди в Движение этот сильный, энергичный человек, совершенно неизвестно, что вообще было бы с красноярскими «лебедистами».

До прихода в организацию Виктор Владиславович трудился в Отделе капитального строительства Красноярского Научного центра Сибирского отделения РАН. Как только появилась такая возможность, Виктор Владиславович ушел из Академии наук и занялся предпринимательством. Ко времени нашей с ним встречи он успел нажить и потерять примерно миллион долларов, нажить второе, полумиллионное, и имел множество «деловых» и «околоделовых» приключений. Изо всех участников событий он был тогда самым состоявшимся в жизни, и занимал наиболее высокое положение в обществе. Он почти сразу вызвал уважение своей «мягкой властностью» и организаторскими способностями.

В первые дни Виктор Владиславович присматривался к организации, к людям, к ситуации. Он вел себя так, как ведет себя нормальный предприниматель, который хочет что-то приобрести, или заняться новым для себя делом. В те времена это вызывало некоторое удивление. В середине 90-х годов, в пору «алюминиевых войн» и криминального бизнеса большинство «предпринимателей» было с большим уголовным прошлым, причем в невысоком авторитете, размышлениями себя явно не утруждало и буквально сорило деньгами, будь то покупка предприятия или покупка девочек на ночь. Зубарев резко выделялся на этом фоне.

Вместе с Зубаревым появились и его люди, сотрудники «Фонда развития Сибири». Один из них, Игорь Евгеньевич Захаров, сыграл исключительную роль в событиях. Первое впечатление было примерно таким: Виктор – это голова, Игорь Захаров – руки при этой голове. Позже это «впечатление» пришлось изрядно подкорректировать. Но и тогда, зимой 1996/97 годов., Игорь Евгеньевич занимал в Движении очень ценную нишу. Он был полковником запаса, служил в танковых войсках. Все, чем он занимался, старался организовать на понятный ему военный лад. Это, конечно, вызывало некоторое сопротивление интеллигентов-демократов, но они не могли противостоять напору Игоря Евгеньевича. Первым его нововведением была «Боевая часть», сокращенно БЧ, которая ведала всеми материальными ресурсами организации, от автотранспорта, до бумаги.

Всегда и в любом деле нужен тот, кто захочет и сумеет решать не стратегические и не «умственные» вопросы, а разного рода прозу жизни. Распечатали ли листовки? Куда их клеить? Кто проинструктировал тех, кто будет развешивать? Правильно ли? Как расплатились со сборщиками подписей? Надо ли послать машину за приезжающими из районов? Заправлена ли машина? Трезв ли шофер? И так далее, до бесконечности.

Игорь Евгеньевич обеспечивал этот круг вопросов, и пока он ими занимался, все мы жили относительно спокойно. Игорю не надоедало тридцать раз повторять одно и то же, вникать в мелочи, учитывать характеры людей, рост стоимости бензина и умение агитаторов правильно вешать агитационные материалы.

Кроме того, к «Чести и Родине» постоянно подтягивались силы союзников и сочувствующих. В качестве самого сильного союзника появился Вадим Константинович Сакулин с его общественной организацией «Фонд поддержки народовластия».

Постепенно движение превращалось в более или менее крепкую организацию, с четким руководством и склонностью к действию. На фоне остальных политических организации края, «Честь и Родина» скоро стала выделяться своей деловитостью.

Но достижения не остались без последствий. Краевая организация стала постепенно разделяться на группировки. Сложность заключалась в том, что к зиме 1996 года в самой «Чести и Родине» возникло некоторое напряжение. Главакраевой организации, Павел Молчанов начал предпринимать шаги, о которых никак не осведомил членов движения, в том числе ближайшее окружение.

Делал он не так уж многое. Полученные из «центра» деньги он прокручивал в некоторых делах, имеющих отношение к Галине Тиньгаевой, и притом без ведома остальных членов организации, ни рядовых, ни руководства. Как правило, народные массы ничего не имеют против таких операций: кто же будет протестовать, если умелый руководитель пошевелится, и денег у твоей организации станет больше?! Но вот делать подобные вещи тайком все–таки предосудительно. Деньги ведь не частные, деньги даны для нашей общей работы.

Молчанов попросил о денежных вкладах Зубарева, с условием, что включит его в список кандидатов, идущих в городской Совет от «Чести и Родины». С точки зрения политической морали того времени, этот шаг самый обыкновенный. Бизнес по продаже мест в списках был поставлен на широкую ногу. Однако, такие сделки предварительно обговаривалиьс руководством, которое взвешивало доходы от таких операций и политические обязательства. Иначе можно было взять на себя невыполнимые обязательства. В эпоху «алюминиевых войн» невыполненное обязательство, за которое уже заплатили деньги, грозило выстрелом в затылок и отъездом на Бадалык4. Павел Александрович пренебрег этим обстоятельством, и «Честь и Родина» в один прекрасный день с удивлением узнала, что Виктор Владиславович идет по спискам вторым, после Павла Александровича.

Впрочем, все это не помешало создать совсем неплохой избирательный блок «Поддержка Александра Лебедя. За Правду и Порядок», в которую вошли ДПР, «Честь и Родина» и «Фонд поддержки народовластия».

Выборы должны были состояться 7 декабря 1996 года. Регистрация заканчивалась утром 16 ноября. 15 ноября, часов в семь вечера, выяснилось, что для регистрации не хватает 2 тысяч подписей. Разыгралась сцена, точно передать которую можно, пожалуй, только на жаргоне нетрезвого боцмана времен парусного флота. Это было что–то в духе: Всеобщий аврал! Свистать всех наверх!

Все с толстыми кипами подписных листов кинулись в студенческие общежития, по друзьям, соседям и знакомым.

Примерно так же действовали Игорь Лавриков и Олег Нельзин. Лучшие результаты показал Виктор Зубарев, продемонстрировав, что такое вообще хорошая организация дела. Поняв, что происходит, Виктор собрал свох людей, сотрудников «Фонда развития Сибири». Народ был мобилизован, работа закипела. К утру 16 ноября было собрано на 2 тысячи подписей больше, чем было нужно.

Впрочем, представить списки в окружные избирательные комиссии мы не успели. Так что избирательный блок имел право избираться по списку, а вот идти на одномандатные округа его представители не имели права.

Напомним, что выборы в выборные органы власти происходят одновременно по общему списку и по округам. Половина избираемых проходит по партийным спискам и избиратель голосует за избирательный блок в целом, за то, чтобы в органах власти казались бы все эти люди. А кроме того, половина будущих членов избираемого органа власти, избирается на одномандатных округах. Территория, на которой проходят выборы, разделяется на округа с примерно равным числом избирателей. Каждый гражданин имеет право быть избранным по такому округу.

Избирательный блок может представить свои списки и на избирательные комиссии одномандатных округов. Тогда люди, включенные в общий список, считаются и на одномандатном округе зарегистрированными, как кандидаты, и могут в установленное законом время начать свою избирательную кампанию.

Выставить своих кандидатов по округам мы и не успели. Слава Богу, хоть успели подать общий список. Это означало не только ослабление возможностей «Чести и Родины» на выборах, поскольку другие партии и блоки выставляли своих кандидатов и по спискам и по округам, но и потерю конкретными людьми конкретных возможностей попробовать свои силы. Павел Молчанов, кстати, не проявлял большого беспокойства: то ли характер такой спокойный, то ли не видел смысла волноваться, идя первым в списке.

Ожидания у нас были в общем–то, скромными. Проведем трех, может быть, двух человек. А провели четверых. В.А. Молчанов, В.В. Зубарев, И.В. Лавриков, А.Н. Думанский. Вообще–то уже это одно было ошеломительным успехом. Мы рассчитывали на меньшее. А на 6 одномандатных округах, выборы не состоялись – по причине неявки даже 25% избирателей. Были назначены новые выборы, и на них блок уже имел право выставить своих кандидатов.

И по этим округам мы провели еще двух человек. В городском Совете Красноярска возникла наша фракция, да к тому же окруженная союзниками: мы помогли в избирательной кампании одному независимому кандидату, еще двое независимых проявляли явное тяготение к «Чести и Родине». «Яблоко» охотно консолидировалось с нами, в том числе, и в городском Совете.

«Честь и Родина» становилась ядром широкого народного движения, возникавшего в городе и крае вокруг имени Александра Ивановича Лебедя. Очень характерно вот что. Первоначально «Честь и Родина» возникла как общественное движение, создаваемое под выборы Президента. Но даже после выборов, когда Александр Иванович уже встал во главе Совета Безопасности, это было движение, концентрирующееся вокруг крупной политической фигуры, и вокруг значительного чиновника.

Но вот в октябре 1996 года Александра Ивановича изгнали из Совета безопасности. На первый взгляд, исчезла перспектива развития движения. Только вот движение–то вовсе не распалось, не стало политическим покойником! Более того – уже после изгнания Александра Ивановича, мы фактически выиграли выборы в Городской Совет.

Выборы в Городской Совет ясно показали сразу две очень важные вещи, принципиально важные для всей судьбы «Чести и Родины». Во–первых, стало ясно – движение имеет колоссальную потенцию. Жители края мало знали предлагаемых их вниманию кандидатов. Избирательная кампания велась просто чудовищно плохо. Катастрофически не хватало денег. А тем не менее четырех человек удалось провести по спискам, и один прошел по округу. Для тех условий это была победа. Да что там! Победа неожиданная, окрыляющая! Во–вторых, становилось все очевиднее, что Павел Молчанов не тянет на роль политического лидера. Он был вполне хорош в роли председателя «клуба политических маргиналов», ругателей власти, забравшихся под фуражку Александра Ивановича. Для роли вождя политической партии, способной провести своих ставленников в городской совет и играть в нем какую–то заметную роль, он совершенно не годился.

Как раз в это время Виктор Зубарев начал вести разговоры о своем желании возглавить движение. Члены движения стали задумываться, и оценивать Зубарева на посту лидера «Честь и Родины» в Красноярске. Он всем был хорош. Был богат и независим, умел делать организаторскую работу. Кроме того, В.В. Зубарев неплохо знал городской «истэблишмент», и был вхож во многие двери.

На этой стадии, даже после выборов в Горсовет, Движение оставалось явлением сугубо маргинальным и аутсайдерским; оно не могло быть привлекательным для уже состоявшихся и известных политических деятелей. Гораздо больше само движение нуждалось в лидере, способном придать ему налет респектабельности. Виктор Зубарев был первым человеком с именем и положением, который обратился к Движению.

Одним словом, приходилось выбирать – или собираться, ругать ельцинизм, кусать за пятки «партию власти» и по-прежнему оставаться никем. Тогда пусть лидером остается Павел Молчанов. Или же окончательно становиться объединением серьезных людей, выходить на все более широкую политическую арену и тогда Председателя правления надо переизбирать, и делать это как можно быстрее.

Главная проблема формулировалась примерно так: Молчанова нельзя оставлять лидером Движения, но, в то же время Молчанова никак нельзя исключить из лидеров Движения. Каков бы ни был Молчанов, какие бы проблемы он не создавал своей безрукостью, именно он начал Движение в Красноярске. Как-никак, а патриархов обижать нельзя!

Задолго до прямого предложения Зубареву, почву начали подготавливать Игорь Лавриков и Виктор Хлиманков. Как оказалось, они не планировали искоренения «патриарха». Все дружно планировали оставить Павла Александровича в составе Совета «Чести и Родины», на любой, пусть самой бесполезной, должности, лишь бы сохранить его как раритет проходящих на глазах времен. Эту же позицию заняли и Олег Нельзин, и Виктор Владиславович Зубарев. К ним присоединился Андрей Буровский. «Великий Антимолчановский Заговор» окончательно созрел.

Для проведения его в жизнь нужно было к Краевой конференции «ЧиР» собрать как можно больше своих людей, то есть тех, кто проголосует за Зубарева, как лидера организации. Несколько дней несколько человек бегали по всему городу, стремительно расширяя ряды городской организации. Районные организации были очень малочисленны, до них было бы трудно добраться, и все или почти все наши личные связи тоже были не в крае, а, понятное дело, в городе.

В результате наших действий городская организация за неделю увеличилась примерно втрое и составила 87 человек. На 80% это были знакомые Зубарева, Лаврикова, Буровского и Нельзина. 19 января 1997 года в актовом зале Красноярского краевого культурно–исторического центра собралось 130 человек, – представители городской и нескольких районных организаций. Корреспондентов было немного. Ведущие газеты края: «Красноярский рабочий», «Сегодняшняя газета» своих представителей не прислали.

С одной стороны, организация была еще очень малочисленной, слабой, малозаметной. Серьезной роли в общественной жизни Края она еще не играла, и была не слишком интересной. С другой, выборы в Горсовет показали, что движение политически очень перспективно. Очень может быть, за ним еще и будущее. Так что какое–то общественное внимание нам было все же обеспечено, пусть и недостаточное.

Разумеется, Председателем Совета был избран Зубарев, абсолютным большинством голосов. В Совет Красноярского отделения «Чести и Родины» вошли Лавриков, Сакулин, Захаров, Хлиманков.

Непосредственно во время конференции Зубарев и Молчанов сидели в президиуме вместе, сразу после началась самая мирная, спокойная передача дел. Но уже назавтра Павел Александрович начал бешеное сопротивление передаче дел. Например, отдать печать организации он соглашался только после личного указания Лебедя. Мол, Александр Иванович мне ее вручал, он пусть и забирает! Да еще несколько раз позвонил в Москву, жаловался на самоуправные притеснения, чинимые самозванцами. Наблюдатель из барнаульского отделения «Честь и Родина» тоже увез на Алтай некоторое смутное понимание ситуации. Вскоре оттуда стали звонить, выяснять, за что мы обидели такого хорошего, такого почтенного человека, Павла Молчанова.

Виктор Зубарев вынужден был тут же, срочно улететь в Москву, объяснять ситуацию, разбираться, показывать документы, удостоверяющие его полномочия. В этом деле пришлось принять участие и Хлиманкову: ездить в Москву, подтверждать, что Зубарев действительно избран в законном порядке, а не украл, и не отнял силой у Молчанова пресловутую печать и документы.

Шум схватки продолжался недели две, лишь постепенно затухая. Впрочем, в январе–феврале в жизни организации тут же начало многое меняться, и никак не в худшую сторону. Во–первых, появилось помещение! Прежняя комнатка на Красной Армии, 15, никуда не исчезла. Виктор Хлиманков развернул там экономический отдел «Чести и Родины». Но кроме того – помещение 4–01 на Мира, 108, полностью стало нашим. В 4–03 по прежнему располагался «Фонд развития Сибири», а двухэтажное помещение, фактически две комнаты одна над другой, были только «для политики». Во–вторых, появилась оргтехника, оживляемая и приводимая в действенное состояние Игорем Ежовым.

Субъективно – пожалуй, самая счастливая пора в истории Красноярского отделения ООД «Честь и Родина» как раз и было – с января 1997 по весну 1998. Было место, в котором постоянно собиралась компания приятных друг другу, хорошо дополнявших друг друга людей. Славно говорилось, хохоталось и пелось. Бывало, что и пилось, но было этого немного, нерегулярно, бессистемно.

Об этом периоде довольно точно высказался как–то Олег Нельзин: «Все–таки есть на свете компания, в которой нет ни одной противной для меня рожи!». Основным содержанием этого периода было постепенное строительство организации. Создавались местные отделения, и так стремительно, что дух захватывало. И коммунисты, и «партия власти» – так сказать, «первые две силы» могли сколько угодно выпячивать нижнюю губу, высокомерно не замечать «Чести и Родины», делать вид, что здесь есть только они одни, считая нас очередной микрогруппировочкой... А край постепенно становился нашим! На глазах...

Среди всего прочего, реализовалась давняя идея Зубарева, – создавался «Союз малого и среднего предпринимательства». Ельцинизм совершенно задавил мелкое и среднее предпринимательство. Получая хоть какое–то, хотя бы слабое прикрытие, предприниматели готовы были и давать деньги, и поддерживать организационно. В команде появились две милые девушки, Анна и Ирина, юрист и предприниматель. Картины они не испортили.

Несколько отравляла жизнь идиотская враждебность Молчанова. Первоначально он был у нас главой Идеологического отдела. Буровский и Лавриковбыли как бы его подчиненными. Вскоре Павел Александрович свой пост явочным порядком покинул, просто перестал являться на заседания Совета, потом и вообще исчез из «Чести и Родины». Мы не видели его месяц, два, три. Никто его даже не думал гнать. Уход был добровольным и в общем–то, немотивированным. В идеологическом отделе он делал весьма мало: мы заранее знали, что толку от него не будет, и мирились с этим, аки с неизбежным злом – лучше так, чем прогнать его совсем.

Но Павел Молчанов исчез, и только ползли слухи по городу, – как его, бедного «беспартийного ветерана радиозавода», обидели властолюбивые заговорщики.

Впрочем, были и статьи, причем организованные до удивления вовремя. Дело в том, что с лета 1997 года начала выходить газета нашей организации, «Честь и Родина». Редактировал ее Нельзин. Первый номер нашей «Чести и Родины» увидел свет в субботу, 30 июня. А 1 июля, в понедельник, «красно–коричневая» «Красноярская газета» уже одарила читателей статьей «Защитнички». Во всяком случае, раскрыть псевдоним «беспартийного ветерана радиозавода Иванова» для нас труда не составило. Поступок его тоже не удивил. Чего–то в этом духе от него многие ждали. Сама статья была мелкая и грубая. В ней не было полемики, протестов против политики «Чести и Родины», серьезных, доказуемых обвинений. Чтение сумбурного, нервного, а временами истеричного, текста статьи подобно жеванию вара.

«Беспартийный Иванов» пугал тюрьмой и лагерем всех, кто не с ним, а персональной жертвой «ивановского» крика оказался Игорь Лавриков, да еще упоминались у него некие «сытые господинчики», «авторы с фотографий... гладкие, хорошо поевшие с утра, одетые по моде»; «чистые и гладенькие господинчики». В газете помещены были, собственно, фотографии только трех лиц: Александра Лебедя, лидера «Яблока» Валерия Кирильца, и Виктора Зубарева. Гадил Молчанов и в городском Совете. Тогда как раз Зубарев начал создавать фракцию в горсовете. Чтобы депутаты, избранные от блока подписали общую декларацию, и в дальнейшем выступали бы единым фронтом.

Павел Молчанов не только не подписал документа, но не нашел ничего лучшего, чем голосовать против любого предложения Виктора Зубарева или предложения «Чести и Родины». Все это было опять же не опасно, но противно.

А вообще–то красноярское отделение «ЧиР» заметили! Заметили и в городе, и как выяснилось – во всей России. «Красноярская газета» очень не случайно опубликовала статью Молчанова. Накал ненависти красноярских коммунистов и их «Красноярской газеты» порой удивлял, но не сам факт нелюбви «Красноярской» к нашему движению. В эпоху «постперестройки» коммунисты попытались монополизировать патриотическое движение. Любое серьезное, конструктивное движение патриотов под нетоталитарными лозунгами был неизбежным крахом «коммуно–патриотической» идеи.

В потоке грубой брани, обрушенной на генерала Лебедя «депутатом государственной думы Петром Васильевичем Романовым» (например, в «Сегодняшней газете» за 29 января 1997 года), так много грязи, столько явной несправедливости, что это явно выходило за рамки обычного. Даже за рамки обычной бытовой порядочности и элементарного приличия. «Лебедь – основная угроза для безопасности России», «Центризм в условиях России не работает»; «у Лебедя появился хозяин вне России»; «не верьте его лживым заявлениям» «Хасавюртовский предатель». Впрочем, число высказываний такого рода можно умножить.

Вопиюще безобразную статью «Мифы Лебедя» написал политический обозреватель «Красноярской газеты» Лев Нуждин. Со ссылкой на книжку Виктора Илюхина «На троне поразить порок», Лев Нуждин повторял как заклинание, что Лебедь агент американцев и сионистов, сделал карьеру, приписывая себе заслуги других, и к тому же маниакальный казнокрад. Лев Нуждин призывал верить себе, потому как он – бывший сотрудник «органов».

Идеологический отдел писал ответы. Буровский написал статью «Реальность нужника». А в «Чести и Родине» Олег Нельзин даже завел раздел «нужник», в который аккуратно приводили все случаи дезинформации и клеветы на Лебедя и всех членов красноярской организации. Между прочим, помогло! Как видно, исполнители заказов все–таки боялись быть высмеянными путем помещения в «нужник».

Красноярское отделение «ЧиР» заметили и на уровне всей Российской Федерации. Не где–нибудь, а в «Известиях», едва ли не в самой приличной из центральных газет, появилась статья красноярского корреспондента «Известий» А. Тарасова. Строках на восьмидесяти Тарасов доказывал, что красноярское отделение «Честь и Родина» финансируется страшным красноярским мафиози Анатолием Быковым, контролирующем рынок металлов, и представляет собой не что иное, как способ легализации его грязных денег и способ получения легальной официальной власти.

Давайте сразу уточним одно важнейшее обстоятельство: насчет роли Быкова – это чистейшая правда. Дело в том, что Виктор Зубарев входил в группировку Анатолия Быкова и сотрудничал с ним самым активнейшим образом. Так было с самого начала предпринимательской деятельности Зубарева, с конца 1980-х годов.

Нет никакого сомнения, что главой Красноярского отделения «Честь и Родина» Зубарев сделался если и не по прямому указанию Быкова, то уж конечно, не вопреки его воле. «Скупка» «Чести и Родины» группировкой Быкова давала ему возможность политически легализоваться; иметь свою политическую организацию, притом внешне никак не связанную с Быковым, не вызывающую никаких вопросов и никаких ассоциаций.

Возможно, действия Зубарева были и отголоском того, что делалось в Москве: неких решений, принятых Быковым и его покровителями на федеральном уровне. Вот что знаем совершенно точно, так это то, что Зубарев стал представителем группировки Быкова, который возглавил «Честь и Родину». Собственно говоря, это даже не было особо глубоко скрытой тайной. Даже в деловом офисе Зубарева появлялись порой типы, чье положение в обществе и образ жизни не оставляли сомнения. Буровский стал однажды свидетелем такого визита:

– Чё, зёма, покурим? – спрашивал один жуткий тип с убегающим лбом питекантропа и наколками по всей руке от кисти до предплечья.

– А ты чё, правда профессор? А чего профессор? – спрашивал второй, примерно такой же.

Два бандита и профессор курили в коридоре, втроем беседовали о жизни. Кроме самих братков появлялись люди из более высоких криминальных кругов, те, кто использовал братков. Они часто появлялись в кабинете Зубарева, и выглядели совсем иначе: хорошие костюмы, золотые печатки на пальцах, и только лица грубые, с перебитыми носами, жестокими и наглыми глазами.

Уже в октябре 1997 года, за два месяца до выборов в Законодательное собрание Красноярского края становилось предельно понятно: выборы могут быть какими угодно, но только не мирным соревнованием взаимно уважающих друг друга людей. Слишком много претендентов на власть, слишком расходятся их позиции по самым фундаментальным вопросам.

Вниманию избирателей предлагались, как правило, отнюдь не какие–то там партии. Группы, группировки и группочки сплачивались в блоки – большие, рыхлые и непонятные. Видимо, блоки казались чем–то более надежным, чем партии. Это объяснялось самыми разными обстоятельствами. Во–первых, можно сплотиться в более широкий круг с себе подобными. Чувство локтя у людей в России развито. Во–вторых, можно использовать голоса всех, кто предпочтет одну из сплотившихся группочек, для проведения общих кандидатов. В–третьих, откровенный расчет – авось количество перейдет в качество, избиратель увлечется идеологией уже всего блока.

Эту логику не назовешь чистоплотной, но ее хоть понять можно. Труднее постигнуть, в чем разница между блоками. Было их в общей сложности 18, ни много ни мало. Решительно разжижались мозги при попытке выяснить различия между блоками «Коммунисты и аграрии за власть народа» и «Коммунисты – трудовая Россия – за Советский Союз». Чем отличаются друг от друга «РОС – Союз офицеров в поддержку движения генерала Льва Рохлина» и «Союз духовного возрождения Отечества»?

Еще труднее понять, что из себя представляли эти самые блоки – в смысле, за что они выступают, какие идеи сплотили их создателей? Тот же «Союз духовного возрождения Отечества». А что понимается под «духовным возрождением»? Превращение православия в государственную религию? Случение марксизма с пресловутой «русской идеей»? Пропаганда на сто рядов поддельных «русских вед»? И что такое Отечество для создателей блока – Российская Федерация? Историческая Российская империя? Советский Союз?

Или вот «Русское национальное единение». Смахивает на игравшее в штурмовиков «Русское Национальное Единство». И символ тот же, и люди те же самые. Ан нет! Это, оказывается, объединение как раз антифашистов! Был и блок: «Народная сила против всех блоков, против нищенской жизни в богатейшем крае». Блок против всех блоков – это само по себе, что называется, интересно и самобытно. Но опять же пойми, что дяденьки имели в виду. За что они? Против чего? Какова программа действий? Кто поддерживает? Единственным способом несколько разобраться в это мешанине было изучение персонального состава списков. В списке «Блока против всех блоков» оказывается, были огрызки блока, созданного когда–то в поддержку одного из кандидатов в Главы Администрации Красноярска, Петра Ивановича Пимашкова Только одни в «блоке против блоков»остались, а другие отпочковались – создали другой блок – «Справедливость и порядок в крае».

Название этого последнего вообще вызывает недоумение. Первые лица в списках этого блока – исключительно из «органов». В народе этот блок прозвали чуть–чуть более откровенно – «блок любителей КГБ». Называли его, впрочем, и «клубом стукачей», было дело. Странно, почему сами создатели блока так и не решились его назвать более откровенно. В нашем обществе наверняка нашлись бы и поддерживающие, и голосующие.

Но самое главное – названия всех блоков не говорят почти что ни о чем. Для реального понимания ситуации надо изучать списки, чуть ли не биографии первых лиц очередного «блока».

Впрочем, одно отличие блоков друг от друга видно очень хорошо. Более–менее понятно, что каждый блок создается под кого–то. «Аграрии и коммунисты...» – под Валерия Ивановича Сергиенко. Объединение «Справедливость и порядок в крае» – под Евгения Михайловича Стригина. И так далее. Голосуя за блок, реально поддерживаешь некое лицо. Вопрос – какое?

Не радовала разнообразием и общая фразеология, точнее сказать, демагогия. Все обещали всем, и обещали решительно все. От дешевой колбасы до личного участия в судьбоносных решениях. Впрочем, где лежит бесплатный сыр, к осени 1997 года всем уже было известно. Хорошо стало понятно правило – чем больше обещают, тем больше наврут.

Программы у всех блоков были самые замечательные, и замечательно похожие. Все строго стояли за честь, за человеческое достоинство, за свободу, за порядок, за бутерброды с толстым слоем масла, за женскую красоту и прелесть, за получение детьми строго «пятерок» в школе. Да и кто же это, скажите на милость, придет и скажет, что рвется к власти, потому что его уже ищут за разбой и насилие на больших дорогах, за участие в кровопролитных «алюминиевых войнах», за то, что он украл десять-двадцать триллионов рублей государственных средств, и что ему срочно нужна ему депутатская неприкосновенность? Или что идет он во власть, чтобы всех ограбить, страну разорить, а самому смыться в Америку? Таких героев не находилось.

Так что весь октябрь, ноябрь и декабрь 1996 года все и все всем обещали. И единственным способом хоть немного разобраться, кто и что реально представляет собой блок, было посмотреть, кто возглавляет блоки и движения, кто первыми стоят во всех списках. В основном были это, «уважаемые люди», или номенклатура, или близкие к ней лица.

Вообще все блоки можно было уверенно разделить на две группы – прокоммунистические и «продемократические». Те, лидеры которых – сторонники и ставленники «первой» силы. И те, чьи лидеры – плоть от плоти «второй». Но что и те и другие заговорили о «третьем пути», было очень, очень характерно.

Но общее впечатление таково, что как были в крае принципиально две политические силы – столько же их и осталось. По разным движениям и блокам кандидаты расползаются из одного центра, и все люди близкие, знающие и признающие друг друга.

В результате появляются нескольких разных внешне, с разными лидерами, колонн, дружно штурмующих твердыни Законодательного собрания. Но по своей сути это все колонны одной армии, что–то вроде самостоятельно действующих подразделений. Победить могут разные блоки, собрать больше голосов могут разные лидеры. Но тогда можно будет и поделиться собранными голосами, протолкнуть все–таки своих кандидатов и войти в Законодательное собрание края. Ну, пусть людей из данного блока будет чуть меньше. Зато из родственного – чуть больше.

Ведь и в осажденный город можно войти разными колоннами.

В «Чести и Родине» составлялись списки, в котором весьма заметная часть мест досталась предпринимателям из все той же группировки Анатолия Быкова. Кто решал, какие именно люди должны войти в список – это вопрос очень не простой. Трудно уверенно сказать, чье мнение было здесь решающим: Зубарева или Быкова.

Членам руководящего состава «Чести и Родины» Зубарев объяснял, что расходы на ведение избирательной кампании всегда велики, и можно продать часть мест в списках. Не кому попало, конечно, а своим людям, тем, кто со страшной силой разделяет идеологию «Чести и Родины», кто свой по духу, и будет идти вместе с Лебедем до самого гроба. В числе рьяных лебедевцев попали глава телеканала «ТВК» Владимир Клюкин, Леонид Федотенк, а также несколько местных предпринимателей: Васильев, Савокин, Дёмин.

В чем не солгал Зубарев, так это в том, что хоть в какой–то мере начали решаться финансовые вопросы организации. Каким путем? Действительно ли друзья Зубарева платили за свое место в списках? Или же платил сам Быков Зубареву за работу, организации – за послушание? Трудно сказать более или менее определенно. А вот насчет приверженности этих людей Лебедю и его партии – это прямое вранье. Ни один из людей, приведенных Зубаревым в Законодательное Собрание края по спискам «Чести и Родины», вовсе не считал себя нашим единомышленником, и с «Честью и Родиной» своего будущего не связывал..

Пройдет совсем немного времени, порядка полутора лет, разойдутся пути Лебедя и их партнера и вожака Быкова, и все они, все до единого, станут яростными врагами Лебедя, пойдут против него, начнут поносить его устно и письменно.

С октября 1996 года началась агитация – публикация статей, выступления, расклеивание первых листовок и плакатов, встречи с избирателями и их группами.

Огромным плюсом «Чести и Родины» было в том, что возможности выбирать номенклатуру как раз она не предоставляла. Потому что у нас в «Чести и Родине» номенклатуры не было. Ни старой, ни новой. Ни брежневского призыва, ни ельциновского. Это, плюс репутация Лебедя, позволяло отвечать на самые ехидные вопросы: типа – политики, мол, известно кто такие, а какие, мол, гарантии, что именно вы будете честные?

Еще накануне выборов Олег Нельзин задумчиво произнес что–то вроде: «Все равно все закончиться пьянкой. Только в одном варианте это будет веселая, а в другом – мрачная, депрессивная пьянка». Разумеется, на этот раз одновременно с выборами по списку, мы приняли участие в выборах на одномандатных округах

До утра 8 декабря 1996 года мы не знали, какая из пьянок нам светит. А к утру выяснилось, что нам предстоит все–таки пьянка оптимистическая. Из 40 членов Законодательного собрания «Союз Дела и Порядка» провел 5 человек по спискам, и до десятка людей по одномандатным округам. Коммунистическая партия Российской Федерации получила в общей сложности 17 мест. «Яблоко» получило 2 места. «Честь и Родина» получила 5 мест по спискам, и двух человек мы сумели провести по одномандатным округам Федотенко и Клюкина.

Удивительные события произошли в Норильске. Там в последний час выборов население внезапно активизировалось, толпами хлынуло на избирательные участки, и очень дружно проголосовало за «Союз дела и порядка»! Этот «Союз дела и порядка» был детищем Александра Викторовича Усса. Тогда мы еще не знали, до какой степени опасен этот товарищ. Мы не принимали Усса всерьез, и просто презирали его. Молча.

Олег Нельзин шел по одному округу с владельцем «Афонтово» Сергеем Кимом и с матерым, прекрасно известным в городе коммунистом Валерием Абакумовым, который шел от блока «Аграрии и коммунисты». Казалось бы, у мало известного в городе, молодого Нельзина нет ни единого шанса. Накануне выборов Лавриков высказался, что «Ким их обоих вынесет в одну калитку». Вообще–то прислушиваться к оценкам Лаврикова имеет смысл, но в этот раз он сильно ошибся. Победил Абакумов. Но Нельзин шел третьим, и с таким незначительным отрывом, что его поражение больше похоже было на победу.

Некоторые итоги предвыборной кампании, что называется, напрашивались. Выборы в Законодательное Собрание 1997 года подвели итог целой эпохи. Еще выборы в Городской Совет 1996 года проходили по правилам 1991–1996 гг. Прошел всего год, но ситуация изменилась принципиально.

Во–первых, пришел конец эпохи демократов. Из всех блоков и групп только «Яблоко» было последовательным защитником либеральных и рыночных ценностей. Оно провело 2 человек, могло бы провести и 3, если бы не внезапная и подозрительная активность жителей города Норильска, если бы не любовь норильчан к «Союзу дела и порядка», загадочно проявившаяся в последний час избирательного времени.

Во–вторых, выборы ознаменовали конец эпохи политических тяжеловесов, выдвинувшихся в эпоху перестройки и борьбы с коммунизмом. Вячеслав Александрович Новиков проиграл выборы на одномандатном округе, и кому: матерому коммунисту, главному врачу Больницы скорой медицинской помощи, Василию Стародубцеву!

И третье. На этих выборах впервые оказались совершенно несостоятельны все попытки анализа, сделанные политологами «демократического призыва».

Энтомолог5 Вячеслав Суховольский занимался политической аналитикой года с 1990 и как будто бы, не без успеха. Но он работал по схемам, выработанными американцами на своем материале англо-саксонской политической системе. К России они были совершенно неприложимыми, но какое-то время работали.

Но вот на выборах в Законодательное Собрание в декабре 1997 года они впервые не сработали и сразу по-крупному. Это тоже свидетельствовало о начале какой–то новой эпохи. Есть смысл отметить, что в Красноярске иногда рождается то, что позже проявляет себя на всю страну.

Часть вторая

Штурм «Серого дома».

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

Похожие:

Авторы. От iconАвторы проекта
Авторы проекта: Нарбекова Марина Ивановна, учитель химии 1 кв категории; Решетнёва Юлия Михайловна, воспитатель

Авторы. От iconИнструкция разработана в фгун ниид роспотребнадзора Авторы: Цвирова...
Авторы: Цвирова И. М.,Федорова Л. С., Пантелеева Л. Г., Бедова Л. С., Панкратова Г. П., какова И. М

Авторы. От iconГлавная Книги S. N. U. F. F. (fb2)
...

Авторы. От iconГлавная Книги S. N. U. F. F. (fb2)
...

Авторы. От iconПояснительная записка рабочая программа составлена на основе Программы...
Программы специальных (коррекционных) общеобразовательных учреждений VIII вида. 5 – 9 классы под редакцией В. В. Воронковой (авторы...

Авторы. От iconИ содержание этапа
Авторы Елизарьев Михаил Юрьевич, к э н., Карпова Ирина Владимировна, к э н доцент

Авторы. От iconИнструкция №4 по применению дезинфицирующего средства «Санихайд»
Авторы: Л. С. Федорова, Л. Г. Пантелеева, А. Ю. Скопин, Г. П. Панкратова, А. Н. Сукиасян

Авторы. От iconРабочая учебная программа по литературному чтению 4 класс Авторы:...
Рабочая учебная программа по литературному чтению 4 класс Авторы: Н. А. Чуракова, О. В. Малаховская для умк системы «Перспективная...

Авторы. От iconЗакон «Об охране окружающей среды»
Авторы учебного пособия «Управление природопользованием» Щуров Б. В., Губанов Л. Н., Зверева. В. И

Авторы. От iconМетодические рекомендации
Авторы: Коронец Тамара Александровна, Учеваткина Людмила Михайловна, Мальгина Маргарита Геннадьевна

Авторы. От iconПосвящается памяти профессора Веры Александровны Мусселиус
Авторы: Н. А. Головина, Ю. А. Стрелков, В. Н. Воронин, П. П. Го­ловин, Е. Б. Евдокимова, Л. Н. Юхименко

Авторы. От iconИнструкция № иэ-07/7 по применению для дезинфекции средства «инцидин экстра н»
Роспотребнадзора Авторы Л. С. Федорова, Л. П. Пантелеева, Г. К. Заева, О. И. Березовский

Авторы. От iconМ. Г. Шандала к Х. н. В. В. Оханов
Инструкция по применению разработана фгун дезинфектологии Роспотребнадзора РФ. Авторы: Шашина Н. И., Германт О. М., РысинаТ., Лубошникова...

Авторы. От iconСправочник Издание 3-е, переработанное и дополненное
Авторы-составители: В. Д. Дмитриев, Д. А. Коровин, А. И. Кораблев, Г. П. Медведев, Б. Г. Мишуков, М. П. Наумов, Г. С. Чистова

Авторы. От iconДоклад 2008
Авторы доклада выражают искреннюю признательность за предоставленную информацию и помощь в его подготовке и рецензировании

Авторы. От iconАкадемии военных наук
Ответственность за достоверность информации, точность фактов, цитат и цифр несут авторы статей


Руководство, инструкция по применению




При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
rykovodstvo.ru
Поиск