Посвящается Николаю Серикову Сергей Шумский Чернобыльский счет Пьеса в 3-х актах 2007 год Действующие лица - страница 3

Посвящается Николаю Серикову Сергей Шумский Чернобыльский счет Пьеса в 3-х актах 2007 год Действующие лица


НазваниеПосвящается Николаю Серикову Сергей Шумский Чернобыльский счет Пьеса в 3-х актах 2007 год Действующие лица
страница3/5
ТипДокументы
rykovodstvo.ru > Руководство ремонт > Документы
1   2   3   4   5

Сон 2

Декорация: Справа виден разрушенный блок ЧАЭС. Прямо и слева - природа, кусок реки. В центре - роскошная черешня со спелыми ягодами, под ней - какие-то пустые ящики. За деревом прячется особист, он рассматривает купающихся. От реки доносятся визги, иногда кокетливые возгласы женщины. Появляется Николай, явно после купания - по пояс голый, на шее - белое вафельное полотенце. Он в хорошем настроении, потягивается, смотрит на небо, улыбается. Особист выходит из укрытия: в форме, с кобурой, лицо закрыто респиратором. Николай его не замечает.
Майор (снимая респиратор) - Товарищ лейтенант, что ж ты, сука, делаешь?

Николай (оборачивается) - А-а-а…, железный Феликс! Что я сейчас-то нарушил?

Майор (удивляется) - Первое. Ты залез в Припять, купаться в которой строго запрещено. Второе. Ты позволил бойцам своего взвода залезть в Припять, купаться в которой строго запрещено.

Николай (перебивает) - Так жара же, майор. Видел бы ты их утром, моих бойцов! Они ж совсем вареные, половина на завтрак не пошла. А сейчас, слышишь, орут, веселятся…

Майор - Ты не уводи разговор в сторону, журналист! То, что ты сам полез купаться - это черт с тобой. А вот то, что ты бойцов травишь…

Николай - Да успокойся ты, майор! Чистая вода, чистая!

Майор - Чистая? Какая к черту чистая, она фонит!

Николай - Вода фонит не больше, чем каждый из нас, я сам проверил.

Майор - Что-что-что?! Проверил? Чем это ты проверил?

Николай (понял, что прокололся) - Чем-чем! Дозиметром личным.

Майор - Так-так. Да ты, приятель срок уже заработал. Был строгий приказ сдать индивидуальные дозиметры. Ты его, выходит, нарушил. Так?

Николай (С вызовом) - Так, товарищ майор государственной безопасности Советского Союза!

Майор (продолжает перечислять грехи) - Сегодняшний поступок, когда ты вместе со своими подчиненными полез в реку, чтобы побыстрее превысить безопасную норму облучения - это прямой саботаж. Так?!

Николай - Нет, майор, не так. Вспомни собственную инструкцию, которую ты нам сам в первые дни читал. И тоже говорил тогда о безопасной для человека норме облучения. Вот, говорил, наберете эту норму и мы вас домой отпустим. Дозиметры всем офицерам раздал. А через две недели норму эту самую, безопасную, вдвое увеличили. (Издевается). Должно быть, по решению партии и правительства. А потом и вовсе дозиметры отобрали у нас. Решили, что не поймем мы, если вы еще раз «безопасную» норму увеличите? Ну утаил я дозиметр, ну и что. Я ж не говорю своим бойцам, сколько действительно мы этой гадости здесь наглотались. Они и не знают, что он у меня есть, дозиметр этот. А я с ним с утра весь берег облазил. Место почище искал. И вода (вздыхает) почти в норме. Так что никакого саботажа. (Николай срывает черешню и с видимым удовольствием ест ее).

Майор - Лейтенант! Ты что делаешь? Ягода заражена! Выплюнь! Ее нельзя есть!

Николай - Да ладно тебе. Воздухом этим тоже нельзя дышать, заражен он весь. Дышим же. Да и что тебе в моем здоровье? Мы свой долг Родине отдали. Дембель у нас завтра. Завтра вечером мы наконец покинем эту героическую тридцатикилометровую зону. (Подмигивает особисту, срывает еще одну черешню). А черешня у нас дома не растет, где я ее еще поем?

Майор - Давай присядем, что ли, лейтенант. (Садятся на ящики. Особист достает сигареты, угощает Николая.)

Николай (нагло и весело) - А выпить нету, КГБ?

Майор (к удивлению Николая) - Есть. (Достает карманную флягу, отвинчивает крышку, молча протягивает ее Николаю.) Умер твой крикун. Вчера. Помянем. (Николай делает глоток).

Николай - Я виноват, что он не выжил. Конечно, все злые на него были. Он первый к лестнице кинулся, хотя его очередь была где-то в середине. А он вниз посмотрел – и испугался высоты, вцепился в лестницу и остолбенел.

Майор – Вот тут ты и должен был застрелить его и сбросить вниз. Чтобы из-за него давки и паники не было.

Николай - Мы, когда его от лестницы оторвали и назад на крышу втащили, он противогаз с себя стянул. Задохнулся он в нем от своего крика. А когда маску сорвал, отдышался - о, господи, как же он заорал! А я, пока последнего бойца на лестницу не вывел, не подошел к нему. Как же он орал! Каждую ночь просыпаюсь от его крика.

Майор - Зря ты его тащил на себе. Ну не смог застрелить или столкнуть с крыши, оставил бы его там. И как ты с ним сам-то с лестницы не свалился! А в его смерти ты не виноват. Даже не думай так. Наоборот, ты сделал все, что мог. И даже больше, чем мог. (Пауза). Еще выпьем, лейтенант.

Николай - Что-то больно добрый ты сегодня, майор. Не к добру. Не тяни уж, говори, с чем еще пришел.

Майор - Откладывается ваш дембель. (Николай берет из рук особиста фляжку, еще пьет)

Николай - Почему?

Майор - Литовский полк взбунтовался. Встали на границе зоны - «не пойдем, говорят, на смерть!»

Николай- Весь полк встал?

Майор - Весь.

Николай - Ну и куда же твой комитет смотрит?

Майор - Комитет работает. Ищем зачинщиков. Только они, гады, все зачинщики.

Николай - И что теперь? Весь полк - в вагоны и в лагеря?

Майор - Зачем? Ведь они этого и добиваются. В тюрьму идти согласны, в Чернобыль - нет. Расстрелять каждого десятого, остальные шелковыми тут же станут!

Николай - Хм, расстрелять, не тридцать седьмой год на дворе.

Майор - Это верно. Не тридцать седьмой. В тридцать седьмом меченый ни за что бы к власти не пришел.

Николай - Это ты о Генеральном секретаре Центрального комитета нашей (с иронией) родной партии?

Майор - О нем. О ком же еще! Социализм с человеческим лицом, мля.

Николай - Ну и что с бунтовщиками будете делать?

Майор - Уговаривать и взывать к совести. Матерей по всей Литве искали сознательных, сейчас сюда везут. Детишек уговаривать. Работает КГБ, а ты говоришь.

Николай - Как же я пацанам-то скажу, что дембель откладывается?

Майор - Придумай что-нибудь.

Николай - Придумай…

Майор - А дозиметр ты мне отдай. Зачем он тебе? Только лишний раз расстраиваться. Да и увидит его у тебя кто другой, а не я - посадят. За нарушение приказа в условиях военного времени.

Николай - А, может, и нам взбунтоваться, как литовцам?

Майор - Ты что, лейтенант? А Россию-то кто спасать будет? Кто, мля, за Родиной дерьмо подбирать будет, когда она так обгадилась? Кто, Коля?! Для литовцев эта земля чужая. Но не для нас же с тобой. Чего молчишь? Скажи мне, лейтенант! (Почти кричит)

Николай (спокойно, почти шепотом) - А ты мне скажи, сколько мои пацаны после Чернобыля проживут, если вообще выберутся отсюда живыми? (Пауза) Жалко пацанов. Молодые, не жили ведь еще совсем. Послушать их в казарме, так каждый второй - Дон Жуан. И женщин-то у них было - со счету сбились, и все-то они видели и пробовали. А столкнулись на реке с поварихой, смущаются, краснеют, как к бабе подойти - не знают. Дети.

Майор - Да, лейтенант, да! Страшно это все и печально. Многие так и останутся мальчишками, ни детей у них своих не будет, ни женщин. А у кого и будут дети - неизвестно, кто родится. Тебе, лейтенант, тоже не надо больше отцом становится.

Николай - Знаю, меня предупреждали. Нас ведь так и собирали, чтобы после сорока и двое детей. Мы, резервисты, ладно. А вот зачем срочников сюда бросили?

Майор (жестко) - А кого сюда было бросать? Где взять столько народа сразу? Только армия. Держи. (Протягивает флягу, пьют по очереди, снова закуривают).

Николай - Как такое вообще могло случиться, что реактор рванул? Кто в этом виноват? (Издалека вдруг доносится звук колокола. Николай по реакции особиста пытается понять, слышит ли тот набат.) Майор! У меня галлюцинация или действительно бьют в колокол?

Майор (с болью, как будто не слыша последнего вопроса.) - Кто виноват? А никто не виноват? Перестройка с ускорением виновата. Бардак виноват, который Горбачев в стране устроил. Страха у людей не стало. Вот в чем беда.

Николай - Как это?

Майор - Эксперимент они на станции устроили. Никто о нем не знал! Ни министр, ни конструктор реактора! Сами с усами, мля! Никто не давал согласия на этот опыт. Они же двенадцать раз нарушили инструкцию по эксплуатации атомного реактора. Двенадцать раз! Перед экспериментом выключили систему аварийного охлаждения.

Николай - Зачем?

Майор - Выясняем.

Николай - А что дальше будет с разрушенным блоком?

Майор - Саркофаг решили делать (Рисует рукой полусферу).

Николай - Много топлива в реакторе осталось?

Майор - Никто толком не знает. Кто-то говорит, что оно вообще все вылетело в атмосферу, другие уверены, что оно почти все внутри осталось, эти говорят, что если саркофаг быстро построим, то 95-97% топлива успеем похоронить…

Николай - Майор, знаешь, что будет после перестройки?

Майор - Знаю. Я уже слышал эту загадку. После перестройки будет перестрелка.

(Снова звучит набат.)

Николай - Майор! Я с ума сошел, или я сейчас слышу колокол?

Майор - Успокойся. Это действительно колокол.

Николай - Откуда?

Майор - Оттуда (Кивает в сторону, откуда доносится набат).

Николай - Кто это?

Майор - Выясняем.

Николай - Могучая организация - КГБ! Все время что-то выясняет.

Майор - И что ты так не любишь КГБ? В конце марта, ровно за месяц до взрыва, в Припяти появился какой-то ненормальный старик. Он и к директору станции просился на прием, и к председателю горисполкома. Только везде его принимали за сумасшедшего, и не пускали дальше порога. Рассказывают, что выглядел он как-то неадекватно. И одежда какая-то странная, нестриженный, заросший весь. В общем это, как его…

Николай - Юродивый, что ли?

Майор - Вот-вот, блаженный. Исчез он. А потом, 19-го апреля, за неделю до взрыва, первый раз набат прозвучал. Получается, предупредить он хотел. О беде.

Николай - А где он колокол-то взял?

Майор - Да черт его знает. Может, деревня там какая-нибудь заброшенная. Выясняем. А как у тебя бойцы на набат реагируют?

Николай - Хорошо реагируют.

Майор - ?!

Николай - А я им объяснил, что звуковые волны от колокольного звона гадость всякую уничтожают. Чуму, например. Так, действительно, в средние века боролись с чумой. Это факт!

Майор - Я слышал об этом.

Николай - Ну я и сказал бойцам, что не надо пугаться набата. Что он будто радиацию убивает.

Майор - Молодец, лейтенант! Хорошо придумал. Надо распространить по всем подразделениям твою теорию. А то кое-кто паникует на колокол.

Николай - Интересно бы этого деда увидеть.

Майор - Дед - ладно. Тут другая заморочка с этим колоколом.

Николай - Какая?

Майор - Достал этот дедок всех. За неделю-то со своим звоном. И как раз накануне аварии дружинники в лес пошли, уши старику надрать. А погода тогда стояла - прелесть! Ну и решили дружинники свой рейд с пикником совместить. Жен взяли, детей. Человек сорок их собралось. И никто не вернулся. Никто. Почему? Что с ними могло случиться?

Николай - Получается, что они о помощи просят. Их искали?

Майор - Кому их искать-то? В первые дни про них вообще никто не вспомнил. Потом просили вертолетчиков, но у них своей работы полно. Покружились где-то там (машет рукой), впустую.

Николай - Так надо местность прочесать!

Майор - Не надо. Там (опять машет рукой) - сплошное пятно радиации. Искать одних, чтобы потерять других?

Николай - Так что же, забыть про них? Пусть погибают?

Майор - Считай, что они уже погибли. Потрезвонят в колокол еще несколько дней - и все. (Набат усиливается, как будто люди там, у колокола не согласны с тем, что их хоронят. Потом колокол становится все тише, тише и смолкает совсем).


Акт 3
Картина 4
Вытрезвитель. Сцена разделена пополам. С права у входа большая скамья. В правой и меньшей части сцены «приемная вытрезвителя». В левой и большей - палата. На стене - транспарант «Встретим 1987 год трезвыми!». Под ним валяется чья-то елка.

В приемной вытрезвителя дежурный офицер, чуть в глубине - фельдшер, в стороне - сержант. Перед офицером, заметно покачиваясь «качает» права клиент учреждения.

Клиент (в одних брюках, нетрезвый) - Не согласный я с Вами, товарищ лейтенант. Я трезв! Требую отпустить меня к семье. Меня дома жена ждет, детишки малые (клиента качнуло, его разворачивает, мутным взглядом он обводит помещение, замечает елку). О, это моя елка!

Офицер - Нет, приятель, это не твоя елка!

Клиент - Па-стой. Я же за елкой с утра пошел. Меня жена послала: «Новый год на носу, а ты, паскуда, до сих пор детям елку не достал!» И я пошел за елкой. Точно помню (неуверенно, но нагло и с надеждой). Нет, это моя елка! Дайте ее мне, и я пошел домой! (К офицеру) Ты че молчишь? Вы лишаете меня радости общения с семьей! (пауза) Ох, мне бы сесть. Или лечь… (искательно). Я пойду?

Офицер - Эх ты, морда. Мы тебе жизнь спасли, а ты обвиняешь, что мы тебя от семьи отрываем.

Клиент - Как это? Жизнь спасли? Вы-то? Вы спасете!!!

Офицер - Да так! Ты же головой в сугробе лежал. Моли Бога, что экипаж тебя еще разглядел в снегу. Ведь замерз бы к чертовой бабушке!

Клиент - Да!? Неужели так все и было? Пойду жену обрадую, что живой! Ага?

Офицер (кивает на фельдшера) - Ну если врач скажет, что ты уже достаточно протрезвел, иди, конечно, домой. Протокол на тебя я уже составил, личность твою прояснил, квитанцию на штраф выписал.

Клиент - Во как! Все дела переделал! И когда только успел? Я что так давно здесь? Доктор! Где ты? Ау!?

Сержант (берет его за плечо) - Ты не ори тут! Разбушлатился! (подводит клиента к фельдшеру)

Клиент - У, какой сильный! Так больно меня за тело схватил! (к фельдшеру) Здрасьте!!! Я к Вам за пропуском в родной дом. Отпустите меня к жене. Меня детки ждут.

Фельдшер - Отойдите на пять шагов назад.

Клиент - Я Вам так неприятен?

Фельдшер - Гражданин, это - тест. Тест на трезвость. Отойдите на пять шагов назад.

Клиент - О! Это запросто! (поворачивается и криво уходит назад) Вот, отошел!

Фельдшер - Повернитесь ко мне лицом и подойдите ко мне по прямой линии. По досточке.

Клиент - А где тут досточка? У вас тут линолиум постелен. (Начинает идти, его шатает) А где линия, по которой я должен пройти? Нету линии! Нечестно с Вашей стороны, товарищ доктор, такие задания людям давать.

Фельдшер - Хорошо. Вот Вам другой тест. Закройте глаза…

Клиент (весело) - Закрыл!

Фельдшер - Дотянитесь указательным пальцем правой руки до кончика носа.

Клиент (явно подглядывая) - Дотянулся, дотянулся!

Сержант - Я тебе сейчас так дотянусь! Выполняй все как доктор говорит. Зачем подглядывал?

Клиент - Товарищи! Оградите меня от этого грубияна! Я хочу покоя!

Фельдшер - Веселый ты парень, как я погляжу! Ладно, получишь ты сейчас покой!

Клиент - В каком это смысле?

Фельдшер - Ну спать пойдешь. Или домой, или к нам в палату. Глаза закрыть! Руки вперед! Десять раз присядешь - трезвый. Не присядешь - останешься в вытрезвителе.

Клиент (начинает выполнять упражнение, падает при первом же приседании) - Ни считово! Первый раз ни считается! Дайте еще одну попытку!

(И офицер, и фельдшер, и даже сержант видят не агрессивный характер клиента, поэтому и сами не злые. Чуть ли не хором они кричат: «Давай! Вторая попытка»)

Клиент (начиная приседать) - Раз, два (его сразу заносит, он пытается на скорости выправить крен, но падает)… Три… Не получается. Сдаюсь!

Сержант - Пойдем, болезный.

Клиент - Пойдем (повисает на сержанте)

Сержант (ведет клиента к скамье) – Снимай брюки!

Клиент – Как скажешь. (Снимает брюки) Любой каприз за ваши деньги! (Все хохочут, отвлекаются и в этот момент клиент достает из брюк сигареты и ловко прячет себе в трусы)

Сержант – Проходи. (Проводит клиента в «палату»)

Офицер - Странный сегодня день - всего три клиента.

Фельдшер - Еще не вечер!

Офицер - Ну так и не вечер (смотрит на часы). Одиннадцать часов вечера. Пить что-ли мужики бросили?

Фельдшер - Да нет. Патрульные экипажи сегодня добрые. По инструкции работают: не берут тех, кто и нетрезв, но в пространстве ориентируется и до дома дойти может. С сегодняшними патрулями плана не сделать. Ты бы им сказал, лейтенант…

Офицер - Нет! Сам сволочью не хочу быть и от других этого никогда не требую.

Фельдшер - Вечно с тобой без премии остаешься! (скрип тормозов, стук в «предбанник») А может, еще наберем норму? Может свадьба какая-нибудь в городе или юбилей? Надо только постараться! Быть того не может, чтоб на Руси пьяницы перевелись! (Первым появляется Серега, он возбужден. За ним два сержанта (сержант 1 и сержант 2), один из которых поддерживает Николая. Серега проходит сразу к дежурному офицеру, Николай отстраняет сержанта, садится на скамью у входа, и почти сразу начинает раздеваться)

Офицер - О, корреспондент!

Серега - Добрый вечер! (Здороваются за руки)

Офицер - А ты чего без звонка? У нас сегодня пусто, не о чем репортаж писать.

Серега - Репортаж всегда есть о чем писать. Даже о том, что пусто в вытрезвителе. Это как раз очень даже замечательно можно подать в газете…

Офицер (прерывает) - Не-не-не!!! Не надо в газете писать про то, что наш вытрезвитель пустой.

Серега - Как? Это же хорошо: политика партии по борьбе с пьянством и алкоголизмом начала давать свои плоды - люди перестали напиваться! Все согласно вашему же лозунгу! (показывает на транспарант)

Офицер - Может это и хорошо для кого-то, но не для нас.

Серега - А-а-а! Так значит есть все-таки план для вытрезвителей! А клялся, что не дает вам таких планов ваше начальство?

Офицер - Дает - не дает. Не надо об этом писать. Договорились?

Серега - Да не бойся ты! Не сделаю я тебе ничего плохого. Только тогда уж и ты мне помоги.

Офицер - А что случилось?

Серега - У меня день рождения сегодня…

Офицер - Поздравляю!

Серега - Спасибо. Ну вот, посидели с друзьями у меня дома. Я говорю им, оставайтесь вы у меня до утра, все равно же мы не самые трезвые люди в этом городе, а милиция сейчас лютует, особенно сержанты. Заберут - и имени не спросят.

Офицер - Ну это ты зря так про нас!

Серега - Да чего зря-то? Вот вышел друга проводить, остальные у меня ночевать остались, а этот у нас самые большой семьянин, уперся: «Домой поеду!» И все тут. Вышли на улицу, как партизаны в кустах прятались! Я машину увижу, голосовать бегу. Никто не остановился! Только вот ваши. Они из переулка появились, я уже руку поднял, потом только заметил, что это не такси, а «воронок». Вот видишь, подобрали, привезли.

Офицер - Ну сам-то ты вижу трезвый, а товарищ твой - наш клиент.

Серега - Здравствуйте Вам! Ваш клиент! Мы ж с тобой договорились: я тебе плохого не делаю, ты мне плохого не делаешь.

Офицер - Ты-то иди домой, а товарищ твой…

Серега - А что товарищ?

Офицер - Да ты сам посмотри на него.

Серега (оборачивается и видит, что Николай разделся уже до трусов) - Коля! Ты че, охренел?! А ну-ка давай одевайся быстренько, домой пойдем (пытается помочь Николаю одеться, тот отталкивает Серегу).

Николай - Никуда я отсюда не пойду.

Серега - Да ты соображаешь, куда нас привезли?

Николай - Да вижу, не дурак.

Серега - Одевайся, домой пойдем!

Николай - Не пойду. Устал я. Очень (встает и практически трезвой походкой идет). Куда тут у вас?

(Офицер и сержанты переглядываются, пожимают плечами, Серега ошарашен).

Офицер (кивает на дверь) - Туда!

(Николай уходит в «палату», по нему видно, что сил у него никаких нет)

Серега - Надо же. Хрень какая получилась! Больше всех домой рвался и на тебе! Не пойду никуда. (встряхивается) Это! Товарищи! Ну он же не пьяный!

Фельдшер - Да вроде не пьяный.

Офицер - Ну а что я могу сделать, если он сам спать ушел?

Серега - Так. Ладно. Только давай, лейтенант, договоримся, что никаких официальных бумаг ты на моего товарища заполнять не будешь. Штраф - хрен с ним! Штраф заплатим. Но никаких протоколов, а то такой шум на работе начнется.

Офицер - А он тоже из редакции?

Серега (шепотом, только офицеру) - Начальник мой! (ко всем) Ну граждане, хорошие! Сделаете мне такой подарок на день рождения?

Сержант - Я что, я ничего. Лейтенант пусть решает.

Офицер - Дурацкая ситуация! Человек действительно не пьяный, а спит в вытрезвителе (к своим). Ребята, ну что, пожалеем корреспондентов?

Фельдшер - Пожалеем.

Сержант 1 - Я не против.

Сержант 2 - Мне все равно (к своему товарищу). Ну че, пошли что ли?

Сержант 1 - Пошли (встают и уходят в машину)

Серега - Я в долгу не останусь! Репортаж напишу, что ваш вытрезвитель самый образцовый в нашем городе!

Офицер (довольный) - Да ладно уж…

Серега - Не, не! Вы к нам по человечески, и мы к вам тоже по-людски.

Офицер - Тогда вот что. У нашего начальника юбилей в феврале. Вот к этой дате бы и подгадать.

Серега - Сделаем!

Офицер - Ну вот и ладненько. Вот и сговорились. (поднимается, идет к Сереге попрощаться)

Серега - Нет, я никуда не пойду.

Офицер - Почему, ребята тебя сейчас до дома довезут.

Сержант - Не довезут, они уже уехали.

Серега - Нет, я здесь остаюсь. Как я товарища брошу?

Офицер - Да ничего не будет с твоим товарищем! Что ты до утра будешь у нас мучиться?

Серега - До утра, не до утра, а не брошу я его и все!

Офицер - Ну куда я тебя здесь дену?

Серега - Никуда меня не надо девать! Вот на лавке посижу (садится, пытается устроится поудобнее, почти сразу встает) Я только посмотрю, как он там устроился. (заходит в «палату», находит Николая, поправляет ему подушку. Думает, собирает одеяла со спящих вокруг и укрывает Николая. Возвращается в приемную)

Офицер - Я не знаю, что с тобой делать!

Фельдшер - Да пусть идет ложится нормально! Мест-то свободных полно!

Офицер - Пойдешь, корреспондент?

Серега - Куда?

Офицер - В камеру! То есть в «палату». Там кровать, простыни чистые, подушка, одеяло. Выспишься хоть!

Серега - А вы нас точно утром отпустите по нормальному, без протокола?

Офицер - Договорились же! Ты что не веришь мне? Обижаешь, я ведь офицер!

Серега - Извини, дорогой. Не обижайся. Я тебе верю и в доказательство этой веры иду спать в вашем, в общем-то, гнуснейшем заведении… (уходит в «палату»)
1   2   3   4   5

Похожие:

Посвящается Николаю Серикову Сергей Шумский Чернобыльский счет Пьеса в 3-х актах 2007 год Действующие лица iconПьеса в трех актах
Талейран, министр иностранных дел. 50 лет. Он сохранил манеры галантного века; его речь и жесты отличаются старомодным изяществом....

Посвящается Николаю Серикову Сергей Шумский Чернобыльский счет Пьеса в 3-х актах 2007 год Действующие лица iconСказка о квартирном вопросе 64
Действующие лица: Молодой человек, Сотрудница 1,Сотрудница 2, Сотрудник 1,Сотрудник 2, Сотрудник 3, Кассир 1,Кассир в центре площадки...

Посвящается Николаю Серикову Сергей Шумский Чернобыльский счет Пьеса в 3-х актах 2007 год Действующие лица iconИнформация о нормативных правовых актах, принятых (опубликованных) в октябре 2007 г
Федеральный закон от 18. 10. 2007 г. №230-фз «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи...

Посвящается Николаю Серикову Сергей Шумский Чернобыльский счет Пьеса в 3-х актах 2007 год Действующие лица iconИзвещение о проведении открытого конкурса на поставку музыкальных...
«Город Чита», находящееся по адресу: г. Чита, почтовый индекс 672000, ул. Ленина, д. 100, контактный телефон 32-34-03, 35-37-51 объявляет...

Посвящается Николаю Серикову Сергей Шумский Чернобыльский счет Пьеса в 3-х актах 2007 год Действующие лица iconОтчет о результатах проверки эффективности, законности и целевого...
Основание для проведения проверки: план работы Контрольно-счетной палаты Елизовского муниципального района на 2007 год

Посвящается Николаю Серикову Сергей Шумский Чернобыльский счет Пьеса в 3-х актах 2007 год Действующие лица iconПриказ от 28 ноября 2007 г. N 727 об органе, осуществляющем ведение...
Федерального закона от 19 декабря 2006 г n 238-фз "О федеральном бюджете на 2007 год" (Собрание законодательства Российской Федерации,...

Посвящается Николаю Серикову Сергей Шумский Чернобыльский счет Пьеса в 3-х актах 2007 год Действующие лица iconДействующие лица (в порядке произнесения реплик)
Действие пьесы происходит в большой американской тюрьме летом 1938года. Оформление должно давать обобщенный образ всех тюрем

Посвящается Николаю Серикову Сергей Шумский Чернобыльский счет Пьеса в 3-х актах 2007 год Действующие лица iconКнига мне очень понравилась. Грешнов говорил обстоятельно и солидно. Как всегда
В декабре 2007 года Московскому Высшему общевойсковому командному училищу исполнилось 90 лет. Его выпускникам посвящается

Посвящается Николаю Серикову Сергей Шумский Чернобыльский счет Пьеса в 3-х актах 2007 год Действующие лица iconМихаил Соколовский Завещание обжоры комедия в двух действиях москва 2009 Действующие лица
Натали Валентина де Шай, вдова Фридриха Андрея де Шая, властная красивая женщина, 52 года

Посвящается Николаю Серикову Сергей Шумский Чернобыльский счет Пьеса в 3-х актах 2007 год Действующие лица iconВ раю найдётся место для каждого Действующие лица
Курилка в здании, где работает Рукавишников. Рукавишников и со своим сослуживцем дымят под знаком «Не курить»

Посвящается Николаю Серикову Сергей Шумский Чернобыльский счет Пьеса в 3-х актах 2007 год Действующие лица iconАнна Мантис Меня здесь нет Трагикомедия Действующие лица: Алевтина психоаналитик и игрок, 50 лет
Катя – молоденькая провинциалка, приехавшая в Москву делать карьеру и выйти замуж, позже – жена Сергея

Посвящается Николаю Серикову Сергей Шумский Чернобыльский счет Пьеса в 3-х актах 2007 год Действующие лица iconРассмотрение заявлений адвокатов. Вопросы текущей деятельности. Голосовали: единогласно
Присутствовали: Басов Юрий Романович, Гордеева Ольга Геннадьевна, Леднев Сергей Федорович, Мухаметов Ринат Равилевич, Ногин Сергей...

Посвящается Николаю Серикову Сергей Шумский Чернобыльский счет Пьеса в 3-х актах 2007 год Действующие лица iconСергей Потапов: Горе не пришло в 147 белгородских семей
Литвинов депутат Белгородской областной Думы Сергей Литвинов отметил также эффективность работы системы «112». С её помощью можно...

Посвящается Николаю Серикову Сергей Шумский Чернобыльский счет Пьеса в 3-х актах 2007 год Действующие лица iconМетодические рекомендации по сопоставлению данных разведки и разработки...
Разработаны Федеральным государственным учреждением «Государственной комиссией по запасам полезных ископаемых» (фгу «гкз») за счет...

Посвящается Николаю Серикову Сергей Шумский Чернобыльский счет Пьеса в 3-х актах 2007 год Действующие лица iconЗаконы и иные нормативные правовые акты Российской Федерации, действующие...
Медицинская сестра палатная относится к третьему квалификационному уровню профессионально-квалификационной группы «Средний медицинский...

Посвящается Николаю Серикову Сергей Шумский Чернобыльский счет Пьеса в 3-х актах 2007 год Действующие лица iconАристарх Обломов Бездорожье (драма в 4 действиях) действующие лица
В правой стороне стоит массивный стол хозяина кабинета, а в глубине, за капитальной перегородкой находится кино- и видео- просмотровый...


Руководство, инструкция по применению




При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
rykovodstvo.ru
Поиск