Книга мне очень понравилась. Грешнов говорил обстоятельно и солидно. Как всегда

Книга мне очень понравилась. Грешнов говорил обстоятельно и солидно. Как всегда


НазваниеКнига мне очень понравилась. Грешнов говорил обстоятельно и солидно. Как всегда
страница1/22
ТипКнига
rykovodstvo.ru > Руководство эксплуатация > Книга
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22
Кремлёвцы
Книга 1
В декабре 2007 года Московскому Высшему общевойсковому командному училищу исполнилось 90 лет. Его выпускникам посвящается.
Пролог.
До дня рождения Сергея оставалось три дня. Они сидели у него в офисе. И обсуждали его книгу о тутовых шелкопрядах. Пили коньяк и закусывали шоколадом.

  • Книга мне очень понравилась. – Грешнов говорил обстоятельно и солидно. Как всегда.

  • Андрей, знаешь, как приятно было читать твои комментарии?! Есть люди, которых уважаешь. И от кого очень важно услышать положительную оценку. – Сергей торопился поблагодарить Андрея за тёплые слова, написанные им в комментариях к его книге.

  • Нет, на самом деле, она написана чистым языком. Хороший фарси…

  • Причём я долго ломал голову, откуда он знает фарси? – Подал из угла свой голос Николай. Он привычно щёлкал своим фотоаппаратом. Снимал ребят на память и при этом умудрялся участвовать в разговоре.

  • А я перед поездкой несколько месяцев зубрил русско-дари разговорник (составили Г.К. Кучиев, М.М. Абдуллаев).

  • Только в книге у тебя не дари, а фарси. – Андрей на мгновение задумался. – У меня-то лучший разговорник тех времён лежит. Кабульский. А у тебя, я посмотрел, написано, как в учебнике Радовильского. Чистой воды: иранский фарси! Когда читал, думаю: «Ё-моё! Как классно пишет. Всё понятно».

Слышать это было очень приятно, но, чтобы не растаять от удовольствия, Сергей поспешил сменить тему.

  • Недавно в издательстве ЭКСМО Андрей Дышев начал выпуск двух новых серий. Об Афганистане и Чечне. Там и его «Разведрота», и «Потерянный взвод» его брата Сергея. «Знак зверя» Олега Ермакова и «В двух шагах от рая» Михаила Ефстафьева. И много других толковых книг. Можно ругать его или хвалить, но он один из очень немногих, кто не говорит о патриотизме, а просто делает дело! Пытается донести правду об Афганистане и Чечне. Это не обычные бульварные романы, а вполне серьёзные вещи. Вот только за пределами московской кольцевой автодороги никто об этих сериях практически ничего не знает. Да и в самой Москве дело обстоит не многим лучше. Зашел на днях в книжный магазин «Москва» на Тверской, спросил эти книги. Полку с ними сами продавцы нашли с трудом. В разделе современной российской прозы. В самом низу, практически на уровне пола! Даже те покупатели, что ползают по полу, едва ли смогут когда-нибудь их найти. А самые лучшие места заставлены женскими романами и «звёздными» войнами, зарубежными детективами и романами в жанре фэнтези. Попытался поговорить на эту тему с заведующей. Спросил, а почему бы не поставить эти книги на более видное место? Она сделала удивлённое лицо. Спрашивает, а какая разница? Действительно, какая разница, что читают наши сограждане. Знают ли они, что было в Афганистане? И что происходит сейчас в Чечне? Какая разница, знают ли они правду о своем недавнем прошлом и настоящем? Кого волнует то, что народ, не помнящий своего прошлого, не имеет будущего?!

Коля Прокудин снова подал голос.

  • Да, прилавки магазинов действительно завалены боевиками и «стрелялками». Серьёзных книг мало.

  • Интеллектуальный уровень народа уронили ниже некуда. – Присоединился к нему Андрей. После короткой паузы он произнёс ещё несколько слов. - Есть у меня такая задумка…

И Андрей рассказал о том, что вынашивал в своём сердце уже несколько лет. О том, что считал целью всей своей жизни (чтобы не сглазить, пусть эти планы пока останутся секретом). Коля рассказал о своих планах. А Сергей молча сидел в кресле и думал о том, какие ребята всё-таки молодцы. Сколько у них ещё планов и стремлений!

А еще о том, что Афганистан забрал слишком много молодых и талантливых ребят. Которые могли бы стать прекрасными мужьями и отцами. У которых тоже могли быть светлые и такие замечательные планы. Которые могли бы сделать столько хорошего в жизни. Но не успели. И то, что теперь всем нам нужно жить не только за себя, но и за них. Любить, работать, творить. И ставить перед собой цели, достойные их памяти.

Он думал о том, что Афганистан забрал у нас слишком многое. Опалил войной наши души. Оголил наши нервы. Даже спустя двадцать лет по ночам нам всё ещё снятся кошмары. И так часто прихватывает сердце. Но Афганистан и дал нам многое. Ведь не случайно мы с такой теплотой вспоминаем те годы, когда узнали цену истинной мужской дружбы, взаимовыручки и настоящего братства. Ведь это были не только годы нашей юности. Но было ещё что-то. Неосязаемое, но такое реальное.

Сергей смотрел на Андрея, который когда-то давным-давно раз и навсегда влюбился в эту далёкую и загадочную страну. Как бы не пытался он убедить нас в обратном, мы знали об этой любви. И может быть, именно эта любовь сделала из него талантливого журналиста, историка и настоящего ученого?!

Может быть, именно Афганистан раскрыл в Николае дар писателя? Нет, не война. Не только война. Хотя он и не вылезал из рейдов, но, может быть не война, а само пребывание среди людей, опалённых войной, подарило ему талант и вдохновение?!

И не только ему. Но что-то светлое и, может быть, самое лучшее в каждом из нас, появилось именно благодаря службе в этой стране? Благодаря тому, что где-то в глубине души мы всё-таки надеялись (хотя эта надежда так часто казалась слишком призрачной), что вернёмся домой живыми. И верили в то, что после войны жизнь будет намного лучше и светлее. У каждого из нас. Увы, далеко не все наши надежды оправдались. И не все мы стали после этой войны лучше и чище. Но одно можно сказать точно: все мы изменились. В лучшую или худшую сторону покажет время. И наша работа над собой.

Сергей никогда раньше не задумывался над этим. В каждой книге (и даже в Книге судеб) мы находим только те знания, до которых уже доросли. Или готовы дорасти. Он уезжал в Афганистан по собственному желанию, чтобы исполнить это непонятный интернациональный долг. Тогда он ещё не думал о том, что сможет приобрести там боевой опыт (как бы смешно это сейчас не звучало, но военные училища мы заканчивали для того, чтобы научиться защищать свою Родину, а знания, не подкреплённые опытом стоят не слишком много). И ещё не понимая, что в каждой стране, на протяжении веков ведущей непрестанную борьбу с иноземными захватчиками, накапливается бесценный опыт. Даже если это и был опыт борьбы с твоей армией, от этого он не становится менее ценным.

Забавно, но тогда Сергей ещё мечтал стать профессионалом. И не только потому, что отец говорил ему в детстве: «Если ты хочешь кем-то быть, то будь лучшим». А, потому, что была у него ещё одна причина, по которой он обязательно должен был попасть на войну. И вернуться с неё живым (но это была слишком личная причина для того, чтобы сейчас о ней говорить).

Да, его интересовали приёмы рукопашного боя и национальных единоборств, которые обязательно должны были быть у афганцев. Он был уверен в этом. И он надеялся что-то узнать о них новое. Но судьба распорядилась иначе. Судьба часто бывает, благосклонна к тем, кто идёт ей навстречу. Но дарит нам не всегда то, что мы от неё ждём. И в этот раз, кроме того, о чём он мечтал, она подарила ему и совершенно уникальные знания. О секретах сохранения молодости и здоровья. Это был поистине царский подарок!

И вместо того, чтобы, вернувшись из Афгана, стать профессиональным военным, он превратился в массажиста и учителя. Много лет он пытался донести эти знания до тех, кто его окружал. Но, как всем известно, нет пророков в отечестве. Секреты сохранения молодости и здоровья в нашей стране были в эти годы не актуальны. Многим тогда приходилось не жить, а выживать. И его знания были здесь никому не нужны.

Несколько раз его приглашали преподавать систему Тай До (Тай Дао) за рубеж. Он всё отказывался, считая эти знания национальным достоянием (ни для кого не является секретом, что здоровье нации – это основа её безопасности). Тем более что носителей этих знаний в России было совсем не много. Но он заблуждался в этом . Тай До (Тай Дао) всегда, с самого рождения, было достоянием всего человечества. Хотя и использовалось лишь в очень ограниченном кругу.

Сергей пытался расширить этот круг. Как говорил известный лётчик-ас Пушкин: «Мы ленивы и нелюбопытны (правда, и до него эти слова произносили очень многие лётчики)». Сначала Сергей удивлялся, сталкиваясь с этими особенностями нашего национального характера. С непониманием, нежеланием что-то делать, что-то менять. А потом просто пришёл к одной известной истине: «Делай, что должен. И пусть будет, как будет». Он понял, что удивляться здесь нечему. Нужно работать. И пока не поздно, нужно было исправлять свои ошибки.

Может быть, именно поэтому он согласился на очередное предложение. В стране, куда его приглашали, у него было много пациенток. Красивых пациенток (а это всегда было его слабостью). К тому же до Страсбурга, где жили его друзья, от Баден-Бадена было всего около сорока километров.

Есть такая поговорка: «Не спрашивай, что страна сделала для тебя, спроси, что ты сделал для неё?» Сергей никогда не забывал эту поговорку. До его отъезда оставалось чуть больше двух месяцев. Сергей объявил ограниченный набор на курсы Тай До. Он хотел, чтобы его ученики (точнее ученицы) остались и в России. И начал заниматься с ними.

А ещё он попросил меня записать его воспоминания о курсантских годах (что по мере моих скромных сил я и стараюсь сделать). О Московском высшем общевойсковом командном орденов Ленина и Октябрьской революции, Краснознамённом училище имени Верховного Совета РСФСР, где ему посчастливилось учиться. О спортвзводе. О его друзьях, которые с гордостью называли себя (и до сих пор называют!) кремлёвцами. И о времени, в котором все они жили.

Сергей Карпов считал, что этот рассказ – самое важное из того, что ему оставалось еще сделать. Его рассказ я и предлагаю вашему вниманию.
Глава 1. О любви и ненависти
О своих предках по отцовской линии я знаю совсем немного. Знаю, что пришли они с Южного Урала. Что были казаками. А в середине восемнадцатого века осели недалеко от Москвы. Со стороны матери мои предки жили на границе нынешних Липецкой и Рязанской областей. Об одном из них есть упоминание в древних летописях. Он отличился на Куликовском поле, затем в составе посольства московского князя был направлен в Великую Орду. А после этого стал послушником у Сергия Радонежского.

Да, я действительно знаю о них слишком мало. Но одно я знаю точно. Среди моих предков никогда не было дворян и купцов. Почти все мои предки были хлеборобами. Или воинами. И даже если иногда уходили в монахи, то и там они оставались воинами. Потому что наши монастыри испокон веков были не только крепостями духа, но и хранителями народной мудрости и ратной доблести. Хотя и об этом мы тоже знаем не слишком много.

По воспоминаниям сестры моей мамы, Татьяны Ивановны Лушиной, мой прадед Паршин Даниил Лаврович и его супруга Пелагея Степановна жили в селе Тёплое Липецкой области (тогда Рязанской), Данковский район (Воскресенский). «Бабушка по матери была любимой снохой и любимой женой. Она была очень красивой. Дед ее очень любил. Всегда привозил ей жамки (пряники)». Прабабушка прожила девяносто лет. Прадедушка чуть меньше. Были они тружениками и всегда жили в достатке. У них было пятеро детей. И при жизни они застали тридцать двух внуков и примерно столько же правнуков.

Их дочь Анна Даниловна, родившаяся 2 августа 1903 года, тоже была удивительно красивой, в маму. Окончила гимназию (в то время это было хорошее образование). Многие местные парни засылали к ней сватов, но она вышла замуж за приехавшего после гражданской войны в их село Ивана Чуракова. Он был одним из «двадцатипятитысячников», коммунистов, приехавших создавать колхозы. Жить они перебрались в деревню Ясная Поляна (выселки из села Тёплое, названа так в честь Толстовской Ясной поляны). Он тоже был тружеником. Выводил новые сорта яблонь. Пахал и сеял наравне со всеми. Может быть, чуть больше, чем остальные. И колхоз, который создал Иван Васильевич Чураков, очень скоро стал одним из лучших.

Иван Васильевич был участником двух Всесоюзных сельскохозяйственных выставок в Москве (1939 и 1940 гг.). Этой чести удостаивались тогда не многие. За право участвовать в Выставке боролись миллионы колхозников и рабочих совхозов, тысячи агрономов, зоотехников, механизаторов. Выставочный комитет получил около 250 тысяч заявок о желании быть ее экспонентом.

В июне 1941 года он добровольцем ушёл на фронт. У председателей колхозов была «бронь», но он сказал, что «хлеб выращивать смогут и женщины, а Родину защищать – должны мужики». «Очень высокий он был, под потолок (выше двух метров ростом), и очень большой размер обуви у него был (48-49). Я его не помню. Мне (Татьяне Ивановне Лушиной) было два с половиной годика. Единственное помню, что остались после него здоровущие калоши, сделанные на заказ, и больше ничего. Когда он ушёл на фронт, Маше было два месяца, Кате – пять лет, Лёше – семь, Васе – девять, Ане – тринадцать».

Иван Васильевич был назначен командиром разведывательно-диверсионной группы, предназначенной для проведения диверсий в немецком тылу. Но в конце сорок первого года, когда немцы рвались к Москве, его группа в составе десяти человек получила задачу занять оборону в районе населенного пункта Зубово (посёлок недалеко от города Клин Московской области). И не допустить прорыва танков и пехоты противника к дороге Москва – Ленинград. Довольно смешная задача для группы в десять человек, у которых не было ни одного пулемёта, а из противотанковых средств – только несколько бутылок с зажигательной смесью. Они смогли поджечь только два немецких танка, и задержать немцев на несколько часов…

Из всей группы в живых осталось только три человека. Ранеными они попали в плен. С них сняли верхнюю одежду, разули и босиком погнали в сторону Зубова. Где загнали в церковь. Туда же немцы заставили местных жителей перенесли раненых красноармейцев из местной школы. В школе располагался пункт сбора раненых, который наши не успели вовремя эвакуировать.

Был страшный мороз. Пленных не кормили. Местные жители пытались бросать в окна церкви хлеб, но немецкие часовые их вскоре отогнали. Потом пришли немецкие танкисты. Они были обозлены потерей двух танков, взяли у часовых винтовки и около часа избивали пленных прикладами.

За первую ночь замёрзло больше половины пленных. Ещё одна ночь и с ними было бы покончено. Но на следующий вечер мой дед вместе с двумя своими товарищами обезоружил немецких часовых. На рассвете следующего дня они вышли к своим.

В тот же день наши отбили у немцев эту церковь. В живых там уже никого не было. Вскоре был освобождён и Клин. Мой дед несколько месяцев пролежал там в госпитале. Ранение и сильное обморожение долго не давали ему подняться на ноги. Из Клина пришло его последнее письмо.

В начале 1942 года, после выздоровления, моего деда направили на Калининский фронт. Точнее за линию фронта. А еще через пару месяцев пришло извещение о том, что Чураков Иван Васильевич пропал без вести. От него не осталось даже могилы.

(Шестьдесят пять лет спустя, благодаря создателям электронной Книги памяти obd-memorial.ru станет известно, что «гвардии красноармеец, стрелок 4-го гвардейского мотострелкового полка 2-й гвардейской мотострелковой дивизии Чураков Иван Васильевич был убит 4.08.42 г. в районе деревни Коршуново Ржевского района. Похоронен в деревне Коршуново». Ротный писарь ошибочно указал в похоронном извещении Воскресенский район Московской области вместо Воскресенского района Рязанской (Липецкой) области. Из-за этой ошибки 65 лет наш дедушка числился без вести пропавшим. Четвёртого августа 2007 года мы с сестрой Татьяной и двоюродным братом Геной Коледой поедем к нему на могилу).

После войны в селе Тёплом и в Ясной поляне был сильный голод. Вот что вспоминает о том времени тётя Таня: «У нас люди пухли и умирали. А мама помогала всем вокруг. Как жена бывшего председателя колхоза, она считала себя обязанной так поступать. Наварит, бывало, каши «гречневой». Что из мороженой картошки (весной собирали, осенью нельзя было, мыли, сушили, толкли в ступе, сеяли, – получались и мука, и крупа) и бидон молока нам даст. И идем мы, дети, то в одну деревню, то в другую. Почему мы выжили? Труженики были. Мама и вязала, и шила, и валенки валяла, и крыши крыла, и печки клала, и мыло сама варила, и т.д. И ни одного дня в колхозе на работе не пропустила. Без выходных. И огород был 40 соток, и дети малые.

В школьном возрасте мы зимой и снега-то не видели. Сидели всю зиму на печке – одевать было нечего. Когда мама с работы придет в обед (не на обед - обедать ей некогда было – скотина, дети), мы на несколько минут обували ее валенки (они нам были по самую попу), выходили в снег, где поглубже, и стояли в нем. Потом мама загонит домой (валенки нужны) – и мы опять на печку. Ничего все выросли, выучились.

Трудно маме приходилось. Однажды пошла она в лес за дровами, а за ней увязались два голодных волка. Она несла вязанку дров, а два волка шли по обе стороны строго на одном расстоянии. Она остановится, и они сядут и сидят, ждут. Она, с замиранием сердца, трогается, и они встают и идут. Так до дома дошли и убежали – не тронули.

Из двадцати домов, что были в Ясной поляне ушли на фронт мужики. И ни один из них не вернулся (через несколько лет от деревни не осталось ни одного дома). Когда немного полегче стало, мужики из Тёплого стали возить зерно и яблоки на базар. За двадцать пять километров. Мама с мешком яблок сидит всю ночь на дороге (чтобы их не прозевать), а они мимо проедут и не остановятся. Сами сидят на подводе, а наш мешок положить некуда. Приходилось маме брать тележку. Мы маленькие, маме помогаем, тянем эту тележку. А мужики «гогочат». Мужчины эти, многоуважаемые участники войны, издевались над нами, как хотели. Многие не могли простить маме того, что когда-то давным-давно она отказала им со сватовством. Считали её гордячкой. Ждали, когда она придёт к ним на поклон, за помощью.

Мама ни на кого не обижалась, ни от кого помощи не ждала. Но до самого последнего своего дня она ждала своего мужа. Верила, что он вернётся. Говорила, что «пропал без вести, не значит, что погиб». И любила его до самого последнего своего дня.

И ни к кому на поклон не шла. Как-то уж к старости ей пенсию должны были прибавить за отца, рублей десять. А она и не стала ничего оформлять. Говорит, что мне и этих пятидесяти рублей хватит. Одно время выделяли участникам войны ковры, бытовую технику и еще что-то. А те, которые погибли - ничего не заработали. А за отца на шестерых детей мама получала 75 рублей. После 60-го года это составляло 7 руб. 50 копеек. И никогда не унывала! Любила пошутить и повеселиться. И еще она была красивой и умной, и мудрой, и самой лучшей мамой на свете» (из воспоминаний Татьяны Ивановны Лушиной). Вот такой была моя бабушка.

Я застал её. И многому от неё научился. Хотя и до сих пор у меня не укладывается в голове, что она никогда не обижалась на то, что государство практически ничем не помогало таким, как она. И лишь где-то в глубине души была у неё всегда оставалась лёгкая грусть (не обида) от того, что фронтовики, семьи многих из которых она спасла от голодной смерти, никогда и ничем ей не помогли. Даже добрым словом. Возможно, она хотела от них слишком многого?

Второй мой дед, Егор Петрович, умер от ран 28 сентября 1944 года в деревне Токсино Клинского района. И похоронен на территории нынешнего Завидовского заповедника. Там где, не доезжая четырёх километров до Китенево, стоит красивая, старинная церковь

Вы спросите, горжусь ли я ими? Нет, не горжусь. Всё моё детство мне так хотелось, чтобы у меня были дедушки. С которыми можно было бы сходить в лес и на рыбалку. Просто посидеть у них на коленках и о чём-то поболтать. Нет, я не гордился ими. В детстве я их даже ненавидел. За то, что они не вернулись с войны живыми.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

Похожие:

Книга мне очень понравилась. Грешнов говорил обстоятельно и солидно. Как всегда iconДжеймс Глик. Информация. История. Теория. Поток Писатель и популяризатор...
На этом пути его сопровождают Чарльз Бэббидж, Ада Лавлейс, Клод Шеннон и другие великие ученые. «Информация» была признана лучшей...

Книга мне очень понравилась. Грешнов говорил обстоятельно и солидно. Как всегда iconТренинг безопасности для родителей
Кто угодно его уведет» «Я очень беспокоюсь, когда оставляю ребенка одного. Случиться может что угодно!» «Как же мне объяснить ему,...

Книга мне очень понравилась. Грешнов говорил обстоятельно и солидно. Как всегда iconТренинг безопасности для родителей
Кто угодно его уведет» «Я очень беспокоюсь, когда оставляю ребенка одного. Случиться может что угодно!» «Как же мне объяснить ему,...

Книга мне очень понравилась. Грешнов говорил обстоятельно и солидно. Как всегда iconРоман в четырех частях с эпилогом
Я же, когда обдумывал свои будущие повести, всегда любил ходить взад и вперед по комнате. Кстати: мне всегда приятнее было обдумывать...

Книга мне очень понравилась. Грешнов говорил обстоятельно и солидно. Как всегда iconКнига первая
К сожалению, я не смог обсудить этот вопрос с автором книги. Просто не знаю, как с ним связаться. Но все-таки я должен рассказать,...

Книга мне очень понравилась. Грешнов говорил обстоятельно и солидно. Как всегда iconКнига представилась мне как практическое руководство по «гарантированному...
Дэвид Аллен. Как поддерживать дела в порядке. Принципы полноценной жизни без стресса. Изд-во «Манн, Иванов и Фербер», М. 2010

Книга мне очень понравилась. Грешнов говорил обстоятельно и солидно. Как всегда iconБиблиографический указатель Составитель И. В. Пожидаева гкук «Кемосб»
Книга предназначена прежде всего людям с ограниченными жизненными возможностями. Ее автор, перенесшая в 22 года полиомиелит, очень...

Книга мне очень понравилась. Грешнов говорил обстоятельно и солидно. Как всегда iconА. С. Пушкин Эта книга история одной школы. Школа как школа не более...
Здесь, как и везде, школьные труды и веселые проказы, юные споры и первая любовь, ожидание будущего и сожаление о прошедшем, всегдашнее...

Книга мне очень понравилась. Грешнов говорил обстоятельно и солидно. Как всегда iconКак мне взвешивать моего ребенка, используя детские весы?
Это очень просто. После установки люльки нажмите кнопку на весах и уложите на люльку вашего ребенка. Измерение веса будет выполнено...

Книга мне очень понравилась. Грешнов говорил обстоятельно и солидно. Как всегда iconУчебник дерзости
Один гопник разозлился. «Эй, чё залупился?!» крикнул он мне. А я смотрел и думал: вот же, как беспросветна твоя жизнь, парень, как...

Книга мне очень понравилась. Грешнов говорил обстоятельно и солидно. Как всегда iconЭта же книга в других форматах
Я знаю многих замечательных людей, ведущих духовную жизнь, и они остерегаются говорить о чудесах, которые случались в их жизни, считая...

Книга мне очень понравилась. Грешнов говорил обстоятельно и солидно. Как всегда iconДве недели я наконец-то купил долгожданный новый автомобиль. И им...
Машина задумана конструкционно неплохо, но исполнение наше советское. Хочется спорить с поклонниками иномарок, но аргументов наше...

Книга мне очень понравилась. Грешнов говорил обстоятельно и солидно. Как всегда iconГодовой отчет о деятельности федерального государственного
Мне очень приятно представить Вашему вниманию результаты работы фгу «Ростовский референтный центр Россельхознадзора» за прошедший...

Книга мне очень понравилась. Грешнов говорил обстоятельно и солидно. Как всегда iconПервоисточник и авторство текста: Восточный портал, проект Андрея Ланькова
Когда меня спрашивают, что я же могу сказать о Сеуле, я всегда отвечаю: "Сеул – очень большой город. Ну очень большой!" Сеул, действительно...

Книга мне очень понравилась. Грешнов говорил обстоятельно и солидно. Как всегда iconАйн Рэнд Атлант расправил плечи. Книга 3 Атлант расправил плечи 3...
Она почувствовала, что все это ей знакомо. Это мир, каким он представлялся ей в шестнадцать лет. И вот теперь все исполнилось, и...

Книга мне очень понравилась. Грешнов говорил обстоятельно и солидно. Как всегда iconАльбер Гарро Людовик Святой и его королевство
Людовика IX, что можно ясно представить себе, как он выглядел в разные годы жизни, как вел себя в различных ситуациях, как одевался,...


Руководство, инструкция по применению




При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
rykovodstvo.ru
Поиск