Ролло Мэй Смысл тревоги Перевод с английского М. И. Завалова и А. И. Сибуриной Москва Независимая фирма «Класс» 2001 - страница 5

Ролло Мэй Смысл тревоги Перевод с английского М. И. Завалова и А. И. Сибуриной Москва Независимая фирма «Класс» 2001


НазваниеРолло Мэй Смысл тревоги Перевод с английского М. И. Завалова и А. И. Сибуриной Москва Независимая фирма «Класс» 2001
страница5/50
ТипКнига
rykovodstvo.ru > Руководство эксплуатация > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   50
инте�� рес (inter��est), которое выражает тот факт, что все мы тесно связаны с объек�� тивным миром, и потому не можем удовлетвориться объективной истиной, предполагающей наличие незаинтересованного наблюдателя”34. Кьеркегор ка�� тегорически сопротивлялся всем попыткам дать четкое определение таким по�� нятиям, как “Я” или “истина”. По его убеждению, тут возможно лишь динамич�� ное, то есть диалектическое определение, поскольку оно постоянно развивается людьми. “Подальше от умозрительных построений! — восклицает он. — Подальше от “Системы”. Вернемся к реальности”35. Он утверждал, что

*Слово организм, которое у русскоязычного читателя ассоциируется с телом человека, упот�� ребляется в данной книге в совершенно ином смысле: этот термин подчеркивает целост�� ность человека (или другого живого существа) и его постоянное взаимодействие с окру�� жающей средой. В этом (и только в этом) значении оно и оставлено в русском переводе данной книги. См. также главу 3, изложение представлений Гольдштейна. — Примеч. пере�� водчика.





38 Смысл тревоги

“истина существует лишь для конкретного живого человека, который сам и со�� здает ее своими действиями”36. При поверхностном рассмотрении кажется, что это высказывание выражает крайний субъективизмом, но следует помнить, что Кьеркегор, как и другие подобные ему мыслители, считал, что только так мож�� но прийти к подлинной объективности, противоположной искусственной объективности “рационалистической” системы. По словам Тиллиха, эти мысли�� тели “обратились к непосредственным переживаниям человека, к “субъектив�� ному” не для того, чтобы противопоставить их “объективному”, но чтобы по�� казать, что источником как объективного, так и субъективного является живой опыт”37. Кроме того, “они стремились к творческому бытию, превосходящему разделение на объективное и субъективное”.

Эти мыслители стремились преодолеть раздробленность культуры, для чего с особой силой подчеркивали единство живого человека — организма, который одновременно думает, чувствует и действует. Экзистенциализм занимает важ�� ное место в нашей книге, и не только потому, что это философское направле�� ние пытается преодолеть разделение между психологией и философией, но еще и по той причине, что в современный период истории именно экзистенци�� алисты первыми обратили внимание на проблему тревоги.

Теперь обратимся непосредственно к Серену Кьеркегору (1813—1855). Как пи�� шет Брок, в Европе этого мыслителя считают “одним из самых выдающихся психологов всех времен, который по глубине, если не по ширине, рассматри�� ваемых вопросов превосходит Ницше, а по проницательности его можно сопо�� ставить разве только с Достоевским”38.

В 1844 году вышла маленькая книга Кьеркегора о тревоге39. Ключевая идея этой книги — взаимоотношения тревоги и свободы. Кьеркегор убежден, что “тревогу всегда можно понять только в ее связи со свободой человека”40. Сво�� бода — это цель развития личности; с психологической точки зрения, “бла��
го — это свобода”41. Свобода для Кьеркегора есть возможность. Последнее ка�� чество прямо связано с духовным аспектом человека; в самом деле, если мы заменим в работах Кьеркегора слово “дух” на слово “возможность”, мы не ис�� казим смысла его философии. Отличительная черта человека, отделяющая его ото всех других животных, заключается в том, что человек обладает возмож�� ностями и способен эти возможности осознавать. Согласно Кьеркегору, чело�� века постоянно манят к себе возможности, он думает о возможностях, он их себе воображает и способен в творческом акте претворить возможность в ре�� альность. Конкретное психологическое содержание возможностей мы рассмот�� рим ниже, когда будем говорить о концепциях открытости и общительности, принадлежащих Кьеркегору. Пока достаточно сказать, что эти возможности и являются человеческой свободой.



Тревога в философии 39



Свобода несет с собой тревогу. Тревога, по словам Кьеркегора, — это состоя�� ние человека, сталкивающегося со своей свободой. Он даже утверждает, что тревога есть “возможность свободы”. Когда бы человек ни представлял себе возможности, в тот же момент потенциально присутствует и тревога. Чтобы проиллюстрировать это на примере повседневной человеческой жизни, вспом�� ним, что у любого человека есть возможность и потребность двигаться вперед в своем развитии. Ребенок учится ходить, идет в школу, взрослый вступает в брак или ищет новую работу. Эти возможности, которые, как открытые дороги, ведут в неведомое, поскольку ты еще по ним не путешествовал, пробуждают тревогу. (Это “нормальная тревога”, ее не следует смешивать с “невротической тревогой”, о ней речь пойдет ниже. Кьеркегор ясно показывает, что невроти�� ческая тревога, связывающая человека и лишающая его возможности творить, рождается в той ситуации, когда человеку не удается двигаться вперед, пере�� живая нормальную тревогу42.) Тревога всегда сопровождает осуществление возможностей. Кьеркегор думает, что чем больше у человека возможностей (или творческих способностей), тем больше он может испытывать тревоги. Возможность (“Я могу”) становится реальностью, а между первым и вторым обязательно лежит тревога. “Возможность означает, что я могу. В логических системах мысли часто говорится о превращении возможности в реальность. Но фактически все обстоит не так просто. Между первым и вторым лежит один решающий момент. Это — тревога...”43.

Рассматривая тревогу с точки зрения развития человека, Кьеркегор говорит о первоначальном состоянии младенца. Он полагает, что младенец изначально пребывает в состоянии невинности, при этом находясь в единстве с естествен�� ными условиями, со своим окружением. Младенец обладает возможностями. Это неизбежно влечет за собой тревогу, но пока еще тревога лишена конкрет�� ного содержания. В таком изначальном состоянии тревога есть “поиск при�� ключений, жажда неведомого, таинственного”44. И ребенок движется вперед, реализуя свои возможности. Но в состоянии невинности он не осознает, что, например, возможность роста включает в себя кризисы, конфликты и борьбу с родителями. В состоянии невинности рост личности остается потенциальной возможностью, которая еще не осознана. Связанная с таким ростом тревога — это “возможность в чистом виде”, то есть у нее нет конкретного содержания.

Затем у ребенка появляется самосознание. Кьеркегор полагает, что история об Адаме выражает этот феномен на языке мифа. Не соглашаясь с теми, кто все еще защищал историческую достоверность мифа, Кьеркегор утверждает: “Миф описывает внутреннее событие в виде события внешнего”45. И в этом смысле историю Адама повторяет каждый ребенок в возрасте от одного до трех лет. Кьеркегор считает, что история о грехопадении — это история о пробуждении самосознания. На каком��то этапе развития у ребенка появляется, если исполь�� зовать язык Библии, “знание добра и зла”. Тогда к возможности добавляется

40 Смысл тревоги

сознательный выбор. Человек начинает гораздо острее чувствовать и все зна�� чение возможностей, и сопровождающую их ответственность. С этого момента в жизни человека появляются кризисы и конфликты, поскольку возможность несет в себе не только позитивное, но и негативное. Можно сказать, что с это�� го момента ребенок начинает движение к индивидуации. И его путь — это не гармония с окружающим миром, в частности с родителями, но дорога, где он все время натыкается на сопротивление окружающего мира, дорога, путеше�� ствуя по которой во многих случаях необходимо пройти через конфликты со своими родителями. Ребенку угрожают одиночество и бессилие, и на данной стадии развития появляется тревога (подробнее мы это обсудим ниже). Инди�� видуация (процесс, в результате которого человек становится самим собой) достигается за счет встречи со своей тревогой. Тревога же неизбежно рожда�� ется в тех ситуациях, когда необходимо противостоять окружающему миру, а не только соответствовать своему окружению. Описывая тот момент, когда че�� ловек остро осознает возможность своей свободы, Кьеркегор говорит о “стра�� шащей возможности смочь”46.

Следует заметить, что в размышлениях Кьеркегора о психологии человека цен�� тральное место занимает вопрос о том, как человек может пожелать быть са�� мим собой. Желание стать самим собой — подлинное призвание человека. Кьеркегор подчеркивает, что человек не в состоянии точно определить свое Я, того себя, кем он хочет стать, поскольку Я есть свобода. Но кроме этого он пишет и о том, как люди убегают от желания стать собой: отказываются от осознания самих себя, желают стать кем��то другим или просто быть “прилич�� ным человеком”, желают быть собой как бы в знак протеста, в форме трагичес�� кого отчаяния стоиков, что не позволяет человеку полностью достичь своего подлинного Я. Слова “желание” или “желают” не имеют отношения к волюнта�� ризму девятнадцатого века, который заключался в вытеснении неприемлемых аспектов своего Я. Напротив, это желание есть творческая решимость, осно�� ванная на расширении границ самосознания. “Вообще сознание, то есть осо�� знание самого себя — это основополагающее качество Я, — пишет Кьерке�� гор. — Чем больше осознания, тем больше Я...”47.

Для того, кто знаком с современной психотерапией, все это покажется доста�� точно понятным. Одна из основных целей психотерапии — расширение гра�� ниц самосознания путем прояснения разрушительных внутренних конфлик�� тов, которые возникли из��за того, что человек перестал осознавать некоторые аспекты своего Я48. В процессе терапии выясняется, что эти слепые пятна са�� мосознания возникли по той причине, что на тех или иных этапах своего рос�� та человек не мог справиться с интенсивной тревогой. Кьеркегор говорит, что способность быть самим собой зависит от способности встретиться со своей тревогой и двигаться вперед, несмотря на тревогу. Для Кьеркегора свобо�� да — не просто вид органичного роста, подобного спонтанному росту расте��



Тревога в философии 41

ния, которое тянется к солнцу, когда с него убрали мешающий камень (такое упрощенное представление о свободе можно встретить в некоторых формах психотерапии). Скорее, свобода зависит от того, как человек относится сам к себе в любой момент своего существования. Если пользоваться современ�� ным языком, это означает, что свобода зависит от того, насколько ответствен�� но и автономно человек относится сам к себе.

Когда мы читаем размышления Кьеркегора о пробуждении самосознания, кото�� рое следует за состоянием невинности младенца, возникает желание сравнить его представления с современными данными психологии развития. Но провес�� ти такое сравнение непросто, поскольку понятия Кьеркегора всегда несколько отличаются от соответствующих понятий психологии. Так, например, его кон�� цепция Я лишь отчасти соответствует психологическому понятию Эго, хотя первое и второе очень похожи. Но можно сказать, что пробуждение самосо�� знания и, говоря языком современной психологии, появление Эго — связан�� ные между собой вещи. Это, как правило, происходит в возрасте от одного до трех лет. Во всяком случае, у крохотного ребенка нет самосознания, но его легко обнаружить у ребенка в возрасте четырех��пяти лет. С точки зрения Кьеркегора, подобное изменение представляет собой “качественный скачок”, и поэтому его невозможно адекватно описать научными методами. Кьеркегор стремился дать феноменологическое описание ситуации, в которой находится человек (например, взрослый), и для этого рассматривал состояние конфликта (самосознание) на контрастирующем фоне состояния невинности49.

Вследствие этого “скачка” самосознания тревога становится предметом раз�� мышлений, другими словами, у нее появляется содержание. Тревога человека становится “более рефлективной, поскольку каждый человек повторяет исто�� рию всего человеческого рода”50. Благодаря самосознанию человек получает возможность не только развиваться в выбранном направлении, он может так�� же сознательно участвовать в историческом процессе. Человек уже не воспри�� нимает себя существом, полностью зависимым от своей среды и условий суще�� ствования, поскольку он обладает правом выбора и независимостью. Подобным образом, он перестает быть автоматом, пассивно движущимся в бес�� смысленном потоке исторического развития. С помощью самосознания чело�� век может формировать свое историческое развитие и в какой��то степени его менять. Это не уничтожает влияние исторического окружения на человека. “Каждый человек начинается в цепи исторических событий, — пишет Кьерке�� гор. — И естественные законы сохраняют над ним свою власть”51. Но важнее всего не это, а то, как человек относится к своей истории.

Рассуждения Кьеркегора на эту тему можно кратко изложить следующим обра�� зом: в состоянии невинности человек не отделен от окружающей его среды и чувствует неопределенную тревогу. В состоянии самосознания человек полу��



42 Смысл тревоги

чает способность отделиться, стать отдельной личностью. Тогда тревога стано�� вится рефлективной, а человек получает способность отчасти направлять свое собственное развитие и участвовать в истории человеческого рода.

Тут мы подходим к одному существенному моменту. Тревога предполагает на�� личие внутреннего конфликта; это еще одно важное последствие самосозна�� ния. “Тревога “боится”, — говорит Кьеркегор, — и в то же время вступает в тайное взаимодействие с предметом своего страха, не может от него отвер�� нуться, да и никогда не станет этого делать...”52. (И, поясняя, добавляет: “Кому��то эти слова покажутся непонятными, но я ничего не могу поделать”.) Итак, тревога есть

“...влечение к тому, что наводит ужас, симпатическая антипатия. Тревога есть чужеродная сила, овладевающая человеком, и при этом человек не может с ней расстаться, да и не хочет; человек боится и одновременно желает того, чего боится. Так тревога делает человека бессильным”53.

Внутренний конфликт, характерная черта тревоги, хорошо известен современ�� ной клинической психологии; его описывали Фрейд, Штекель, Хорни и другие. Яркие примеры таких конфликтов встречаются в клинической практике, осо�� бенно при выраженных неврозах: у пациента есть сексуальные или агрессив�� ные желания и одновременно он их боится (в частности, их последствий). Так возникает устойчивый внутренний конфликт. Каждый человек, переживший тяжелую физическую болезнь, знает, что при этом существует тревога: что бу�� дет, если я не выздоровею? Но одновременно человек играет с мыслью о том, что он останется больным. Так, по словам Кьеркегора, человека привлекает то, что он сильнее всего ненавидит и чего боится. Данный феномен не сво�� дится только к “вторичным выгодам” болезни, эмоциональным или физичес�� ким. Возможно, пытаясь объяснить этот же самый феномен, Фрейд изобрел свою проблематичную концепцию “инстинкта смерти”, который находится в конфликте с “инстинктом жизни”. Ближе к Кьеркегору стоит Отто Ранк, чьи теоретические формулировки в то же время обладают большей ясностью, чем соответствующие концепции Фрейда. Ранк писал о конфликте между “волей к жизни” и “волей к смерти”54. Это не только конфликт, выражающий себя тре�� вогой, кроме того, он является следствием тревоги. Иными словами, этот конф�� ликт в человеке уже достиг такой степени, что вызывает тревогу.

Как бы там ни было, Кьеркегор недвусмысленно говорит о том, что подобный конфликт не сводится к феномену невроза. Он считает, что конфликт присут�� ствует в каждой возможности человека и в каждый момент тревоги после пе�� риода младенчества. Человек всегда стремится идти вперед, чтобы воплощать свои возможности, но в то же время он заигрывает с другой перспективой: с



Тревога в философии 43

тем, что будет, если он этого не сделает. Другими словами, в человеке также существует желание не реализовывать свои возможности. Кьеркегор объясня�� ет, чем отличается “невротическое” состояние от “здорового”: при здоровом состоянии человек, несмотря на конфликт, движется вперед, осуществляя свою свободу, а при нездоровом состоянии человек ограничивает себя и “замыкает�� ся”, отказываясь от своей свободы. Между страхом и тревогой существует одно радикальное отличие: испытывая страх, человек движется в одном направле�� нии, подальше от предмета страха; но когда человек переживает тревогу, в нем действует постоянный внутренний конфликт, поэтому отношение к пред�� мету тревоги у человека амбивалентное. Кьеркегор постоянно подчеркивает: хотя рефлективная тревога и предполагает более определенное содержание, объект тревоги никогда нельзя определить с абсолютной точностью, поскольку тревога имеет отношение ко внутреннему состоянию конфликта.

Другим следствием самосознания является появление ответственности и вины55. Чувство вины — проблема сложная и запутанная как для Кьеркегора, так и для современной психологии, и мне кажется, что нередко ее понимают слишком упрощенно. Нам будет легче понять мысли Кьеркегора о взаимоотно�� шениях между виной и тревогой в том случае, если мы будем помнить: этот философ связывает тревогу с творческими способностями человека. Тревога существует там, где есть возможность творить — творить самого себя, стре�� мясь стать собой, а также быть творцом в бесчисленных повседневных делах (это две фазы одного и того же процесса). Если бы не было возможностей, не было бы и тревоги. Об этом важно знать пациентам психотерапевта: их трево�� га свидетельствует о том, что внутренний конфликт продолжается, и, раз так, можно найти его конструктивное разрешение.

Творческий акт, в котором человек реализует свои возможности, всегда имеет как созидательный, так и разрушительный аспекты. При творческом акте все�� гда разрушается существующее положение вещей, разрушаются старые сте�� реотипы, постепенно разрушается все то, к чему человек был привязан с пер�� вых дней своего детства, — и создаются новые и необычные формы жизни. Если человек этого не делает, он отказывается от роста, закрывает перед собой свои возможности; такой человек убегает от ответственности за самого себя. Поэтому отказ от реализации возможностей порождает вину перед самим со�� бой. Но когда человек творит новое, он разрушает существующее положение вещей, ломая старые формы. Только так он может создать что��то новое и не�� обычное в человеческих взаимоотношениях и в культуре (например, в искус�� стве)56. Каждый творческий акт содержит в себе противостояние, содержит аг�� рессию, направленную на окружающих людей или на устоявшиеся формы жизни внутри самого человека. Можно сказать, что, совершая творческий акт, человек убивает что��то в своем прошлом, благодаря чему что��то новое может родиться в настоящем. Поэтому, по мнению Кьеркегора, тревогу всегда сопро��



44 Смысл тревоги

вождает чувство вины: и та, и другая связаны с реализацией возможностей. Следовательно, продолжает философ, чем выше творческий потенциал челове�� ка, тем сильнее он способен переживать тревогу и вину57.

Хотя вину нередко связывают с сексуальностью и чувственностью, источник вины и тревоги, по мнению Кьеркегора, находится не здесь. Сексуальность важна потому, что она выражает напряжение между стремлением к индивиду�� ации и потребностью во взаимоотношениях с другими людьми. И во времена Кьеркегора, и в наше время в сфере сексуальности ярче всего проявляется проблема существования человеческого Я, заключающаяся в том, что человек должен иметь свои собственные желания и стремления, но одновременно дол�� жен находиться в глубоких взаимоотношениях с другими людьми. Для полного удовлетворения своих желаний человеку нужен кто��то другой. Сексуальность может выражать конструктивное решение дилеммы — быть самим собой и од�� новременно находиться во взаимоотношениях с другими (тогда сексуальность становится отношением между личностями), но она может превращаться в эго�� центризм (псевдоиндивидуация) или в симбиотическую зависимость (псевдо�� взаимоотношения). Кьеркегор говорит о тревоге, которую испытывает женщи�� на при рождении ребенка, потому что “в этот момент в мир приходит новая личность”. Тревога и вина потенциально присутствуют в тот момент, ког�� да личность готова вступить во взаимоотношения. И это относится не толь�� ко к рождению ребенка, но ко всем тем моментам, когда человек вступает в новую фазу развития своей собственной личности. Согласно Кьеркегору, чело�� век постоянно, в каждый момент своей жизни творит свое собственное Я, во всяком случае, человек к этому призван58.

Вера в судьбу, продолжает Кьеркегор, часто используется для бегства от трево�� ги и вины, которые присущи творческому процессу. Поскольку “судьба ставит дух человека (его возможности) в зависимость от чего��либо внешнего” (на�� пример, от неудачи, необходимости, случайности), человек, верящий в судьбу, не ощущает тревогу и вину во всей их полноте. Попытка найти пристанище в концепции судьбы ограничивает творческие возможности человека. Поэтому Кьеркегор был убежден, что иудаизм, вынуждающий человека непосредствен�� но сталкиваться с проблемой вины, стоит на более высоком уровне, чем элли�� низм, который опирается на веру в судьбу. Настоящий творческий гений не пытается убежать от тревоги и вины с помощью веры в судьбу; в своем твор�� ческом акте он движется сквозь тревогу и вину.

Одной из форм потери свободы является состояние замкнутости. Под замкну�� тостью понимается сужение сферы осознания, подавление и другие распро�� страненные невротические реакции, возникающие в ответ на тревогу59. В истории, говорит Кьеркегор, такое состояние называли “одержимостью”. Он приводит библейские примеры истерии и немоты, из которых можно понять,



Тревога в философии 45

что это состояние имеет отношение к разнообразным клиническим формам неврозов и психозов. По мнению Кьеркегора, главная проблема, возникающая при этом, — несвободное отношение к добру. Тревога принимает форму бояз�� ни добра; в результате человек отказывается от свободы и тормозит свое раз�� витие. Свобода же, утверждает Кьеркегор, есть открытость; “свобода есть по�� стоянное общение”, добавляет он, предвосхищая концепции Гарри Стака Салливана60. В состоянии одержимости “несвобода становится все более замк�� нутой и не хочет общения”61. Кьеркегор поясняет, что замкнутость не имеет отношения к творческим резервам человека; это уход в себя и постоянное от�� рицание. “Одержимый замыкается не для того, чтобы остаться с чем��либо на�� едине, он замыкает самого себя”62. Поэтому философ утверждает, что замкну�� тость делает человека скучным (поскольку в нем погасла жизнь) и пустым. Такой человек испытывает тревогу при встрече со свободой и добром (в дан�� ном случае эти два термина употребляются как синонимы). Добро, как пони�� мает это слово Кьеркегор, бросает одержимому вызов, призывает его восстано�� вить свою целостность с помощью свободы. Добро, согласно описанию Кьеркегора, есть открытость, стремление к общению с другими людьми.

Кьеркегор полагал, что было бы неправильно из ложного сострадания видеть в замкнувшемся человеке жертву рока, поскольку это значило бы, что тут ниче�� го невозможно сделать. Реальное сострадание побуждает человека прямо гля�� деть на проблему, испытывая чувство вины (то есть ответственность). Такая ответственность — дело каждого из нас, находимся ли мы в состоянии замкну�� тости или нет. Смелый человек, заболевая, предпочитает думать: “Это не судь�� ба, а моя вина”. В таком случае он оставляет себе возможность что��то сделать. “Этическая личность, — продолжает Кьеркегор, — больше всего на свете опа�� сается ссылок на судьбу и эстетических ухищрений, которые под видом со�� страдания похищают у него драгоценное сокровище — свободу” (ibid., p. 108 n.). Я могу привести пример из той области, которая в нашей культуре в боль�� шей мере, чем психологические нарушения, связывается с судьбой; речь пой�� дет о болезни, вызванной бактериями. Когда я заболел туберкулезом (тогда еще не были изобретены лекарства, позволяющие эффективно лечить это за�� болевание) и наблюдал за самим собой и другими пациентами, то заметил одну интересную вещь: друзья и медицинские работники из самых благих по�� буждений настойчиво внушали больным мысль о том, что болезнь есть след�� ствие несчастного случая, приведшего к заражению туберкулезной палочкой. Им казалось, что ссылка на “злую судьбу” должна облегчить страдания паци�� ентов. Но на самом деле подобные слова вызывали у многих внимательных к своим переживаниям пациентов еще большее отчаяние. Если болезнь — не�� счастный случай, что тогда можно сделать, чтобы это состояние не повторя�� лось снова и снова? Когда же, наоборот, пациент чувствовал, что жил не со�� всем правильно и заболел отчасти из��за этого, тогда он, естественно, сильнее ощущал вину, но при этом в большей мере надеялся на то, что может что��то



46 Смысл тревоги

исправить в своей жизни и победить болезнь. Если рассматривать чувство вины с такой точки зрения, оно не только является более адекватной установ�� кой, но и способствует сохранению надежды. (Само собой очевидно, что я, как и Кьеркегор, говорю о рациональной, а не о иррациональной вине. Последняя неконструктивна, она подчиняется бессознательной динамике, и с ней следует бороться.)

Состояние замкнутости в конечном итоге основывается на иллюзиях: “Неслож�� но заметить, что такая замкнутость есть ложь или, если хотите, заблуждение. Но когда теряется истина, исчезает свобода...”63. Кьеркегор напоминал тем, кто работает с замкнувшимися людьми, что следует помнить о ценности молчания и всегда хранить “ясность своих категорий”. Он считал, что состояние замкнутости можно излечить с помощью выявления внутренних вещей или, другими словами, с помощью “прозрачности”. Психолог найдет в его идеях много общего с современными представлениями о катарсисе и прояснении.

Кроме того, свободу можно потерять на психосоматическом уровне. Для Кьер�� кегора “соматическое, психическое и духовное” (то есть возможности) на�� столько тесно взаимосвязаны, что “непорядок в чем��то одном отражается и на всех остальных”64. К двум общепризнанным сферам бытия человека — психи�� ке и телу — он добавляет еще одну, которая называется Я. Именно эта “проме�� жуточная детерминанта” включает в себя человеческие возможности и свобо�� ду. Кьеркегор не верит, что личность — это просто синтез психического и телесного аспектов человека. Полноценное развитие и раскрытие способнос�� тей человека зависит от того, как Я относится и к психическому, и к телесно�� му. Тут мы снова можем заметить, что в представлении Кьеркегора человечес�� кое Я нельзя идентифицировать с какой��то частью психики, например, с Эго. Когда действует Я, человек способен свободно смотреть и на психическое, и на телесное и может действовать, исходя из этой свободы.

Другой пример потери свободы под влиянием тревоги представляет собой ри�� гидная личность. Встречаются люди, пишет Кьеркегор, которые теряют внут�� реннюю убежденность.

“Сторонник самой жесткой ортодоксии вполне может быть одержи�� мым. Он все прекрасно знает, он склоняется перед святыней, истина для него — это совокупность обрядов, он говорит о том, как надле�� жит предстоять перед Престолом Божиим, сколько раз там надо кла�� няться. Он знает все — как школьник, который может доказать мате�� матическую теорему, используя буквы ABC, — но растеряется, если ему предложат обозначить те же точки буквами DEF. Он испытывает тревогу, когда слышит слова, произнесенные не в том порядке. По�� смотрите, как он при этом похож на современного умозрительного



Тревога в философии 47

философа, который открыл новое доказательство бессмертия души, но в момент смертельной опасности не способен его применить, по�� тому что не взял с собой своих тетрадок”65.

Тревога при потере внутренней убежденности может проявляться, с одной сто�� роны, в упрямстве и скептицизме (отрицающая установка), с другой — в суе�� верии. “И суеверие, и скептицизм есть формы несвободы”66. Религиозный фа�� натик и неверующий оказываются рядом: их представления о мире формирует тревога. Обоим не хватает открытости; “обоим не хватает внутреннего, и они не осмеливаются искать самих себя”67.

Кьеркегора не удивляет, что люди изо всех сил стремятся убежать от тревоги. Он говорит о “трусливой эпохе”, когда “человек стремится отвлечься любым доступным способом под янычарскую музыку громких дел, чтобы отогнать свои одинокие мысли, подобно жителям лесов Америки, которые зажигают огни, вопят и гремят жестянками, чтобы отогнать диких зверей”68. Ибо тревога причиняет огромную боль. И снова хочется привести яркое и точное описание этой боли, оставленное Кьеркегором:

“Ни один великий инквизитор не имеет тех кошмарных орудий пы�� ток, которые находятся в распоряжении тревоги, и ни один шпион не может так удачно выбрать момент для нападения на подозревае�� мого, когда тот всего слабее, или не может так искусно расставить западни, в которые тот обязательно попадется, как это делает трево�� га, и ни один самый въедливый судья не может с таким искусством допрашивать обвиняемого, как это умеет тревога, никогда не отпус�� кающая человека от себя, — ни в развлечениях, ни в шуме, ни в ра�� боте, ни в игре, ни днем, ни ночью”69.

Но попытка убежать от тревоги обречена на провал. Более того, тот, кто жела�� ет избавиться от тревоги, теряет бесценную возможность реализовать самого себя, не способен учиться быть человеком. “Если бы человек был зверем или ангелом, он бы не мог испытывать тревогу. Но, являясь синтезом того и друго�� го, он способен ощущать тревогу, и чем полнее его тревога, тем более велик этот человек. Это утверждение было бы неверным, если бы, как принято ду�� мать, тревога относилась к чему��то внешнему, к тому, что лежит за пределами человека; но в действительности человек сам создает тревогу”70.

Кьеркегор вдохновенно пишет о том, что тревога является для человека “шко�� лой”. Тревога даже лучший учитель, чем реальность, поскольку от реальности можно на какое��то время отключиться, если избегать встреч с неприятной си�� туацией, но тревога непрестанно учит человека, поскольку тот носит ее внут�� ри себя. “Это относится и к самым мелким делам: как только человек пытается



48 Смысл тревоги

найти ловкий ход, всего��навсего ловкий, чтобы убежать от чего��то, и, скорее всего, ему это удается, поскольку реальность не столь строгий экзаменатор, как тревога, — тотчас же появляется и тревога”71. Кьеркегор понимает, что многим такой совет — учиться у тревоги — покажется глупым, особенно тем людям, которые утверждают, что никогда не тревожились. “На это я бы отве�� тил, что, без сомнения, не стоит страшиться людей или конечных вещей, одна�� ко только тот, кто прошел насквозь тревогу возможностей, может на�� учиться не испытывать тревогу”72.

С одной стороны — назовем это негативным аспектом — такое обучение пред�� полагает, что мы честно и открыто принимаем человеческую ситуацию. Это означает, что мы не боимся признать факт смерти и другие явления, угрожаю�� щие нашему существованию, и эта Angst der Kreatur учит нас понимать реаль�� ность человеческой ситуации. “Когда выпускник школы возможности выходит в мир, он знает — лучше, чем ребенок алфавит, — ту истину, что абсолютно ничего не может требовать от жизни и что ужас, гибель, уничтожение живут рядом с каждым человеком, когда такой человек усвоил, что любой сигнал тревоги [Aengste] может предвещать подлинную опасность, такой человек об�� ретает иное понимание действительности, он начинает петь действительности хвалу...”73.

Кроме того, обучение в школе тревоги имеет и позитивный аспект: оно дает человеку способность двигаться сквозь конечное, преодолевать все мелкие препятствия и свободно воплощать бесконечные возможности. Согласно Кьер�� кегору, конечное “связывает” свободу, бесконечное же “распахивает дверь” свободы. Таким образом, бесконечное имеет прямое отношение к возможнос�� тям. Конечное определить легко, его можно наблюдать в разнообразных фор�� мах сужения пространства жизни и тех искусственных ограничений, которые мы встречаем как в клинической работе, так и в нашей собственной повсе�� дневной жизни. Бесконечное определить не так просто, оно выражает свобо�� ду. Говоря о том, как надо встречать тревогу, Кьеркегор превозносит Сократа:

“Он торжественно берет чашу с ядом... как пациент, говорящий хи�� рургу перед самым началом мучительной операции: “Ну вот, я уже готов”. И тогда тревога входит в его душу и все там осматривает са�� мым тщательным образом, а затем изгоняет из него все конечное и мелочное и уводит его туда, куда тот сам стремится идти”74.

Сталкиваясь с тревогой, человек учится подлинной вере или внутренней уверенности. Тогда человек обретает “мужество отказаться от тревоги, не ис�� пытывая тревоги, на что способна только вера, — при этом вера не устраняет тревогу, но остается вечно юной и постоянно рождается снова из смертных мук тревоги”.



Тревога в философии 49

Читателю, обладающему научным мышлением, может показаться, что Кьерке�� гор говорит на парадоксальном и поэтическом языке. И это, конечно, правда; но его мысль вполне конкретна, и ее можно выразить в точных научных тер�� минах. С одной стороны, Кьеркегор предвосхищает представления Хорни и других ученых о том, что тревога свидетельствует о наличии проблемы, кото�� рую необходимо разрешить; Кьеркегор говорит, что тревога будет преследо�� вать человека (если только это не невротик, которому удалось полностью вы�� теснить весь соответствующий материал), пока он не решит свою проблему.

С другой же стороны, Кьеркегор утверждает, что сила человеческого Я разви�� вается вследствие встречи с тревогой. Только таким способом личность дости�� гает зрелости.

Кьеркегор писал о тревоге сто тридцать лет тому назад, когда у него не было рабочих инструментов для интерпретации бессознательного материала (эти средства, доведенные до совершенства, были созданы Фрейдом), — тем удиви�� тельнее, что он с такой проницательностью и глубиной предвосхитил совре�� менное понимание тревоги, достигнутое психоанализом. В то же время его идеи вписываются в более широкий контекст представлений о человеческой природе, они ближе к мышлению поэтов и философов. Мысли Кьеркегора предвозвещают наступление того дня, о котором мечтал французский физио�� лог Клод Бернар, того дня, когда “физиолог, философ и поэт будут говорить на одном и том же языке и смогут понимать друг друга”.




1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   50

Похожие:

Ролло Мэй Смысл тревоги Перевод с английского М. И. Завалова и А. И. Сибуриной Москва Независимая фирма «Класс» 2001 iconАлександр Черников Системная семейная терапия Интегративная модель...
Ч 89 Системная семейная терапия: Интегративная модель диагностики. — Изд. 3-е, испр и доп. М.: Независимая фирма “Класс”, 2001. —...

Ролло Мэй Смысл тревоги Перевод с английского М. И. Завалова и А. И. Сибуриной Москва Независимая фирма «Класс» 2001 iconИллюзия любви
С29 Иллюзия любам: Почему женщин* возвращается к своему обидчику / Давил П. Се- лани, пер с англ И. Л писаренко м независимая фирма...

Ролло Мэй Смысл тревоги Перевод с английского М. И. Завалова и А. И. Сибуриной Москва Независимая фирма «Класс» 2001 iconЯлом И. Д. Лечение от любви и другие психотерапевтические новеллы Пер с англ. А. Б. Фенько
Пер с англ. А. Б. Фенько. — М.: Независимая фирма «Класс», 1997. — 288 с. — (Библиотека психологии и психотерапии)

Ролло Мэй Смысл тревоги Перевод с английского М. И. Завалова и А. И. Сибуриной Москва Независимая фирма «Класс» 2001 iconИнтегрированная гештальт-терапия
Ирвин Польстер, Мириам Польстер. Интегрированная гештальт-терапия: Контуры теории и практики / Пер с англ. А. Я. Логвинской – М.:...

Ролло Мэй Смысл тревоги Перевод с английского М. И. Завалова и А. И. Сибуриной Москва Независимая фирма «Класс» 2001 iconМихайлова Е. Л. М 94 “Я у себя одна”, или Веретено Василисы
М 94 “Я у себя одна”, или Веретено Василисы. — М.: Независимая фирма “Класс”, 2003. — 320 с. — (Библиотека психологии и психотерапии,...

Ролло Мэй Смысл тревоги Перевод с английского М. И. Завалова и А. И. Сибуриной Москва Независимая фирма «Класс» 2001 iconИльин В. А. И 49 Археология детства: Психологические механизмы семейной жизни
И 49 Археология детства: Психологические механизмы семейной жизни — М.: Независимая фирма “Класс”, 2002. — 208 с. — (Библиотека психологии...

Ролло Мэй Смысл тревоги Перевод с английского М. И. Завалова и А. И. Сибуриной Москва Независимая фирма «Класс» 2001 iconМосква 2006 смысл
В276 Когнитивная наука : Основы психологии познания : в 2 т. — Т. 1 / Борис М. Величковский. — М. Смысл : Издательский центр «Академия»,...

Ролло Мэй Смысл тревоги Перевод с английского М. И. Завалова и А. И. Сибуриной Москва Независимая фирма «Класс» 2001 iconМосква 2006 смысл academ'a
В276 Когнитивная наука : Основы психологии познания : в 2 т. — Т. 2 / Борис М. Величковский. — М. Смысл : Издательский центр «Ака­демия»,...

Ролло Мэй Смысл тревоги Перевод с английского М. И. Завалова и А. И. Сибуриной Москва Независимая фирма «Класс» 2001 iconКеллерман П. Ф. К 34 Психодрама крупным планом: Анализ терапевтических...
К 34 Психодрама крупным планом: Анализ терапевтических механизмов /Пер с англ. И. А. Лаврентьевой. — М.: Независимая фирма “Класс”,...

Ролло Мэй Смысл тревоги Перевод с английского М. И. Завалова и А. И. Сибуриной Москва Независимая фирма «Класс» 2001 iconРуководство пользователя Москва 2001 Примечание: в целях постоянного...
Примечание: в целях постоянного улучшения качества продукции фирма «Инструментальные системы» сохраняет за собой право изменять параметры...

Ролло Мэй Смысл тревоги Перевод с английского М. И. Завалова и А. И. Сибуриной Москва Независимая фирма «Класс» 2001 iconУайнхолд Б., Уайнхолд Дж. У 67 Освобождение от созависимости / Перевод...
У 67 Освобождение от созависимости / Перевод с английского А. Г. Чеславской — М.: Независимая

Ролло Мэй Смысл тревоги Перевод с английского М. И. Завалова и А. И. Сибуриной Москва Независимая фирма «Класс» 2001 icon21 апреля 2016 23: 08 риа новости Москва
Независимая нефтегазовая компания начала бурение на Кондинском месторождении в хмао

Ролло Мэй Смысл тревоги Перевод с английского М. И. Завалова и А. И. Сибуриной Москва Независимая фирма «Класс» 2001 iconОт моделирования к проектированию 2-е издание, исправленное и дополненное
Я 804 Образовательная среда: от моделирования к проектированию. — М.: Смысл, 2001. — 365 с

Ролло Мэй Смысл тревоги Перевод с английского М. И. Завалова и А. И. Сибуриной Москва Независимая фирма «Класс» 2001 iconПсихология личности
Асмолов А. Г. Психология личности: Принципы общепсихологического анализа. — М.: Смысл, 2001. — 416 с

Ролло Мэй Смысл тревоги Перевод с английского М. И. Завалова и А. И. Сибуриной Москва Независимая фирма «Класс» 2001 iconПриказ 00. 00. 0000 №46 Москва “О назначении лица, ответственного за электрохозяйство“
Пот рм-016-2001, рд 153-34. 0-03. 150-00, утвержденных постановлением Минтруда РФ от 05. 01. 2001 №3 и приказом Минэнерго РФ от 27....

Ролло Мэй Смысл тревоги Перевод с английского М. И. Завалова и А. И. Сибуриной Москва Независимая фирма «Класс» 2001 iconИнструкция по эксплуатации газовой защиты дата введения 2001-09-01
Разработано открытым акционерным обществом "Фирма по наладке, совершенствованию технологии и эксплуатации электростанций и сетей...


Руководство, инструкция по применению




При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
rykovodstvo.ru
Поиск