Глава 11 - Митчелл Цикл «Кайафас Кайн»

Митчелл Цикл «Кайафас Кайн»


НазваниеМитчелл Цикл «Кайафас Кайн»
страница12/17
ТипДокументы
rykovodstvo.ru > Руководство эксплуатация > Документы
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17

Глава 11


К тому времени мы уже оставили какие-либо попытки держать соответствующее разведывательной операции построение. Мы продвигались вперед единой группкой, тесно сбившись, ища защиты друг в друге, будто обитатели какого-то дикого мира, опасающиеся демонов, что поджидают вне круга света от очага. Разница, конечно же, была в том, что мы твердо знали, какие из демонов вполне реальны, и что ступали мы прямо по направлению к преисподней, где они обитали. Как человек, который действительно встречался с парой-другой демонов, я могу заверить вас, что ощущение было очень похожим.

По общему молчаливому решению мы не включали люминаторов, кроме одного, который несла Маго, так что лишь единственный луч предварял наше продвижение по узкому и неудобному проходу. В результате, несмотря на то, что стены здесь были, как и везде, покрыты отражающим свет слоем льда, вокруг нас собрались тени – еще более гнетущие, усиливающие чувство угрозы, чем прежде. Более того, мои инстинкты туннельной крысы подсказывали, что мы вновь медленно спускаемся все глубже в нутро планеты. И чем дальше мы забирались, тем теснее, казалось, оборачивается вокруг нас мрак, пока сам воздух вокруг моего лица не стал будто бы плотнее и жарче, практически удушающим.

Внезапно я осознал, что эти явления были реальными, а не психологическими. Средняя температура постепенно повышалась, и наш единственный луч света все меньше и меньше отражался от стен вокруг, потому как темный камень начал появляться из-под блестящей шубы льда. Еще один результат этого: воздух стал влажным, и с пола перед нами поднимался едва заметный туман. Как вы можете понять, по нормальным меркам было все еще довольно прохладно, но по сравнению с морозом, который прогрызал нас до кишок на поверхности, тут царила едва ли не тропическая жара. Вальхалльцы эти изменения определенно ощутили тоже, потому как обе женщины расстегнули шинели, а Юрген снял толстую меховую шапку и запихнул ее в один из тех подсумков, которыми обычно был увешан.

– Куда бы ни вела эта дорога, мы, кажется, пришли, – подала голос Маго через неопределенно долгий период молчания, во время которого мы не слышали ничего, кроме собственных осторожных шагов – они отдавались тем более громовым эхом в наших ушах, чем сильнее мы старались их приглушить.

Я только кивнул, потому что у меня внезапно пересохло во рту. Легкое, балансирующее на грани слышимости гудение явственно различалось в воздухе, и легкий кислотный привкус щекотал внутренность моего носа. Впереди ждало именно то, что я и рад бы был забыть, но помнил, хоть и надеялся никогда больше не встретить в реальности.

– Продвигайтесь осторожно, – предупредил я всех, хоть, вне сомнений, они и не нуждались в предупреждениях, потом жестом указал Маго погасить свет.

Она подчинилась, и с чувством нарастающего ужаса я понял, что темнота вокруг нас больше не была полной. Едва заметное свечение разливалось впереди, просачиваясь в туннель; оно несло нездоровый, гангренозный оттенок, от которого у меня выворачивало внутренности.

– Спускаемся дальше, – шепотом приказал я.

Теперь сомнений быть не могло: какие бы секреты некронов ни были похоронены здесь, нам придется их открыть, и, казалось, никакой возможности избежать столкновения с их обладателями не было тоже.

– Я пойду первым, – вызвался Юрген, поднимая тушу своей мелты в огневое положение. – Подрасчищу путь, если будет надо.

Честно говоря, там, куда мы направлялись, не имела решающего значения никакая огневая мощь. Но мысль о том, что оружие моего помощника, если повезет, сумеет выиграть для нас немного времени, была утешительной, так что я кивнул.

– Так держать, – похвалил я его, как-то находя в себе способность полюбоваться выражением растерянности на лицах Грифен и Маго.

Юргена-то было легко недооценить, пока не узнаешь его поближе, а подобный труд давали себе немногие. Я сам в ту минуту старался выглядеть спокойным, но был бы очень удивлен, если бы узнал, что хоть на секунду обманул своих спутников. У обеих женщин на лицах читалось почти болезненное ожидание беды, а у меня, не понаслышке знавшего, что нас может ожидать, вид должен был быть, вне сомнения, еще хуже.

– Готовы?

– Готовы. – Грифен ободряюще сжала предплечье Маго, и рыжая кивнула.

– Насколько вообще когда-нибудь буду готова, – подтвердила она и вбросила в свое лазерное ружье полную батарею – больше, как я предположил, ради того спокойствия, которое придавали знакомые действия, чем от настоящей необходимости перезаряжать его.

Мы вышли в обширную, полную теней пещеру, забитую машинами странной формы и необъяснимого назначения. Огромные геометрические панели поднимались из полумрака вокруг нас, клапаны и толстые трубы, сделанные из чего-то, напоминающего стекло, но, без сомнения, им не являющегося, истекали тем самым тошнотворным светом, что насыщал все пространство тенями и плоским, лишенным направления мерцанием. В этом бледно-зеленом свечении мы выглядели подобно давно разлагающимся телам умерших, и я понял, что размышляю о том, как вообще можно надеяться, что выберешься отсюда невредимым.

Мы сделали осторожную попытку продвинуться вперед, перебегая от одной глубокой тени к другой, подобно мышам на полу собора, в то время как наше сознание было до тошноты охвачено ощущением неправедности, которое источало все вокруг. Здесь не место живым, уж это было ясно как день.

– Император храни нас, – выдохнула Грифен.

Мы прошли сквозь дверной проем, достаточно высокий, чтобы пропустить титана, и, плотно прижавшись к стенам обширного помещения, крыша которого уходила куда-то за пределы видимости, замерли, и даже само дыхание остановилось у нас в легких от того зрелища, что нам открылось. Ибо стены были целиком составлены из ниш, по высоте и ширине способных вместить человека, и в каждой из них стоял воин-некрон, облитый вязким зеленым светом, мерцавшим на их металлических панцирях. При каждом нашем движении тени, казалось, шевелились на лишенных выражения, нечеловеческих чертах, придавая им выражение глубокой враждебности.

Так что мы застыли, пригвожденные к месту ужасом, до тех пор, пока я не осознал с нарастающим облегчением, что почудившееся нам внимание в лицах некронов – всего лишь иллюзия и что все эти воины остаются совершенно неподвижными.

– Они в стазисе, – выдохнул я, шепча, будто самих этих слов могло быть достаточно, чтобы пробудить врага.

– Так они безвредны? – спросила Маго, явно ожидая, что ответ не будет таким, какой она хотела бы услышать.

– Нет, – подтвердил я ее опасения. – Просто в данный момент бездействуют. Если они пробудятся…

Я посмотрел вверх и вдаль и не увидел ничего, кроме ряда металлических тел, уходящего в бесконечность, так что мне пришлось оставить попытки сосчитать, сколько их тут было. Сотни тысяч, по самым скромным подсчетам, в одной этой комнате. Я попытался вообразить себе те разрушения, которые могла бы причинить такая армия, единовременно вырвавшаяся в Галактику, и внутренне поморщился от размеров смертоубийства, которое последовало бы.

– Их нужно уничтожить.

– Полагаю, для этого нам потребуются пушки побольше, – сухо произнесла Грифен, с трудом отрывая взгляд от этого едва ли не бесконечного легиона и взвешивая свое лазерное ружье, будто готовясь открыть огонь.

С натянутыми нервами, готовые среагировать на любое движение или шорох, которые выдали бы угрозу, мы оглядывались вокруг, но широченная гробница казалась совершенно неподвижной, если не считать нас.

– Тогда мы достанем пушки побольше, – заверил я сержанта.

Ничто в нашем арсенале даже близко не подходило для такой работы, но астропатическое сообщение ближайшей группе флота в течение недель привело бы сюда экспедиционный корпус, а флотилии линкоров должно уже быть достаточно, чтобы сровнять с землей весь континент. Пара залпов из их главных батарей – и эта раковая опухоль будет вырезана, как бы глубоко она ни проникла.

Конечно же, планета станет необитаемой на целые поколения, но никто в здравом уме и так не захочет ступать на нее, когда станет известно о присутствии некронов. А если кто-то окажется достаточно глуп, чтобы колебаться на этот счет, я уверен, Эмберли привлечет всю мощь Инквизиции, дабы расправиться с посмевшими возражать – как только я извещу ее о ситуации.

Мы с чрезвычайной осторожностью продвигались вперед, стараясь держать внешние стены пещеры в поле нашего зрения настолько, насколько это было возможно, потому как если в них был проход наружу, я твердо намеревался его отыскать. Я попросту отказывался рассматривать вариант, который состоял в том, что амбулловый туннель, по которому мы пришли, мог быть единственным оставшимся выходом, ибо мысли об этом вели бы только к безумию и отчаянию.

– Движение! – предупредил Юрген, слившийся с тенями у основания какого-то обширного механизма, который гудел себе, совершенно не реагируя на наше присутствие.

Все мы тут же пригнулись, отыскивая, какое могли, убежище. Я присел на корточки за неким металлическим выростом, который выглядел одновременно рукотворным и живым и оказался теплым на ощупь. Спустя секунду я заметил то же, что и Юрген: угловатые тени, предвещающие появление самих некронов, которые не замедлили появиться из-за угла того металлического каньона, в глубине которого мы скрытно перемещались до этих пор.

Когда сами монстры оказались на виду, я едва удержал вопль первобытного ужаса. На Интеритус Прайме мне пришлось повидать достаточно кошмаров, но эти создания превосходили даже их. Сначала я принял их за обычных воинов некронов, самих по себе внушающих страх в достаточной мере, как я хорошо знал на собственном опыте, но эти оказались чем-то гораздо худшим. Их пальцы оканчивались длинными, отсвечивающими клинками, которые покрывало вещество, казавшееся черным в окружающем чахоточном свете, но в действительности, без сомнения, бывшее красным. И что самое ужасающее, их металлические торсы были чем-то прикрыты. Пару секунд мое смятенное сознание отказывалось понимать, чем, и я подивился: для чего, во имя Императора, этим бесчувственным автоматам надевать что-то от холода; потом осознание накатило на меня вместе со спазмом тошноты. На некронах, словно дорогие одежды, красовалась кожа, содранная с тех мертвых орков, которых мы обнаружили ранее. Была ли на одном из них шкура амбулла, я не разглядел, что, поверьте мне, неудивительно в тех обстоятельствах. Появись в тот момент рядом со мной сам Император, я бы, наверное, и этого не заметил.

– Золотой Трон! – выдохнула Грифен, не способная более сдерживать отвращение, и я застыл в ужасе оттого, что она могла быть услышана.

Но, к моему невыразимому облегчению, зловещие аппараты прошли мимо, ничего не заметив. Двигаясь нечеловечески ровным шагом, они через мгновение скользнули вниз по широкому проходу меж таинственных машин размером с крупный ангар.

– Может, стоит пойти за ними? – спросил Юрген столь же флегматично, как и всегда, точно не увидел ничего более тревожащего, чем моя утренняя почта, и я мгновенно испытал благодарность за его голос, раздавшийся в микрокоммуникаторе. Это было так необходимое мне касание обычности, которое я принял с почтением, ощущая, как возвращается моя пошатнувшаяся способность рассуждать разумно.

Я кинул взгляд на Грифен, которая хватала ртом воздух, побледнев от ужасающего зрелища, и Маго, которая шепотом бормотала молитвы Императору, растеряв всю свою браваду. Не соверши я – и немедленно – чего-нибудь, что могло бы вывести женщин из транса, они, скорее всего, окончательно сорвались бы или впали в кататонию, а ни то ни другое в данный момент явно не способствовало увеличению шансов на выживание. Предложение же Юргена, по меньшей мере, имело ту ценность, что мы могли держать чудовищ на виду, так что мне оставалось только кивнуть ему.

– Хорошо, это хоть какой-то план, – решился я и повернулся к Грифен: – Сержант. Мы выдвигаемся.

К ее чести, Грифен ответила практически сразу, медленно повернувшись и глядя на меня расширенными глазами, в которые, как я видел, возвращалась добытая в тяжелой борьбе толика самоконтроля.

– Есть, – подтвердила она и потянулась к Маго, чтобы вновь сжать ее руку.

Та не отреагировала. Грифен слегка толкнула ее, заставив шагнуть назад, и секундой позже солдат перестала бормотать и посмотрела на своего сержанта.

– Мари… Мари, мы должны идти, – как-то совсем не по-военному убеждала подчиненную Грифен.

– Нас вообще не должно было здесь быть! – ответила Маго с нотками истерии, пробившимися уж слишком близко к поверхности. – Надо убираться отсюда!..

– Именно это мы и сделаем, – подтвердил я с большей уверенностью, чем сам ощущал. – Но нам для этого потребуется ваша помощь. Нам нужно, чтобы вы оставались начеку, это ясно?

– Ясно. Есть. – Маго прерывисто вздохнула. Хотя паника все еще атаковала ее сознание, было очевидно, что солдат борется с ней. Сделав еще несколько глубоких вдохов, Маго добавила: – Я готова.

– Хорошо. Потому что мы рассчитываем на вас, – произнес я самым убедительным голосом. – Если мы будем держаться вместе, то выберемся, поверьте мне.

– Я не подведу, – сказала она, все еще дыша так, что могла потерять сознание от гипервентиляции легких.

Грифен похлопала ее по плечу, коротко выказывая поддержку простым человеческим прикосновением.

– Я знаю, что не подведешь, – мягко сказала сержант. – А теперь подтяни задницу и давай постараемся вернуться к нашим прежде, чем преисподняя растает, ага?

– Ага, серж, – кивнула Маго.

Какова бы ни была их связь, кажется, она перевешивала ужас перед некронами – во всяком случае пока. Я смог, наконец, дать отмашку Юргену.

– Выдвигаемся, – приказал я.

Как долго мы шли следом за отвратительными некронскими видениями, я не знаю, но казалось, что целую вечность, в течение которой само понятие времени смещалось и размывалось до полной потери смысла – точно так же, замечу я, как в катакомбах Интеритус Прайма. Временами мы проходили через целые леса светящихся труб, тревожно похожих на пораженные чумой деревья, а затем перебегали между тенями металлических, абсолютно гладких пластин, величиной едва ли не равных звездному кораблю. По меньшей мере, дважды мы проходили через другие стазисные комнаты, так же полные покоящихся воинов, как и та, что мы нашли первой. Оглядываясь назад, я понимаю, что мои воспоминания будто покрыты дымкой, как если бы мое сознание просто отказывалось принимать то, что видели глаза (и это, вероятно, было и к лучшему для моего рассудка). Но внезапно я боковым зрением заметил движение и снова нырнул в укрытие, прошипев предупреждение своим спутникам.

И вовремя. Группа обычных воинов-некронов появилась из бокового прохода, который, как и тот, где проходили мы, больше был похож на улицу, чем просто на зазор между машинами размером с дом. Повернувшись с четкостью, заставившей бы любого, даже достойного своего звания строевого инструктора лопнуть от зависти, если бы ему только удалось это увидеть, они проследовали за своими собратьями по склепу, куда бы те ни направлялись.

Когда я присмотрелся, то смог разглядеть на их блестящих металлических телах слабые следы повреждений, полученных в битве. Зарубки и кратеры, оставленные оружием орков, уже затягивались металлом, который, казалось, просто стекался в них, залечивая боевые раны с помощью колдовского процесса, который я бы никогда не смог понять.

Откуда-то спереди, с дальнего конца циклопического проспекта, которым мы следовали, исходило свечение более яркое, чем в остальных местах, хоть и не менее отталкивающе по оттенку. Что-то в форме окружающих механизмов начинало казаться мне смутно знакомым. Это пока неоформленное чувство узнавания переросло в уверенность, когда мы приблизились к источнику яркого трупного света. И наконец, он стал виден в центре широкого открытого пространства размером с посадочную площадку космопорта.

– Активный варп-портал, – выдохнул я, рефлекторно осенив себя знамением аквилы. Не то чтобы я рассчитывал на дополнительную защиту, которую могло дать это действие, но поверьте: в тех обстоятельствах каждая мелочь казалась жизненно важной.

– Вы уверены? – спросила Грифен, очевидно пораженная возможностью подобного.

Чувствуя, что времени для длинных объяснений нет, я просто кивнул.

– Абсолютно, – добавил я одними губами.

Шедшие перед нами, покрытые шкурами некроны, – как я позже узнал, Инквизиция классифицировала их как собирателей трофеев, – ступили в отвратительное свечение и исчезли, направившись в какую-нибудь преисподнюю в другой части Галактики.

Должен признаться, что, на мгновение охваченный паникой, я подумал: а не телепортируются ли они прямиком на какой-нибудь корабль, стоящий на орбите? Но мгновенное размышление убедило меня, что ни одно судно не могло бы выйти из варпа достаточное время назад без того, чтобы сенсоры «Чистоты сердца» не заметили его много раньше, чем мы отправились на охоту за амбуллами, – что, казалось, произошло целую жизнь назад, в то время как мой хронометр упрямо настаивал, что прошло менее суток.

Еще одно мгновение – и обычные воины последовали за первой группой, испарившись с наших глаз, как обрывки кошмара исчезают по пробуждении. Варп-портал снова потускнел до уровня окружающей иллюминации.

– Император Земли! – выдохнула Маго с намеком на возвращающуюся браваду в голосе. – Как это вам в качестве выхода?

– По мне, нормально, – мрачно произнесла Грифен. – Особенно если он постоянный.

– Возможно, они не сладили с зеленокожими, – с надеждой предположила рыжуха.

– Я бы на это не рассчитывал, – ответил я. – Это просто разведчики. Они вернутся.

– Скоро? – спросил Юрген, и, как всегда, в его голосе звучало разве что легкое любопытство.

Я пожал плечами.

– Император его знает, – признался я. – Достаточно, я надеюсь, чтобы мы успели отсюда убраться.

– Аминь, – пробормотала Маго.

Я кинул взгляд на портал, который, хоть и неактивный сейчас, казалось, пульсировал злобным намерением выблевать приливную волну из металлических воинов, которая покроет всю планету. Я мельком подумал, не попытаться ли по-быстрому уничтожить его с помощью оставшейся у нас взрывчатки, но сразу отбросил подобную идею. Начать с того, что, если он был столь же устойчивым, как и оборудование, которое я видел на Интеритус Прайме, мы сумели бы его разве что поцарапать с помощью того небольшого количества зарядов, которое у нас оставалось. Да и время, которое у нас отнимет эта затея, было бы гораздо полезнее употребить на поиски выхода. Если быть до конца честным, мысль о том, чтобы болтаться рядом с порталом еще хоть немного дольше, а особенно так долго, чтобы установить заряды, была почти достаточна, чтобы заставить меня сию же секунду ринуться прочь в панике. Лишь понимание того, что подобные действия, вероятно, станут приговором нам всем, сдерживало этот порыв.

Да и любая попытка вмешаться в работу механизмов, скорее всего, привлекла бы к нам внимание, чего, по вполне ясным причинам, стоило избегать. Хотя многие из машин вокруг нас, казалось, стали работать слабее с отбытием разведотряда, у некронов могло быть сколько угодно сенсоров, которые поднимут тревогу при взрыве. Где-то по углам наверняка пряталась охрана или механическая обслуга, готовая разделаться с нами, едва ей станет известно о нашем присутствии.

– Куда дальше, сэр? – спросил Юрген, как будто мы прогуливались в каком-нибудь парке и теперь искали кратчайший путь в столовую, так как подошло время обеда.

Я помедлил. Мои инстинкты еще не полностью меня покинули, как бы загадочно ни было окружающее, и после минутного раздумья я указал влево:

– Если я не ошибаюсь, шахты должны быть в той стороне.

Юрген побывал со мной в достаточном количестве пропащих дыр, чтобы доверять моему чувству направления в подземельях, но даже если и нет, то по привычке слепо исполнять любое мое распоряжение он молча кивнул и двинулся в путь. Грифен и Маго пристроились за ним; я ускорил шаг, чтобы оказаться между своим помощником и женщинами, чувствуя себя немного в большей безопасности (если это было вообще возможно, учитывая то, где мы находились), когда вооруженные солдаты двигались с обеих сторон от меня.

Несмотря на растущую убежденность в том, что мы вряд ли встретим новых металлических монстров, если только не привлечем их внимание каким-либо неосторожным поступком, я все равно не собирался снижать бдительности, можете быть уверены в этом. Как всегда, чем ближе я подходил к безопасности или даже намеку на нее, тем параноидальнее становились мои предчувствия, я вздрагивал при любом шорохе, настоящем или выдуманном. Я тщательно вглядывался в каждую тень, мимо которой мы проходили, все более убеждаясь, что любая щель полна кишащим роем металлических насекомых или что огромный паукообразный конструкт нависает над нашими головами и тянет к ним сотню металлических лап, но всякий раз мои предчувствия оказывались беспочвенными.

– Вижу стену пещеры, – передал по воксу Юрген, и мы немного прибавили шагу, объединенные, словно разрядом электричества, безмолвным согласием покинуть это адское место как можно скорее.

Я стал различать фрагменты гладко отшлифованной каменной кладки сквозь частокол неопознаваемых механизмов впереди и постарался прикинуть, как далеко от нее мы находимся. Но мое чувство перспективы было искажено странной геометрией всего окружающего, так что момент, когда мы проскользнули через рощу трубопроводов толщиной с дерево и оказались перед голым камнем стены, все равно оказался для меня внезапным.

– Совершенно гладкая, – произнесла Маго, проводя рукой по поверхности камня, с ноткой удивления в голосе.

Стена оказалась столь же ровной, как стекло, и я понял, что пытаюсь вообразить, как она могла быть сработана с подобной точностью. Единственное объяснение, которое шло в голову, заключалось в некоем колдовстве, что весьма согласовывалось со всем, что я видел с момента нашего прихода сюда. Я бросил взгляд налево и направо, в надежде углядеть какой-то знак, что там может быть туннель, но, как легко предположить, меня ждало разочарование.

– Куда теперь? – спросила Грифен.

Откровенно говоря, я не имел ни малейшего понятия, что ей ответить. Но у меня сохранилось смутное воспоминание, что основная часть проекций амбулловых туннелей на ауспексе Логаша лежала правее того места, где мы, по моим предположениям, сейчас находились. Так что я показал в том направлении со всей авторитетностью, какую смог изобразить.

– Туда, – сказал я. – И молитесь Императору, чтобы случилось чудо.

– Все это место – настоящее чудо, разве нет? – спросил совершенно новый голос.

Я крутанулся на месте, поднимая свой лазерный пистолет, и замер на волосок от того, чтобы нажать на спусковой крючок. Голос был смутно знаком, а через мгновение я разглядел человеческую фигуру в изумрудного цвета одеянии (которое в действительности вне этого отвратительного освещения было белым), чьи глаза ослепительно сверкали зеленым, когда в них отражались мертвенные огни.

– Все молитвами Омниссии, щедрость которого была открыта достойным, несмотря на худшие поступки неверующего.

– Логаш, – произнес я, не вполне уверенный, спятил он окончательно или еще нет. – Мы полагали, что вы погибли.

Но этого явно не произошло: сей жалкий предатель и уклонист сбежал от нас посреди бурана, чтобы ринуться сюда со всех своих аугметических ног. Император знает, что он надеялся сделать с парой тонн щебня, которым мы завалили вход в пещеру! Но фанатики все такие, у них совершенно нет обыденного разума, и поглядите-ка: наш отбившийся от стаи амбулл решил для него эту проблему. Конечно же, техножрец принял это как знак от Его Божественного Величества – или от той заводной пародии на него, которой они поклоняются, – истолковав его так, что он был назначен попасть сюда. И этим-то Логаш сейчас бахвалился перед нами.

– Омниссия направлял мои шаги, – произнес техножрец, – и препятствия пали передо мной. Все восхвалите Омниссию!

Он повысил голос, и я внутренне передернулся, уверенный, что это привлечет нечистое внимание. Знаком показав ему утихнуть, я повернулся, чтобы увидеть лазерное ружье Маго, направленное прямо на техножреца.

– Как это так жестяноголовые тебя не тронули? – спросила она, слишком уж плотно наложив палец на спусковой крючок, чтобы я мог чувствовать себя спокойно.

Честно говоря, в тот момент я был бы только рад дать ей возможность пристрелить Логаша; меня удерживала лишь мысль о том, что звук стрельбы разнесется в помещении эхом не худшим, чем от залпа «Сотрясателей». Положив руку на ствол, я осторожно отвел ее оружие. Хотя тот, на кого оно было нацелено, кажется, совершенно не смутился, широко улыбнувшись в ответ:

– Святые стражи не заметили меня, как я и ожидал, учитывая мою незначительность. Здесь присутствуют тайны, которые далеко превосходят мои способности их осознать, но, без сомнения, те, кто более мудр, чем я, будут способны говорить с духами машин этого чудесного места.

– Конечно, если мы сможем выбраться отсюда, чтобы ты мог им рассказать, – с горечью вставила Грифен.

– Омниссия позволит, в этом можете быть уверены, – произнес Логаш, на мой взгляд, совершенно готовый к тому, чтобы прописывать его в лечебницу (хотя с техножрецами это сложно определить).

Мне казалось невозможным поверить, будто некроны вот так не обратили внимания на шестеренку. Он наверняка бродил здесь с открытым ртом, абсолютно не скрываясь, и пялился на все, подобно деревенщине из последней дыры, который впервые попал на торговую станцию.

– Они определенно заметили орков, – произнесла Маго.

Логаш охотно кивнул:

– Эти мерзкие осквернители священных чертогов. Стражи вырезали их, как они того и заслуживали.

Ну, вот опять, заметил я с уколом беспокойства. Любой, кто мог использовать слово «священный» по отношению к этой комнате страхов, ясное дело, спятил. Я полагаю, что вид всей этой окружающей технологии перегрузил Логашу мозги, или что там у него было вместо них.

– Это, конечно, хорошо, – произнес я по возможности более сердечно и наудачу похлопал техножреца по спине, заставив шагнуть вперед. К моему облегчению, он легко подчинился. – Все это окажется в безопасности, когда мы расскажем о нем остальным.

– О да, мы должны именно так и сделать! – с горячностью кивнул Логаш, извлекая свой ауспекс.

Но непритворной радости, которая охватила меня при виде прибора, можно легко понять, насколько я был близок к отчаянию в тот момент. Солдаты нетерпеливо сгрудились вокруг, когда техножрец вызвал на экран картину амбулловых туннелей, которые мы до того картографировали, и красных линий, экстраполированных на основе данных о тех проходах, по которым мы действительно прошли.

– Здесь есть поблизости еще туннель? – спросила Маго, приподнимаясь на цыпочки, чтобы заглянуть через его плечо.

Он кивнул, показывая влево:

– Должен быть еще один амбулловый проход в двух сотнях метров в том направлении.

К счастью, никто и слова не проронил о моем недавнем решении, хотя в том направлении, куда указал я, чуть набольшем расстоянии тоже должны были быть туннели. Впрочем, пестовать свою гордость было не время, так что я кивнул и похлопал техножреца по спине. Плечи под его одеждой ощущались как что-то твердое и отозвались на удар глухим стуком.

– Отлично, – сказал я. – Тогда давайте найдем его.

Примечание редактора


Несмотря на мое понятное нежелание обращаться к данному вторичному источнику информации, я боюсь, что все же необходимо заполнить пробел в рассказе Каина, который обрывается на этом самом месте, чтобы продолжиться лишь по прошествии некоторого времени. Без сомнения, сам Каин полагал, что тогда не случилось ничего заслуживающего интереса, хотя и прошло порядка нескольких часов.

Как и всегда, я приношу свои извинения за стиль (или отсутствие такового) и заверяю читателей с тонким восприятием готика, что они совершенно свободно могут пропустить данный отрывок.

Хотя он, конечно, и милосердно короток.

Из «Как феникс из пламени: Основание 597-го», генерала Дженит Суллы (в отставке), 097.М42:
Как бы жизненно важно ни было доверенное нам задание, я не могу описать его как в значительной мере сложное. Когда рабочие шахт указали саперам капитана Федерера на ту часть выработок, где трещины и находящиеся под избыточным давлением части льда могли обеспечить наибольший эффект от срабатывания ловушки, для нас, фронтовых солдат, не осталось дела, кроме как осматривать галереи, охраняя периметр от весьма маловероятной возможности проникновения орков. Этим мы и занимались, хотя, должна признать, это была скучная работа, но никто из женщин или мужчин под моим командованием, к их чести, не снижал боеготовности, даже когда с тех пор, как мы заступили на эту стражу, медленно протащилась половина дня.

Все это, наконец, было нарушено сообщением по воксу, пришедшим с глубин одной из нижних галерей, столь приглушенным слоями лежащего на его пути льда, что я едва смогла разобрать его содержание; моментального обращения к планшету тактических данных было достаточно, чтобы подтвердить то, что я и так уже вывела путем дедукции. Источник этого сообщения находился гораздо глубже, чем наши самые дальние патрули.

Этому могло быть лишь одно объяснение, так что, взяв с собой мой командный отряд, я отреагировала мгновенно, и, когда мы начали спускаться, когда сигнал вокса стал чище, мои подозрения полностью подтвердились; конечно же, это было сообщение не от кого иного, как от самого комиссара Каина, возвращающегося с новостями первейшей важности и приказавшего, как только связь стала достаточно надежной, немедленно связать его лично с полковником Кастин.

В то время как мой оператор вокса поспешил исполнить приказ, пользуясь возможностью мощного передатчика у себя в ранце, дабы усилить слабый сигнал комиссарского микрокоммуникатора, я направила солдат вперед, чтобы как можно скорее прийти на помощь комиссару. Хотя переговоры переместились на командную частоту гораздо более высокого уровня, к которой я, как всего лишь лейтенант, не имела доступа, по не терпящему промедления голосу комиссара, когда он отдавал приказы нам, было понятно, что вести, принесенные им, были такой важности, что распространить их было необходимо так быстро, как только возможно. Несущая частота была достаточным указанием, чтобы привести нас к отряду комиссара, но я должна сознаться, что испытала мгновение шока, когда узрела тех изможденных выживших, что вернулись из этого похода, который, вероятно, оказался эпическим испытанием их выносливости. Сам комиссар Каин, разумеется, представлял собой все ту же картину воинского героизма, что и всегда, подтянутый и внимательный, не устрашенный никакими ужасами из тех, с которыми он встретился. Но его спутники определенно выказывали ужасные следы злоключений, через которые им пришлось с боем пройти на своем пути. Помощник комиссара выглядел особенно похожим на человека, прошедшего через сам ад и настолько потрепанного там, насколько мне редко удавалось видеть все еще живого солдата. Остальные спутники Каина спотыкались от истощения, и ужас был написан на их лицах, только лишь техножрец, замыкавший отряд, находился в добром расположении духа, вне сомнения, потому, что аугметика защитила его от того, что повлияло на всех других.

– Помогите им, – приказала я, и мои солдаты с готовностью подчинились, предоставив всем вернувшимся столь очевидно необходимую им поддержку.

Кажется, комиссар узнал меня только после того, как я заговорила, потому что только тогда он обернулся ко мне, и я должна признаться в затопившем меня ощущении гордости, когда он произнес мое имя, и переполнившем меня чувстве от того доверия к моим способностям офицера, которое он так очевидно проявил.

– Сулла, – произнес он, явно говоря эти слова про себя и ни для кого другого. – Ну конечно. Кто же еще?


1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17

Похожие:

Митчелл Цикл «Кайафас Кайн» iconOoo "св-робот" Компьютерные курсы рабочая программа
Переменные, операции, выражения в php. Типы переменных. Изменение типа переменной. Динамические переменные. Константы. Комментарии....

Митчелл Цикл «Кайафас Кайн» iconПрограмма кандидатского экзамена кэ. А. 02; цикл кэ. А. 00 «Кандидатские экзамены»
КЭ. А. 02; цикл кэ. А. 00 «Кандидатские экзамены» основной профессиональной образовательной программы подготовки аспиранта

Митчелл Цикл «Кайафас Кайн» iconРабочая программа дисциплины административная ответственность образовательная...
Юриспруденция, утвержденного приказом Министерства образования и науки Российской Федерации №709от 8 декабря 2009г. Зарегистрировано...

Митчелл Цикл «Кайафас Кайн» iconЦикл мероприятий по борьбе с кибертерроризмом, киберэкстремизмом и киберпреступностью
Ознакомительная беседа на тему "Цикл мероприятий по борьбе с кибертерроризмом, киберэкстремизмом и киберпреступностью"

Митчелл Цикл «Кайафас Кайн» iconТехническое задание на выполнение инженерно-геодезических работ по...
«Геодинамический полигон. Ведение деформационного мониторинга на территории Куюмбинского лицензионного участка. Второй цикл.»

Митчелл Цикл «Кайафас Кайн» iconТест для учителей музыки Сонатно-симфонический цикл получил полное...
Сонатно-симфонический цикл получил полное классическое воплощение в инструментальной музыке

Митчелл Цикл «Кайафас Кайн» iconДискурсивно-стилистическая эволюция медиаконцепта: жизненный цикл и миромоделирующий потенциал

Митчелл Цикл «Кайафас Кайн» iconДискурсивно-стилистическая эволюция медиаконцепта: жизненный цикл и миромоделирующий потенциал

Митчелл Цикл «Кайафас Кайн» iconГ инструкция по технике безопасности
Алгоритмическая конструкция «повторение». Цикл с заданным условием продолжения работы

Митчелл Цикл «Кайафас Кайн» iconМедицинский институт кафедра русского языка
«Гуманитарный, социальный и экономический цикл», базовая (обязательная) часть цикла

Митчелл Цикл «Кайафас Кайн» iconРешение задач оптимизации для экспериментальных данных
Полный цикл доставки продукта клиенту: коммуникации, etl, документация, тестирование

Митчелл Цикл «Кайафас Кайн» iconУчебно методический комплекс по дисциплине немецкий язык общеобразовательный цикл
«Техническая эксплуатация и обслуживание электрического и электромеханического оборудования (по отраслям)»

Митчелл Цикл «Кайафас Кайн» iconАннотация рабочих программ учебных дисциплин,курсов,практик
Дисциплина «Русский язык» входит в общеобразовательный цикл, изучается на 1 курсе

Митчелл Цикл «Кайафас Кайн» iconЦикл изотерапевтических техник, направленных на коррекцию эмоционально-волевой...
Цель: коррекция агрессии, снятие напряжения, гармонизация эмоционального состояния

Митчелл Цикл «Кайафас Кайн» iconРабочая программа профессионального модуля пм. 03 Применение инженерно-технических...
Государственное бюджетное профессиональное образовательное учреждение Астраханской области

Митчелл Цикл «Кайафас Кайн» iconСовершенствование технологических процессов и технических средств при заканчивании скважин
Охватывают весь цикл работ от начала вскрытия продуктивного пласта бурением и до ввода скважины в эксплуатацию


Руководство, инструкция по применению




При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
rykovodstvo.ru
Поиск