Шериз Синклер «Приручить и Властвовать» (книга 6) Серия - страница 3

Шериз Синклер «Приручить и Властвовать» (книга 6) Серия


НазваниеШериз Синклер «Приручить и Властвовать» (книга 6) Серия
страница3/20
ТипКнига
rykovodstvo.ru > Руководство эксплуатация > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20
Глава 3

Габи пригласила к себе домой двух подруг, но, как только раздался стук в дверь, Ким спряталась в ванной комнате. В надежде задержаться еще на минуту, девушка уставилась в зеркало. Синяя кофточка без рукавов, что Габи дала ей, сидела на ней довольно хорошо, учитывая, что она до сих пор не восстановила свой вес. Глаза ясные, нос и щеки слегка загорелые. Почти здоровый вид, по крайней мере, снаружи.

Фейт, психолог, продолжала настаивать, что возвращение самооценки было необходимой частью восстановления. Ей легко говорить.

Прошлая неделя была... тяжелой. Очень тяжелой. Она кивнула сама себе. Теперь если она внезапно ударялась в слезы, то уже больше не ревела так яростно, что ее тошнило в туалете. Приступы ужаса стали реже, ей даже удавалось время от времени о них забыть. Однако предчувствие, что случится нечто ужасное, накатывало ежесекундно - ох... каждые несколько часов. Малые победы. Разумеется, ей помогали все до одного, включая консультанта.

Спасибо, Мастер R. И хотя тот ни разу не навестил ее, она чувствовала, что он заботится о ней. Не исключено, что опосредовано – например, в том, как быстро у нее организовалась встреча с психологом. Габи и Маркус были удивлены: Мастер R – Рауль - устроил это без каких-либо консилиумов.

Накануне она получила подписанные врачом результаты анализов. Никаких опасных заболеваний. Никакой беременности.

Она погладила свою грудь, улыбаясь. Сегодня ощущение «слон-на-груди» пропало. Да, я изменяюсь в лучшую сторону. Психологическое консультирование, несомненно, помогло. Ну и Габи, с ее стажем в качестве специалиста по жертвам насилия, и ее собственной историей изнасилования. Ким могла бы поделиться с Габи вещами, которые она не могла рассказать Фейт, и наоборот. Обе женщины дарили ей сочувствие, объятия, и время от времени жестокую долю реальности. Главным образом, Габи, которая качала головой и повторяла «Да, конечно, у тебя бывают панические атаки и ночные кошмары. Они, возможно, никогда не исчезнут полностью, но станут реже».

Что значительно помогало, так это знание, что Габи по уши влюбилась. Нашла свою любовь. И очень бы хотелось, чтобы это было на всю жизнь. И какого она нашла возлюбленного. Ким вздохнула. Маркус не мог скрыть своих доминирующих качеств, но сохранял сдержанность, никогда не просил Ким что-то сделать, как правило, позволяя Габи вести разговор. Видеть его нежность к Габи и влюбленность, которую он открыто демонстрировал, было настоящим лекарством для нее.

Почему мне не встретился кто-то похожий? Почему вообще работорговцы выбрали меня? Другие женщины любили БДСМ, ходили по клубам, но на них не испытывали электрошокер, их не похищали. Не приковывали к цепи и не избивали. Почему я? Потому что я шлюха? Ким уставилась на отражение в зеркале. Может быть, это заметно по ее лицу?

Габи перестала посещать БДСМ клубы несколько лет назад, в то время как я продолжала, и даже вернулась обратно из Саванны, специально чтобы посетить клуб в Атланте. Так, может быть, Ким заслужила все, что получила. Может быть, она и в самом деле была шлюхой и дыркой для траха, как говорил Лорд Гревилл.

Из другой комнаты донесся смех, врываясь в мысли, прежде чем тьма успела овладеть ею. Со сбившимся дыханием Ким оттолкнула в сторону свою незащищенность и постаралась вспомнить, что повторяли Габи и консультант. Я не шлюха. Нет.

- Ким, а ну иди сюда, - позвала Габи. - Печенье вынужденно покинуло духовку. Джессика и Кари проголодались.

Хватит уже. Для восстановления потребуется время. В конце концов, ФБР даст ей разрешение на поездку домой. Я могу это сделать. Плеснув холодной воды на лицо, Ким присоединилась к Габи на кухне, где воздух наполнял аромат свежеиспеченного домашнего печенья.

Зазвонил телефон, и Габи издала раздраженный звук.

- Держи. Ты можешь забрать их? - Она передала блюдо и повернулась, чтобы снять трубку. - Алло?

Услышав хохот двух женщин в гостиной, Ким замерла, вынудив себя подавить желание уединиться.

Присоединившись к Джессике и Кари, она поняла, что они поднимут ей настроение. Это было еще нечто особенное, что сделала Габи для нее. Как только Ким стала сторониться людей, Габи пригласила пару своих подруг саб. Будучи в Теме, они имели хорошее представление о том, что произошло и как пострадавшая может себя вести. Их понимание, и отсутствие дляКим необходимости объясняться, было потрясающим. Подруги Габи ей очень понравились.

Единственным светом в ее плену была дружба с другими рабынями. Такими, как Линда, женщина постарше, которую - Ким сглотнула - которую избил тот жирный подонок. В то время, пока обслуживающий персонал накладывал повязку на спину Ким, она услышала, как ублюдок отказался покупать рыжеволосую женщину, утверждая, что она слишком стара. Боже, выжила ли Линда после того, что Надзиратель делал с рабынями, которых не покупали?

Ким втянула воздух. «Переживания не помогут», - что-то вроде этого твердила ей консультант. От этого она еще больше злится. И чувствует себя виноватой, так как бросила Линду, не сделав ничего, чтобы ее спасти. Но что она могла сделать? Может быть, она…

Габи откашлялась и указала ей в сторону, жестом показывая не крутиться под ногами. Первый раз вижу, чтобы она общалась с помощью таких сигналов. Ким кивнула и направилась в гостиную.

- Печенье! - подбежала Джессика. После первого кусочка, невысокая блондинка застонала от наслаждения. - Кари, это самый лучший рецепт. - Она взяла вторую печенюшку, передавая нахмурившейся женщине на другом конце комнаты. - И эй, спасибо, что не помогаете мне похудеть.

- Z любит тебя такой, - заявила Кари. - Я просто оказываю ему любезность. -Джессика уютно устроилась в кресле с лакомством в руке, а Ким поставила для Кари тарелку на журнальный столик, стараясь не рассмеяться.

Миловидная школьная учительница, сильно располневшая на последнем сроке беременности, пыталась усадить себя в другое мягкое кресло. В конце концов, отпустив руки, она упала в него и пискнула. После, поерзав, чтобы устроиться удобнее, она послала Ким сдержанную улыбку.

- Попала.

- Угу. Да поможет вам Бог, если снова захотите встать. Вам ведь остался еще месяц?

- Если я выдержу так долго. - Кари наклонилась вперед, чтобы взять печенье, но ей помешал живот. Она хихикнула.

- Помочь?

Ни у кого не может быть плохого настроения рядом с этими двумя. Джессика была умной, логичной и решительной. Кари чуть не сияла от радости новой жизни внутри нее, даже несмотря на то, что была такой невысокой и кругленькой, что походила на шар для боулинга. Ким протянула ей пару печений.

- У вас мальчик или девочка?

- Дэн не хочет знать, и я согласилась с ним. Хотя он достиг успеха воздействием решающих аргументов.

Ким улыбнулась. Вчера, когда Кари с мужем заскочили к ней в гости, та рассерженно фыркала. Видимо Дэн видел, как она пыталась отрегулировать водительское сиденье, чтобы вместить свой живот, но не смогла дотянуться до руля. В итоге Дом отобрал у нее ключи от машины.

Ким, вероятно, была бы возмущена. Строгий мужчина с глазами копа, ей-богу, выглядел злым, но при этом прикасался к своей жене также нежно, как Маркус к Габи.

Это было прекрасным свидетельством, что не все мужчины были врагами. Только некоторые из них. Отбросив в сторону эту мысль, она схватила печенье и уселась на диван.

Вошла хмурая Габи. Она сжала плечо Ким, прежде чем сесть рядом с ней.

- Это был Вэнс - парень из ФБР. Он придет сегодня.

- Правда? Хорошо.

НаКим нахлынуло опасение. Агенты уже просили ее не звонить маме, пока они не разберутся с некоторыми обстоятельствами. Мама, должно быть, сходит с ума от беспокойства. Ей нужно домой.

- Когда он будет здесь?

- Прямо сейчас.

Джессика сморщила нос.

- Типичный мужчина. Он, вероятно, почувствовал запах пекущегося печенья на другом конце города. - Она наклонилась вперед и взяла стакан холодного чая. - И раз уж речь зашла об этом, я могу взять немножко домой для Z? Он любит шоколадное печенье.

- Кто запрещает? - изумилась Габи. - О чем речь, мы приготовим еще.

- Доедай, Кари, и мы попрощаемся до того как припрется Вэнс. В противном случае я буду расспрашивать Мистера Неразговорчивого специального агента о том, что происходит, а он не будет разглашать информацию, и я буду злиться и хамить. - Джессика закатила глаза. - Он наябедничает Z.

- Но ты бы пришла от этого в восторг, - выдавила из себя Габи со смехом. - Мы все знаем, что ты устраиваешь представление только, чтобы увидеть, какое изощренное испытание изобретательный Z придумает для тебя.

Джессика указала своим печеньем на Габи.

- Чья бы корова мычала.

- Истинная правда. - Довольная улыбка Габи выглядела точь-в-точь, как у ее кота после того, как он утащил со стола куриное крылышко. - Я не уверена, кто изобретательнее, твой Дом или мой.

Ким вздрогнула.

«Успокойся, дырка для траха. Я весьма изобретателен в изыскивании способов ломания рабынь».

Порка кнутом, плетью. Клетка.

- Ким.

Ким резко дернула головой на звук своего имени.

Зеленые глаза Джессики потемнели от беспокойства, она выдохнула:

- Прости.

- Эй, я рада, что восстановилась до такой степени, что вы забылись, - возразила Ким, вспоминая, все то время, когда заливалась слезами. - Кроме того, приятно вспомнить о существовании такой вещи, как поддразнивание Дома для удовольствия.

Кари расплылась в улыбке.

- В таком случае, тебе следовало побывать на последнем барбекю, когда Габи обозвала Маркуса болваном и осведомилась у него, получил ли он дополнительную миску глупости этим утром.

Ким почувствовала, как кровь отхлынула от ее лица. Что он сделал с ней?

- Полегче, девочка. Он не бил меня. - Габи подтолкнула плечом Ким. - Лучше бы мне досталась порка. Можешь поверить, что придурок сбросил меня в бассейн, после того как я потратила час на свою прическу и макияж? А я ведь еще сделала несколько временных татуировок на руках - просто супер.

Ким со смехом фыркнула, узел в ее животе ослаб.

- Ты так смешно выглядела. - Джессика встала и, от усилия крякнув, вытянула Кари из кресла, перед тем, как улыбнуться Ким. - Она продолжала ругать его, и он толкнул ее снова, по-моему, раза четыре, прежде чем она пришла в себя, чтобы попросить прощения. А потом она обняла его.

Кари хихикнула.

- Ты умышленно добивалась, чтобы намокла вся его одежда. Он не знал, то ли смеяться, то ли ругаться.

- Вразумила его за то, что он пытался меня утопить.

Все еще самодовольно улыбаясь, Габи проводила двух других женщин, обменявшись прощальными репликами, а затем, вернувшись, присела рядом с Ким.

- Эй, Джессика упустила из виду, что Z устраивал пикник больше для нас, чем для них.

Не успела она донести печенье до рта, как раздался звонок в дверь.

- Черт.

Кто-то снаружи. Сердце забилось быстрее, Ким вцепилась в ее руку.

- Нет, это не может быть Вэнс. Я слышу другого. Ты не знаешь, кто это.

- Я узнала голоса. Все в порядке, подруга.

После пары медленных вдохов Ким удалось отпустить руку Габи.

- Прости.

- Мы уже это проходили. Это требует времени.

Габи поспешила к двери и открыла ее.

Первым вошел агент, сопровождаемый... Мастером R? Одетым в джинсы и белую рубашку. Он кивнул Габи, а затем его темные взгляд переместился прямо на Ким. Пристальный, могущественный.

Ее голова закружилась, а лицо запылало, лишь холодная пустота в животе ощущалась так, как будто она проглотила лед. Пребывая в смятении, она вжалась в спинку дивана и подтянула ноги.

Его рот сжался в прямую линию, и он проговорил что-то слишком тихо - только для ушей Вэнса.

- Поживем — увидим.

Вэнс прошел в гостиную и занял кресло напротив дивана, на нем были брюки защитного цвета и голубая рубашка с короткими рукавами.

- Как ваши дела, Ким?

Она сглотнула. Они друзья, а не враги. Мастер R - Рауль - вызволил меня. Это было единственной причиной в ее понимании, почему она не сбежала в свою спальню. Он спас ее.

- Не слишком хорошо, но уже лучше.

- Намного лучше, - твердо уточнила Габи, опустившись рядом с ней на диван.

Мастер R коленом придвинул большой пуфик ближе к дивану Ким и уселся на него. На расстоянии вытянутой руки.

Ким с трудом сдержалась, чтобы не отскочить назад. Она забыла, каким мускулистым он был. Рукава рубашки-поло туго облегали его мощные бицепсы.

- Вы предупредили, что необходимо обсудить кое-какие проблемы, - напомнила Габи.

- Именно. Наша операция... - челюсть Вэнса напряглась. - Аукционы Ассоциации урожая являются крупными событиями с многочисленными покупателями, множеством рабынь, и большим количеством персонала. Мы хотели подгадать момент и провести облаву, но они меняют местоположение и выдают дату и время проведения аукциона исключительно в последнюю минуту. Покупатели перевозятся в фургонах без окон с технологией анти-слежения. Сандовал должен был отказаться от покупки рабынь, таким образом, его бы пригласили на следующий аукцион. Вместо этого... - Он махнул рукой в сторону Ким.

Вместо этого он купил меня, и не получил приглашение. Ким облизнула пересохшие губы.

- Мне жаль.

- А мне нет, Chiquita, - мягко возразил мастер R. - Мы что-нибудь придумаем. - Но ФБР сердится, и…

Вэнс слегка улыбнулся.

- Мы не можем злиться на него. Он выступил покупателем по своей инициативе и был достаточно великодушен, чтобы посвятить нас в свои планы.

- Я не знала этого, - встрепенулась Габи. - Вы не были завербованы официально? Но почему?

Мастер R сверкнул улыбкой.

- Моя матушка назвала меня в честь Рауля Валленберга (прим. шведский дипломат, спасший жизни десятков тысяч венгерских евреев в период Холокоста). Как я мог не помочь? – Улыбка пропала. - Габи, это работа Дома – защищать своих сабмиссивов, не сидеть, сложа руки, пока они добровольно идут на то, чтобы быть похищенными.

Он одарил ее непреклонным взглядом.

Ким сжала руку подруги. Габи совершила безумные вещи, пытаясь ее спасти. Ведь работорговцам фактически удалось достичь цели, и, если бы не…

- Прекрати выдумывать, - проворчала ей Габи. - Послушайте, что происходит? Ким может отправиться домой?

Вэнс замялся, но Ким не могла вынести молчание.

- Что-то подсказывает мне, что впереди, вероятно, не очень приятная новость. Просто выкладывайте начистоту, ладно?

Он улыбнулся.

- Если вы можете разговаривать со мной подобным образом, то добились большего, чем я думал.

Мастер R прорычал.

- Она очень сильная, но ей было очень больно. Это не…

Вэнс перебил.

- Во-первых, отправиться домой – не лучшая идея. - Он потер сзади шею, его голос был сдержанным. - Мы обнаружили, что, по крайней мере, две рабыни совершили побег.

- Правда? - Габи подалась вперед. – Значит, они могут опознать членов банды, быть свидетелями …

- Они не могут, - наотрез сказал Вэнс. - Они мертвы так же, как и те, с кем они разговаривали.

Ким почувствовала, что ее кожа стала липкой. Возвращение домой подвергло бы ее мать опасности?

- Прости, Ким.

Вэнс начал было что-то говорить, но остановился. Мужчина выжидал.

Нельзя вернуться домой. Боже, еще задержаться здесь... Ким сглотнула и отодвинулась от Габи.

- Они могли следовать за Габи и Маркусом?

Габи вмешалась.

- Даже не начинай так думать…

- Оставаться здесь – плохая идея, - перебил Вэнс.

Если бы она бежала, то где бы укрылась? Надзиратель утверждал, что у них свои люди в каждом штате. Она осталась без денег. Ким обхватила руками свои ноги. Время пришло, и это было безрадостно.

- Кимберли, - позвал низкий, звучный голос. – Кимберли! - Голос Мастера R.

Она вздрогнула и взглянула на него.

Его глаза удерживали ее взгляд.

- Лучше сначала выслушай все, прежде чем паниковать. У тебя есть выбор, Chiquita. - Его напряженно-внимательный взгляд задержался на ней, как бы подталкивая, - Бьюкенен, продолжайте.

- Мы постараемся осуществить две вещи, - приступил Вэнс. - Обеспечить вашу безопасность и продолжить оперативную работу, чтобы заблокировать работорговцев в Юго-Восточном секторе. У вас есть пара вариантов. - Он дождался ее кивка. - Мы можем включить вас в программу защиты свидетелей. Сандовал сообщит, что вы погибли, мы не можем рисковать, сообщая о вашем побеге, из боязни, что они будут преследовать вашу семью, а он обратится с просьбой купить другую рабыню. Недостаток в том, что ваша смерть должна быть достоянием широкой общественности, чтобы они знали, что это правда. Ваша семья будет... Это может быть нелегким испытанием для них.

Ким смотрела в никуда. Мама будет считать, что я умерла? Он что, рехнулся?

- Какой другой план?

Он должен быть лучше.

- Мы ставим крест на плане посещения аукциона Сандовалом. Вместо этого он направит кого-то другого.

- Звучит неплохо, - обрадовалась Габи.

- Было бы, если бы не эти треклятые меры предосторожности в банде. Единственный способ поговорить с Надзирателем - контрольное посещение. - Вэнс косо посмотрел на Ким. - Поездка туда, где он увидит, что клиент удовлетворен. Туда, где он ожидает увидеть вас рабыней Мастера R. Послушной рабыней, так как в противном случае вас придется вернуть.

Ким испытала падение с небес на землю. Быть рабой. Снова встретиться с Надзирателем?

- Господи, нет. - Габи бросила сердитый взгляд. - Она не сможет справиться с этим.

Опустив голову, Ким увидела, как побелели ее пальцы, словно от них отхлынула вся кровь. Внутри нее осталось в запасе хоть сколько-нибудь этой красной жидкости?

- Как долго длится визит? Сколько мне придется притворяться?

Она будет вынуждена встретиться с Надзирателем. Глубоко внутри ее тела задрожали даже кости, как скелет на Хэллоуин на холодном ветру.

- Точно, не уверен. Наверное, пару часов, возможно, вечер. - Вэнс покачал головой. - Но, Ким, проблема заключается в следующем: Надзиратель не вступал в контакт в течение нескольких недель. На данном этапе он ожидает увидеть довольно хорошо обученную рабыню. Ту, которая знакома с Сандовалом - его навыками, его правилами.

- Она могла бы притворяться.

Вэнс фыркнул.

- Не прикидывайтесь дурочкой, Габи. Это не что-то вроде рабыни на час. Когда Маркус кивает на пол, он имеет в виду раздеться и упасть ниц, сосать его член или занять позу по-собачьи, или, может быть, встать на колени с руками на бедрах? Или он предпочитает позицию руки за голову?

С нехорошим предчувствием Ким наблюдала за кивком Габи.

- Но, возможно, она могла бы... ну, содержаться в отдельной комнате. Будто Рауль использует ее только для секса или чего-то особенного? - предложила Габи.

Мастер R покачал головой.

- Во время моего разговора с Надзирателем он поинтересовался, какие обязанности будет выполнять моя рабыня. Я уточнил, что хочу обслуживание, а также секс. Я и представить не мог, что окажусь в подобной ситуации.

- А кто мог? - поинтересовался Вэнс. - Следовательно, Ким должна будет обслуживать его и присутствовать в комнате. Не будет странным отпрянуть, если Господин ею недоволен, но съеживаться всякий раз, когда он прикоснется к ней, или даже посмотрит на нее нельзя. Не иметь понятия, что делать, когда он жестом что-то прикажет?

Пристальный взгляд Вэнса обратился к Ким, сострадание смягчило выражение его синих глаз.

- Вы не сможете сымитировать такую разновидность рабства, милая. Вы должны жить с Сандовалом, приступив сию же минуту, и по-настоящему быть его рабыней для того, чтобы вести себя одинаково в присутствии кого-то настолько опытного, как Надзиратель.

- Я уже сказал вам, нет. Я не хочу иметь ничего общего с этим, - отрезал Мастер R твердым голосом. - Она не в состоянии это сделать.

Искорка, оставшейся уКим гордости, вспыхнула и погасла, оттого, с какой легкостью он отверг ее. Она могла сделать все, что угодно, подсказал ее разум. Но остальная ее часть воспротивилась. Вернуться к тому, чтобы быть рабыней? Не может быть и речи.

Но в то же время, если они сообщат маме о моей смерти? Переживет ли она такой сокрушительный удар? Нет.

- Я не вижу другого выбора, - подытожил Вэнс. - Если нет…

- Я выкупил ее, чтобы освободить, а не мучить еще больше. - Прервал Мастер R. - Она сыта по горло кошмарами и без того. А вдруг она потеряет контроль над собой в его присутствии?

- Это не помеха, - не смолчал Вэнс. Мастер R наградил его смертоносным взглядом, он пожал плечами. - Для того чтобы продолжать бороться с ее проблемами, это было бы вполне нормально. И что с того, что на нее накатывает нервное состояние? Однако она не сможет изобразить выучку, которую никогда не приобретала. Большинство мастеров проводят инструктаж даже для секс-рабыни. Самое забавное в том, что ты не только затребовал рабыню-прислугу, ты также известен в этом виде доминирования как исключительный наставник. Мне жаль, Рауль. Ты вынужден будешь приучать ее к дисциплине, и тебе придется прикасаться к ней.

- Я могла бы приходить и быть там с ней? Было бы проще с... компанией, - предложила Габи.

Ким подняла глаза. Не исключено, что это…

Вэнс покачал головой.

- У них в распоряжении исчерпывающая вводная информация о покупателях, так что они в курсе, что Сандовал живет один. У них также остается возможность сделать некоторые наблюдения после продажи. Для него привести другую женщину сразу после покупки рабыни будет совершенно неправдоподобно и равнозначно поражению, о котором вещает сигнальный флаг. - Он нахмурился. - Они чрезмерно подозрительные ублюдки.

Сигнальный флаг. Ледяная вода просочилась в сердце Ким, едва она вспомнила... Она закрыла глаза и сделала глубокий вдох. Она должна была сказать им, но слова застряли в горле.

- Вэнс. - Мастер R все еще пытался настаивать, чтобы удержать ее подальше от этого.

- Там всегда проходит демонстрация. Я могу попасть на аукцион.

- Возможно, - не повел бровью Вэнс. - Если бы не одно "но" - вас включат в очередь, Бог знает, когда она подойдет. Причем Надзиратель будет по-прежнему рассчитывать навестить Ким, с ее пробой во время контрольного посещения.

- Вэнс, - обратилась Ким, повысив голос. Общее внимание переключилось на нее.

- Сплетни... Я слышала от других рабов, что, если покупатель убил рабыню, они довольно долго не вступают с ним в контакт из боязни, что он не достаточно хорошо все замаскировал или тело будет обнаружено, или были свидетели. В общем, негативные последствия.

- Черт возьми. - Вэнс насупился. - Тогда вариант, что ты умерла, не сработает. По крайней мере, не для того, чтобы Сандовал попал на аукцион в скором времени, ни в качестве покупателя, ни для демонстрации.

Он выругался себе под нос.

Молчание. Несколько пар глаз, уставившихся на нее, вызвали дрожь, и она посмотрела на свои руки. Такие белые пальцы, судорожно сжатые вместе.

Заговорил Мастер R.

- Это не имеет значения. - Она подняла глаза и рассмотрела в его взгляде сочувствие. Беспокойство. - Вступайте в программу защиты свидетелей в любом случае, Кимберли. Оставайтесь в безопасности и вне поля зрения.

Насколько невероятным было чувствовать, что кто-то был на ее стороне. В рабстве каждая женщина была одинока, поскольку, если одна пыталась вступиться за другую, обе подвергались избиению. Она содрогнулась от щелканья кнута по ту сторону ее памяти. Но теперь... Она не была в их власти, и мужчина рядом с ней был подобен тяжелому танку. Она не чувствовала себя беспомощной.

Как она могла найти план, который будет работать? В свое время, она была способна принимать решения. В прошлом... до того. Но теперь... притворяться мертвой и быть в безопасности, пока ее мама будет страдать, а она разрушит последнюю возможность доступа ФБР на торги. Быть рабой и... о Боже, она не могла.

- А как насчет других рабынь, что по-прежнему находятся в руках этих ублюдков, Рауль? - с болью осведомился Вэнс резким голосом. С сожалением. - Вы можете так легко отказаться от них?

Вопрос стал ударом в грудь для Ким. Она наблюдала, как Мастер R отвернулся, кожа на его скулах туго натянулась. Он рассчитывал на освобождение всех рабынь и отказался от этого, чтобы спасти ее. Только ее. При том, что остальные - Холли и Линда, и другие, остались там. Они никогда не выберутся. Из-за меня. Потому что он спас меня.

Чувство вины поселилось в ее животе, холодное и тяжкое, и с каждым вдохом она могла слышать ужасающие крики Холли, словно темница находилась на расстоянии всего в несколько футов. Я не могу. Не в состоянии быть рабой. Ее горло казалось перетянутым ограничивающими веревками, сжимающими, чтобы удержать готовые вырваться слова.

Но оставить их там? Линда меняла повязки на животе Ким нежными и бережными руками. Она отпускала шутки, вынуждая Ким смеяться, отвлекая ее от воспоминаний, как Лорд Гревилл... Я не могу это сделать. Но с другой стороны, Линда никогда не будет освобождена. Она будет жить в боли. У нее двое детей, учащихся в колледже. Ее мечтой было в один прекрасный день стать бабушкой. Она обнимала Ким, когда та плакала. Она была сильной, но в конечном итоге каждый будет сломан, даже Линда.

Стоит ли жить, если я предам... всех до одного? Она взглянула на запястья. Синяки от наручников поблекли до бледно-желтых. Я выдержала тогда. Смогу вытерпеть снова. Нет, она, пожалуй, не сможет. Она умрет, если снова станет рабыней. Нет, нет, нет. Ким обратила внимание на Мастера R, который до сих пор пристально смотрел в окно. Он старался успокоить ее страхи. Он обнимал ее, не причиняя боли. Вздрогнув, она вспомнила, как он связал ее, не позволяя ей сбежать. Он сделал так, как считал лучше всего. Он был Домом.

У меня не получится, я вообще не смогу выдавать себя за рабыню. Нет.

Холли кричала во сне каждую ночь. Каждую ночь.

Я должна это сделать. Удушающая тошнота подкатила к горлу, заставляя ее дышать через нос, чтобы сдержаться. Я это я. Не рабыня. Даже если захочу притвориться ей. Я сделаю это. Потому что я это я. И я не сломлена.

Теплая рука сжала ее плечо.

– Chiquita... Кимберли... посмотри на меня.

Временами она слышала его голос в своих снах. Он прорывался сквозь поток ее криков, и все успокаивалось, тягучий мягкий баритон, такой же успокаивающий, как океан, баюкающий лодку. Она подняла на него глаза.

- Я буду вашей р-рабыней.

* * *

Видел ли он когда-либо кого-то настолько до смерти перепуганного и все же умудряющегося двигаться дальше человека? Рауль остановился в дверном проеме, наблюдая, как Кимберли входит в его дом. Ее смуглая кожа сейчас казалась серовато бледной, скулы выделялись на фоне крепко стиснутой челюсти. Она передвигалась так, будто кафельный пол был покрыт острыми шипами.

Он вздохнул. Она была невероятно храброй, но у него были опасения, сможет ли она поддерживать свое мужество. Сегодня вечером Габи может получить телефонный звонок с мольбой о спасении.

Увидев, что мужчина следит за ней, Ким сделала шаг назад.

- Что вы хотите, чтобы я сейчас сделала, М-мастер R?

Перестань смотреть на меня так, будто я планирую порезать тебя на кусочки мяса, шириной в дюйм. Он взглянул на часы.

- Почти время ужина. Почему бы нам не посидеть в патио, - где ты не будешь чувствовать себя загнанной в угол, - и побеседовать? Тогда мы сможем понять, что приготовить на ужин.

Она нервно кивнула.

Он прошел первым через гостиную и французские двери наружу. Солнечные лучи искрились по всей поверхности водной глади. На берегу волны тихо плескались на песок. Следом за ним - безмолвие. Он повернулся.

Она стояла на коленях, обнимая себя руками, в изумлении глядя на морской берег, на накатывающие волны. Ветерок взлохматил ее черные волосы, и заходящее солнце мерцало в слезинках на ее щечках. Она плакала так тихо, как никто, кого он когда-либо знал.

Очень медленно, он опустился на одно колено и слегка коснулся ее щеки кончиками пальцев, привлекая внимание. Рауль почувствовал, как она едва заметно вздрогнула.

- Кимберли, ты можешь сказать мне, почему ты плачешь?

Неужели уже пора звонить Габи?

Окончательно сбив его с толку, она по-кошачьи потерлась о его руку, и ее синие-синие глаза взглянули на него.

- Я забыла. Я даже не помню...

Он ладонью обхватил ее лицо и погладил плечо, ощущая хрупкие косточки.

- Что ты забыла, Gatita?

- Вы живете на пляже. На берегу залива. - Ее глаза широко распахнулись - не от страха, а от радости. - Я снова могу дышать. Спасибо.

Он рассмеялся и потер костяшками пальцев ее щечку. Вполне возможно, что это было не такое уж и гиблое дело. Если она смогла разделить с ним счастье, значит и остальное сможет.

* * *

На следующий день Ким вышла из гостевой комнаты на длинный балкон с видом на залив. У Мастера R был интересный дом в стиле гасиенда-пляжный-домик-для-встреч. Двухэтажный, с лепниной, если не считать небольшого третьего этажа в форме башенки, и внутреннего дворика, огибающего C-образно песчаный берег. С огромными арочными окнами и балконами на каждом шагу, внутри, все казалось, переходящим в открытое пространство.

Ким прищурилась от яркого солнечного света, отражающегося от воды. Почти полдень. Она пряталась в спальне после завтрака.

Со вздохом, девушка рухнула на подушки темно-красного кресла. Упираясь босыми ногами о металлические перила, она откинула голову назад, окунаясь в ощущение влаги, образующейся на ее коже, океанского бриза, солнечного тепла. Волны неслышно шлифовали песок ласковым прибоем. Что могло быть лучше энергии Атлантического океана? Рядом кружили чайки, издавая резкие звуки.

О, она скучала по океану. В ритме ее жизни море оставило след, начиная от рыболовного траулера отца до работы в качестве морского биолога. Но рабыни были заперты внутри, никогда не видя солнца и не слыша волн прибоя. Хуже любого наркомана, она страстно жаждала звука и запаха побережья.

Вчера вечером она, наверное, испугала Мастера R своей реакцией, но, судя по всему, он понял. Он рассмеялся.

Он умеет смеяться. У него красивый смех. Поддерживаемая этим знанием, она пережила вчерашний вечер без паники. Она была вполне горда собой.

Из комнаты позади нее донесся шум, и она бросила взгляд через плечо. Сидя спиной к двери, Ким ощущала себя беззащитной, но заставила себя остаться на месте. Постараться расслабиться. Не обращая внимание на уверенность, что незнакомец появится из ниоткуда и захватит ее. Понимание, что Мастер R был в доме, помогло... по крайней мере, со страхом похищения.

Так невыносимо иметь столько страхов, что она не могла не придумывать им названия.

Будет ли Мастер R больше мучить, чем расслаблять? Ее пронзила дрожь. Я его совсем не знаю. Не считая настойчивого требования, чтобы она поужинала с ним прошлым вечером, он оставил ее в покое, позволяя привыкнуть к его дому без Габи... правда Габи звонила приблизительно каждые полчаса, чтобы проверить ее. Ким улыбнулась. Милая Габи.

Но, Мастер R должно быть понял, какой страх она испытывала в его присутствии - не из-за того, что он делал, а потому, что был мужчиной. Верхом.

Он был с ней еще более осторожным, чем Маркус. Например, прошлой ночью, когда ей приснился кошмар. Ничего нового. Обычно Габи, услышав крики, будила ее. На сей раз это был Мастер R.

- Кимберли. - Его голос ворвался в ее сон, где она была скована, отвратительные вещи... боль... - Кимберли! - Такой мягкий голос. Ужасные звуки, эхом отдававшиеся от пощечин, жжение. - Проснись, chica! – Резкая команда. Голос хозяина. Ее глаза распахнулись. Мужчина в дверях. Еще крик, уже в сознании, но зажглись светильники, и она разглядела, спустя минуту человека, который купил ее. Освободил ее. Мастер R.

Прежде чем войти, он дождался, пока она не произнесла его имя, затем принес ей стакан воды из ванной. Придвинул стул. Позволил ей пить. Он не прикасался к ней, и его близость обернулась утешением. Неужели он знал, что нависнув над ней, довел бы ее до истерики? Она бы не смогла перенести прикосновения, сразу после кошмара, в котором было так много мужчин.

Он наблюдал за ней, терпеливо и спокойно. Взяв книгу, оставленную ею на ночном столике, он просто читал для нее печальным искаженным акцентом голосом. Ни один кошмар не может соперничать с Раулем Сандовалом, читающим Гекельберри Финна.

Ей действительно стало лучше. Может быть, искра ее подлинной сущности не угасла. Может быть, внутри она не была оскверненной, заслужившей все, что с ней сделали. Вот только она ощущала себя грязной. Отвратительной и разрушенной. Она сморгнула, сдерживая наворачивающиеся слезы. Неужели в ее памяти навсегда отпечатается "грязная шлюха"?

Психолог не добилась значительного успеха с ее ненавистью к себе. Или с попытками выяснить, что последует дальше, когда все останется позади. Как она могла вернуться к своей работе, зная, что кто-то может снова ее схватить? Что…

Она услышала звук шагов и судорожно развернулась, сердце подпрыгнуло, колотясь о ребра.

- Спокойно, Gatita. - Мастер R встал рядом. Подождал, удерживая ее взгляд своим.

- Простите.

- Тебе разрешено нервничать. - Он присел на корточки около кресла, приподняв ее подбородок, чтобы вытереть пальцами слезы. - И плакать. Независимо от того, насколько ты сильная, думаю, некоторое время ты будешь частенько в слезах.

- Мы собираемся начать...?

Ким не смогла закончить, ненавидя, насколько жалко звучал ее голос.

- Когда ты будешь готова, Кимберли, спустись вниз, и мы поговорим.

- Ким. Все зовут меня Ким.

Он улыбнулся, и она еще раз убедилась, что он - Дом. Уверенный в себе. Властный. Он будет делать то, что захочет.

По ее телу пробежала дрожь.

- Вы, в самом деле, Дом, не так ли?

- Да, в самом деле. - Он отпустил ее подбородок и скользнул костяшками пальцев вниз по щеке. - Но ты в безопасности, chiquita. Единственная рабыня, которая мне нужна - та, чья заветная мечта – принадлежать мне.

Он хотел иметь в собственности рабыню? Гнетущее чувство сгустилось глубоко в ее теле.

* * *

Час спустя, Рауль отодвинул клавиатуру в сторону и уперся локтями в массивный дубовый стол. Проект для нового прибрежного участка в Белизе не мог удержать его внимание.

В состоянии ли Кимберли вынести рабство? Он не был ни жестоким хозяином, ни слабовольным человеком, но вел себя для Надзирателя, как холодный ублюдок, поэтому превращение его в сюсюкающего Мастера не прокатит. Честность больше поможет обоим - ему и Кимберли. После всех потрясений в ее жизни, она нуждается в стабильности-утешении-поддержке.

Он поднял взгляд на дверь, услышав донесшийся оттуда звук.

Там стояла Ким с бледным лицом, но высоко поднятым подбородком и прямой спиной. Храбрая маленькая сабочка. Его переполнила радость, когда он заметил, что ее щечки начали округляться. Она немного прибавила в весе, благодаря стряпне и закармливанию Габи.

- Я готова к разговору, - нарушила она паузу. - Я выбрала неудачное время?

- Прекрасное время.

Рауль встал; от него не скрылось то, что девушка заставляла себя стоять на месте.

В дверях, он положил руку ей на спину, касаясь так, как избегал до этого момента. Дом почувствовал ее дрожь. Его брови сошлись вместе, как только он осознал, что воспринимал ее двояко: как пострадавшую женщину и как податливую сабу. Почему же его рассудок вообще признал правильным ощущение, что она готова? Впрочем, во время пребывания в темнице работорговцев, когда их биоритмы слились, она неосознанно приняла его как Доминанта.

Помедлив, он развернулся в направлении лестницы, увлекая ее наверх мимо второго этажа на третий, в комнату в башенке. Их беседа должна состояться в уединенном месте. Задушевно. Не в его офисе. И не в гостиной, предназначенной для гостей.

Здесь, в башне, крутые скаты крыши образовывали две наклонных стены квадратной комнаты, а передние и задние стены были полностью остекленными, открывая головокружительный панорамный вид моря на западе и приусадебных садов на востоке. Полы с темно-коричневым ковровым покрытием, мягкий и гостеприимный кремовый секционный диван. Игрушки для бондажа и прочего скрывались внутри оттоманки и в сундуке у стены.

- Волшебно, - подала Ким голос, подходя к окну с видом на океан.

Как и ты, маленькая саба. Свет послеполуденного солнца отражался от ее прямых темных волосах с каштановым оттенком и обрисовывал ее стройную фигуру. Под свободно сидящей одеждой у нее было прелестное тело. Такое тонкое, однако, грациозное с безупречным изгибом бедер. Указав на диван, он заметил ее заминку и терпеливо ждал, когда она присядет.

У нее было стремление подчиняться, но после всего с ней случившегося оно, видимо, переросло в страх. Его сердце сжималось от мысли о том, что кто-то мог так жестоко обращаться с женщиной. Рауль сел на крепкий квадратный пуфик, колено к колену с ней, спинка дивана удерживала ее от того, чтобы отступить дальше.

- Мы собираемся поговорить о том, что я планирую, и что будешь делать ты. Мы узнаем друг друга, Gatita.

- Что такое gatita?

- Маленькая кошечка. Котенок. - Он потянулся к ее черным волосам. - Детеныши кошек зачастую голубоглазые, и, когда я был маленький, у меня был черный котенок с большими голубыми глазами.

Она улыбнулась.

- Вы называли меня Chiquita.

- Малышка.

Ей не нравилось это.

- Вы раньше упоминали Pobre-что-то…вроде несчастное дитя.

- Да.

Саба прищурила глаза.

- Вам не кажется, что слишком много «маленьких»?

- Возможно, - Он показал свою руку. - Большая. – И приблизил ее к ладошке Ким, такой маленькой и изящной на фоне его крупных грубых пальцев. Почему удерживание ее хрупкой ручки возбудило в нем безмерный инстинкт защитника?

- Маленькая.

Когда она раздраженно фыркнула, он поймал другую ее руку и подался вперед.

- А теперь расскажи мне, что происходило, пока ты была рабыней.

Его неожиданный вопрос вызвал ощущение, подобное удару в живот. Рассказать об этом? Ни за что. Ким попытался выдернуть руки, но его пальцы сжались.

- В смысле?

Ее сознание ускользало, пытаясь отделиться от тела.

- Ты слышала меня, Кимберли. Пока все это не закончится, я буду твоим Домом - твоим хозяином. Я надеюсь, что ты будешь подчиняться приказам. Твое тело будет принадлежать мне.

Она оцепенела.

- Нет, не для секса, - добавил он со вздохом. - Но мои руки будут время от времени на тебе. Тебе необходимо привыкнуть к моему прикосновению, чтобы ты не вздрагивала.

Она сумела кивнуть. Я знала об этом. Я смогу. Почему это кажется гораздо более пугающим, когда она смотрит на эти сильные руки?

- Я рассчитываю, что ты расскажешь мне, что тебя беспокоит, или что может беспокоить. Мне необходимо знать, чего следует избегать, и я не смогу помочь тебе, если ты не можешь поделиться случившимся.

Вспоминать это? Говорить об этом? С ним? В отличие от его горячих пальцев на ее коже, руки Ким заледенели.

- Поделись со мной, Кимберли. - Его голос звучал грубым баритоном, со смягчающим его небольшим испанским акцентом. - Когда они похитили тебя?

- Н-наверное около семи недель назад. - Боль, ужасная боль от электрошокера, потом укол. Окружающий мир расплывается, затем она в ужасе пробуждается. Злой пинок ногой, после того, как ее вырвало, пощечина, когда она слишком громко кричала.

- Я забыл, что это было так долго. Они удерживали тебя взаперти какое-то время, пока не продали с аукциона? Что произошло в течение этого промежутка времени?

- Они... не так уж и много. Я была заперта с остальными... думаю, почти на две недели? - Время было размыто, женщины плакали, мужчины зловеще ухмылялись, ничего не делая. Дни слились воедино. - Наш бунтарский дух был фишкой продажи, поэтому нас не обучали специально. - Она сглотнула, вспоминая, какой напуганной была. Если бы она знала, что последует позднее, она бы тотчас прыгнула за борт. - Однако я была продана не с большого аукциона. Лорд Гревилл купил меня задолго до него.

- Хозяин, который отправил тебя обратно к Надзирателю?

Она кивнула, яростно моргая. Я не заплачу.

Руки Мастера R стиснули ее пальцы.

- Расскажи обо всем.

Ему была нужна информация. Но это так тяжело.

- Он забрал меня в свой дом. – Холодные белые стены и мебель, без какого-либо уюта. – Он приказал своим слугам держать меня, не давая вырваться, пока сам… насиловал меня. - Она выдавливала из себя слова. После недели бесед с Габи и Фейт она теперь в состоянии озвучить это без того, чтобы ее вырвало. - Я боролась с ним. Он бил меня до тех пор, пока я не теряла сознание. И снова насиловал.

Опять и опять.

- Он тот самый, кто применял на тебе кнут? - уточнил Мастер R ровным голосом.

Она кивнула, глядя на их переплетенные руки.

- Каждый раз, ежедневно. Боль... - Так много боли, что каждый вздох причинял боль, пока от нее не мутилось зрение. До тех пор, пока прекратить это - становилось единственным, о чем она могла думать. - Я не могла прекратить борьбу, даже... даже в том случае... - Кровь у нее во рту, на полу, вонь пота и секса.

- Вот почему ублюдок хотел тебя, потому что ты сопротивлялась. - Его пальцы массировали ее пальчики. - Итак, ты подверглась и физическому и сексуальному насилию. Как насчет психического? Он оскорблял тебя?

- Да. - Сука, подстилка, грязная шлюха. Ему видно ее внутреннюю грязь? Сумеет Мастер R увидеть тьму? Она попыталась рассмеяться. - Даже некоторыми словами, которые я никогда не слышала раньше. Он говорил, что я заслужила все, что получила, потому что была шлюхой. Нечистой. Развращенной. В течение дня он запирал меня в клетке - подсовывая мне воду и еду в мисках, потому что я была животным. - Она отважилась поднять взгляд, преодолевая себя, и увидела его мрачно сдвинутые брови. - Вот почему он отдал меня своим друзьям. - Ее горло сжалось, а живот скрутило.

Он выругался себе под нос, ухватив ее за подбородок сильными пальцами, приподнимая голову. - Посмотри на меня, Chiquita.

Ее раненый взгляд встретился с его шоколадными глазами. Надежными.

- Хорошо. Теперь вдохни. Вот так. Медленно выдохни. Вот и умница.

Воспоминания отступили, отброшенные его гневом... за нее. Ее тошнота ослабла.

После того как ей удались несколько вдохов, он устроился поудобнее, вновь взяв ее за руку.

- Другие попользовались тобой. И?

- После этого я пырнула его ножом.

Он уставился на нее на мгновение, а потом разразился смехом, и по мере звучания его искреннего смеха, открытого и радостного, мрак в ее голове отступал. Он поцеловал ее пальцы. - Молодец. Но... кажется, вот почему у тебя были такие ужасные раны?

Ужасно. Она была не в состоянии ответить.

Рауль зарычал. Он сорвал ее с места, как одуванчик, и присел с ней на руках. Тепло и сила окутали ее, нисколько не напугав. Почему-то. Каким образом приказ рассказывать побудил ее сболтнуть, не подумав, подобные вещи?

Он сделал паузу, легко обнимая ее, поглаживая руку вверх - вниз. Едва ее дрожь утихла, Рауль заговорил:

- Мне кое-что известно об эмоциональных травмах. У меня есть друзья, участвовавшие в боевых действиях. И другие - прошедшие стычки с бандами. Ты продолжишь с консультантом - она и Габи могут приходить сюда - но при этом многое будет определяться тобой. Паниковать тебе или заставлять себя плакать. Это ожидаемо.

Габи? И Фейт? Я не одинока, не брошена.

- Спасибо.

- Если же для тебя это просто разговор, то мне нужно знать все остальное, чтобы я мог помочь тебе пройти через это. Или предотвратить это. Ты понимаешь?

Она чувствовал себя грязной. Слабой и ненужной, опустошенной. Однако он был прав. Девушка закусила губу и кивнула.

- Как тебе удалось ранить лорда Гревилла, и что он сделал потом?

- В то время как... мужчины... уезжали, я спрятала нож в своих танцевальных вуалях. - Подползла к вуалям, затянув их вокруг себя, одной обвязала лезвие. Ее кровь покрыла пятнами тонкую ткань. Попыталась встать. Упала. Оттолкнулась ногами. Кровь сочилась вниз по ногам, похожая на теплую воду. - Когда он вернулся ко мне, я нанесла ему удар. - Она сглотнула. Лезвие рассекло его рубашку, затем кожу, но плоть сопротивлялась. - Он резко отпрянул, когда я ткнула в него ножом. Достаточно, чтобы я попала в его плечо, но не в сердце. Он ударил меня. - Отбросил через всю комнату.

- Мне жаль, что ты не была более меткой, - мягко отозвался Мастер R. - А потом?

- Он пронзительно кричал, и подоспели его сотрудники. Он вел себя как сумасшедший. - Повсюду кровь, вопли, безумие в его глазах. - Он хлестал меня плетью, а потом достал нож, который я использовала.

"Я порежу тебя на куски. Кричи, шлюха."

Она прикоснулась к своим ребрам, где простирался длинный рубец. Боль расцветала буйным цветом, и нарастала, и нарастала. - Но он потерял достаточно крови и отключился. - Она была сильно ранена, но все равно гордилась собой. - Они наложили повязку вокруг моих ребер, и поместили меня назад в клетку. Совсем маленькую. – Как в будку для собаки. Для собаки среднего размера, и настолько маленькую, что она не могла выпрямить ноги, не могла встать. Не могла двигаться. Не могла...

Ким, как рыба на суше, начала хватать ртом воздух, ее легкие свело спазмом.

- Тише, тсс. - Большая рука гладила ее волосы. - Ты здесь со мной, Gatita. Никто не обидит тебя.

Здесь. Она моргнула, отгоняя мрак.

- Они бросили меня... Я не знаю, как надолго.

В темноте. Ни разу не выпустив. Истекающую кровью. Раненую. Мочиться приходилось под себя, ноги стали мокрыми и вонючими. Смердящая клетка. Ее голос сорвался от криков.

- В конце концов, они пришли и забрали меня.

Когда дверь открылась, она поняла, что умрет и почувствовала только облегчение.

Рауль нежно встряхнул ее, вырывая из кошмарных мыслей.

- Дыши для меня, Кимберли.

Медленный вдох. Она опустила взгляд на морские волны. Маленькие оконца, тянувшиеся вдоль одного огромного, были приоткрыты, и ее окатил успокаивающий шум океана, оттягивая воспоминания вдаль, частичку за частичкой.

- Посмотри на меня. - Он привлек ее обратно в настоящее. - Они забрали тебя и...?

- Там был Надзиратель. Они заставляли его принять меня обратно.

- Pobrecita (прим. бедняжка), - пробормотал Мастер R.

Слишком утомленная, чтобы бояться, она лежала, прижавшись щекой к его мягкой рубашке. Под слоем тугих мышц груди медленно, ровно билось сердце, его дыхание втягивало ее в соразмерный ритм. Под воздействием монотонного темпа, она вновь обрела голос.

- Надзиратель взбесился, учитывая, что, по его словам, я была повреждена, но позволил им возврат, поскольку лорд Гревилл привлек к сотрудничеству множество клиентов. Одна из рабынь Надзирателя зашила меня, и я некоторое время ничего не делала. После того, как сняли швы, я помогала на кухне еще неделю. И училась танцевать.

- Без больницы?

Ей удалось рассмеяться.

- Да куда там. Хотя я получала антибиотики. По-моему, они были для собак из магазина кормов.

Я животное.

- Что ж, понятно, почему ты стала уцененным товаром, - отозвался он, разгоняя ее мысли. – Покушение на убийство хозяина стопроцентно понизило твою стоимость. - Он постучал пальцем по ее носу. - Молодец.

Она зажмурилась, ошарашенная. От открытого одобрения в его голосе в ней медленно затеплилась искра жизни.

- Если не считать самого похищения, которое оставляет тебя в состоянии незащищенности, большая часть того, что наводит на тебя ужас, произошло в доме Гревилла? Изнасилование, клетка, побои. Их образ действий третировать тебя, называя бранными словами - тебе кажется, будто они правы? Что ты именно та, как они называли тебя?

Почему это помогает, когда он... перечисляет... факты? Оттого что это прозвучало как ряд проблем, с которыми она может разобраться, вместо непреодолимой пропасти, в которую она угодила.

- Я... Да.

- Хм-м. Тебя уже консультировали. Я добавлю некоторые средства самозащиты, так что если тебе придется кому-то нанести удар, ты добьешься лучших результатов. - Он подождал ее кивка. - Свыкнуться с мыслью об изнасиловании потребует времени, но так как сейчас ты в моих руках, это, возможно, не худшая из твоих проблем. Однако ты достаточно настрадалась, чтобы желать отступить. Если твой консультант не полагал иного, мы будем прерываться, проходить сквозь твой страх, чтобы ты справлялась с ним, и по возможности повторять провоцирующее действие до тех пор, пока оно больше не будет иметь прежнего эффекта.

Наверное, она сможет пройти через это. Кроме...

- Только не клетка.

Он покачал головой.

- Нет, об этом вы будете разговаривать исключительно с психологом. Мы с тобой работаем над тем, что вызывает проблемы в твоем обучении быть рабыней.

Рабыня. Слово вызывало у нее позыв к рвоте.

- Я сделаю все возможное.

- Я знаю, что ты проявишь волю, Chiquita.

Когда его руки сжались вокруг нее, она ощутила смятение и защищенность, смешавшиеся внутри нее... как будто она была успокоена... своим хозяином. У Бога странное чувство юмора.

* * *

С низким хрипом, Рауль медленно толкнул вес вверх, руки дрожали от напряжения. В высшей точке он сбросил штангу на стойку, звучно лязгнувшую в пустом тренажерном зале.

Когда он выпрямился на скамейке и встряхнул руками, его мокрая от пота майка прилипла к коже, а мышцы груди и плеч горели. Торс отбрасывал танцующую на стене тень. Он намеренно оставил выключенными большую часть светильников, темнота соответствовала его настроению.

Ему удалось скрыть признаки ярости, когда Кимберли рассказывала о своем похищении, но, Dios, было трудно слышать дрожь в ее голосе, чувствовать дрожь покрытого шрамами тела.

Жим штанги лежа в течение часа, чтобы довести себя до изнеможения и даже больше, восстановил его контроль. Наклонившись вперед, он упер локти в колени и уставился на свои руки. Кожа туго обтягивала его накаченные мышцы с выступающими венами. Несомненно, он был чертовски силен.

Бесполезно силен. Он слишком опоздал, чтобы спасти своего брата от смерти в грязном переулке, слишком опоздал, чтобы освободить эту маленькую рабыню, прежде чем ее измучили. Еще хуже, что когда в следующий раз он встретит Надзирателя, то не сможет бить его до изнеможения. Пока нет. Он стиснул челюсть до зубного скрежета. Бог даст, позже.

Пока что его задачей было исцелить расстройство души Кимберли... и обучить ее, как свою рабыню. Он уронил голову на руки, отчаяние пробралось сквозь его защиту. Рабыня. Здесь, в его доме, в том, который он построил после развода, не желая жить со всеми воспоминаниями об Алисии и их потерпевшими крах отношениями.

Хозяин / рабыня.

Теперь он привнес это обратно в свою жизнь.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Похожие:

Шериз Синклер «Приручить и Властвовать» (книга 6) Серия iconБиблиотека мировой литературы. Восточная серия
Первыми вехами на ее пути были "Книга песен" ("Шицзин") и "Чуские строфы" ("Чуцы"); позднее народные песни, собранные

Шериз Синклер «Приручить и Властвовать» (книга 6) Серия iconЖизнь способ употребления
Книга-игра, книга-головоломка, книга-лабиринт, книга-прогулка, которая может оказаться незабываемым путешествием вокруг света и глубоким...

Шериз Синклер «Приручить и Властвовать» (книга 6) Серия iconИнструкция по эксплуатации серия c серия ce
Пожалуйста внимательно изучите инструкцию перед эксплуатацией данного изделия и сохраните ее для использования в будущем

Шериз Синклер «Приручить и Властвовать» (книга 6) Серия iconРуководство по эксплуатации Банная печь-каменка
Вольга, Забава, Затея, Василиса, Любаня, Добрыня, Горыня, Елисей, Святогор, Малуша, Емеля, серия Премиум, серия Элит и Комфорт

Шериз Синклер «Приручить и Властвовать» (книга 6) Серия iconКнига «Кардинальный поворот. На пороге Тонкого Мира»
Кардинальный поворот. (Серия «На пороге Топкого Мира».) Спб.: Ид «весь», 2002. 304 с, ил. Isbn 5-94435-196-9

Шериз Синклер «Приручить и Властвовать» (книга 6) Серия iconИосиф Ромуальдович Лаврецкий Эрнесто Че Геваро Серия: Жизнь замечательных...
Книга рассказывает о жизненном пути замечательного революционера-интернационалиста Эрнеста Че Гевары. Че Гевара, один из вождей кубинской...

Шериз Синклер «Приручить и Властвовать» (книга 6) Серия iconСерия о Чарли Дэвидсон, книга 7
Добавьте к этому бывшую лучшую подругу, которая преследует Чарли днем и ночью, вереницу самоубийств, разобраться с которыми не под...

Шериз Синклер «Приручить и Властвовать» (книга 6) Серия iconЭкологическое совершенствование творческой индивидуальности
Мгу, автор монографий: «Политическая борьба в средневековом Китае», «Учение об управлении государством средневекового Китая», автор...

Шериз Синклер «Приручить и Властвовать» (книга 6) Серия iconОтчёт Государственного образовательного учреждения высшего профессионального...
Номер свидетельства о государственной аккредитации вуза: серия аа№001274, рег. №1244 от 28. 04. 2008г.; лицензия на право осуществления...

Шериз Синклер «Приручить и Властвовать» (книга 6) Серия iconОтчёт Государственного образовательного учреждения высшего профессионального...
Номер свидетельства о государственной аккредитации вуза: серия аа№001274, рег. №1244 от 28. 04. 2008г.; лицензия на право осуществления...

Шериз Синклер «Приручить и Властвовать» (книга 6) Серия iconОтчет о самообследовании основной образовательной программы 020201. 65 «Биология»
Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 10 августа 2011 года, серия ааа №002220, рег. №1676. Специальность (направление...

Шериз Синклер «Приручить и Властвовать» (книга 6) Серия iconОтчет о самообследовании основной образовательной программы по специальности (направлению)
Право университета на подготовку специалистов подтверждено лицензией Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от...

Шериз Синклер «Приручить и Властвовать» (книга 6) Серия iconОтчет о самообследовании основной образовательной программы по специальности (направлению)
Право университета на подготовку специалистов подтверждено лицензией Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от...

Шериз Синклер «Приручить и Властвовать» (книга 6) Серия iconГалин В. В. Г 15 Запретная политэкономия. Красное и белое. (Серия: Тенденции)
Однако настоящая серия не предназначена для художественного осмысления истории или описания исторического факта. Цель «Запретной...

Шериз Синклер «Приручить и Властвовать» (книга 6) Серия iconСерия «Сам себе психолог» Заведующая редакцией Ведущий редактор Художник...
М59 Игры для разума. Тренинг креативного мышления. — Спб.: Питер, 2007. — 448 с: ил. — (Серия «Сам себе психолог»)

Шериз Синклер «Приручить и Властвовать» (книга 6) Серия iconСерия Пультов микшерских Bardl sf 8/2,10/2,12/2,16/2 Инструкция по эксплуатации возможности
Серия профессиональных микшерских пультов с 2 мя шинами от 4 до 12 каналов разработана для многофункциональных звуковых систем. Эти...


Руководство, инструкция по применению




При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
rykovodstvo.ru
Поиск