Отчет о научно-исследовательской работе по теме: «Стратегия социально-экономического развития Дальнегорского городского округа до 2030 года»




НазваниеОтчет о научно-исследовательской работе по теме: «Стратегия социально-экономического развития Дальнегорского городского округа до 2030 года»
страница9/20
ТипОтчет
rykovodstvo.ru > Руководство эксплуатация > Отчет
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   20

Экономический рост в странах Северо-Восточной Азии и Индии

Потенциальными странами-партнерами для диверсификации внешнеэкономических связей Дальнего Востока и их сбалансированного развития являются экономики стран Северо-Восточной Азии (СВА) и Индии. В состав стран СВА входят: КНДР, Китай, Монголия, Республика Корея и Япония.

Эти страны можно разделить условно по значимости на три группы:

  • Страны, занимающие значительное место в экономических связях российского Дальневосточного региона с перспективой их дальнейшего развития. К этим странам отнесем Китай, Республику Корея, Японию, экономически развитые страны, с высоким ВВП на душу населения и невысокими темпами естественного прироста населения.

  • Страны с незначительным влиянием на ВЭС Дальневосточного региона на сегодняшний день и с незначительными перспективами дальнейшего развития. К этим странам относятся: КНДР, Монголия.

  • Страны с незначительным влиянием на экономику Дальневосточного региона на сегодняшний день и значительным потенциалом дальнейшего развития. К этим странам относится Индия, динамично развивающаяся страна, с невысоким уровнем ВВП на душу населения и сравнительно высокими темпами естественного прироста населения.

Республика Корея. Южная Корея, имея хорошо развитую промышленную базу и занимая лидирующие позиции по производству судов, автомобилей, машин и оборудования, а также телекоммуникационного оборудования, небогата на природные ресурсы. Южной Корее приходится импортировать энергоресурсы из других стран, включая и Россию. Учитывая географическое положение Республики Кореи, основные торговые потоки и экономическое сотрудничество с Россией осуществляется через Дальневосточный регион, страна играет ключевую роль во внешней торговле ряда дальневосточных регионов.

Российский экспорт в Корею сохраняет сырьевую направленность, в нём доминируют энергоресурсы, в первую очередь, нефть и нефтепродукты (77,2%). Значительную часть экспорта составляют металлы и изделия из них (9,4%) – в основном черные металлы, а также продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье (8,3%), при этом основная доля приходится на рыбу и морепродукты.

Объём российского импорта из Республики Корея за 2013 год увеличился на 1,3% и в стоимостном выражении составил 11,5 млрд. долл. США. Структуру российского импорта формируют: машины, оборудование и транспортные средства (73,9%) – в основном легковые автомобили, продукция химической промышленности (12,4%) – основная доля приходится на пластмассы, а также металлы и изделия из них (5,8%) – в основном черные металлы. Удельный вес РК в общем объеме экспорта и импорта РФ за 2013 год составляет 2,6% и 3,6% соответственно.

Республика Корея в сотрудничестве с Российской Федерацией преследует цель диверсификации источников поставок минеральных и энергетических ресурсов, сбыта продукции машиностроения, в частности, промышленного оборудования и транспортных средств, участия в крупных инфраструктурных проектах, в том числе, по освоению нефтегазовых месторождений Восточной Сибири и Дальнего Востока России. Недостаток природных ресурсов, экспортная ориентированность экономики и возрастающая конкуренция со стороны Китая на традиционных рынках сбыта в Юго-Восточной Азии, Европе и США предопределяют интерес корейских компаний к российскому рынку.

Тем не менее, Южная Корея вряд ли в ближайшем будущем будет демонстрировать высокие темпы экономического роста и роста промышленного производства и можно предположить, что в краткосрочной перспективе не стоит ожидать возрастающего спроса на энергоресурсы и другие материалы, которые Дальневосточный регион поставляет в Южную Корею.

Япония. Япония, имея хорошо развитые перерабатывающую промышленность, наукоемкие и высокотехнологичные отрасли, также бедна на энергоресурсы (нефть, газ), железные руды, древесину и другие природные ресурсы. Эти факторы вынуждают Японию импортировать сырье. Япония является мировым лидером по разработке и внедрению новых высоких технологий в разных отраслях промышленности.

В товарной структуре российского экспорта в Японию в 2013 году около 86% приходилось на поставки минерального топлива. Основные экспортные товары (свыше 98% всех поставок): сырая нефть, газ природный сжиженный, нефтепродукты, алюминий необработанный, уголь каменный, палладий и платина необработанные, пиломатериалы, ферросплавы, рыба красная.

Структуру российского импорта из Японии формируют: машины, оборудование и транспортные средства, продукция химической промышленности, каучук, резина и изделия из них, металлы и изделия из них. В целях развития российской промышленности и ее модернизации представляет интерес импорт из Японии продукции промышленного назначения и получение доступа к японским технологиям в различных отраслях машиностроения, нефтеперерабатывающей и химической промышленности.

При этом, как показывает опыт автомобильной промышленности, японские компании, преследующие цели в снижении издержек, улучшения экологической составляющей и завоевании внешних рынков сбыта, заинтересованы в переносе производственных мощностей непосредственно в страны с высоким потенциалом рынка сбыта. Также учитывая тот факт, что Япония сейчас переживает процесс «старения населения» с ежегодным уменьшением количества трудоспособного населения при достаточно высоком уровне продолжительности жизни, можно предположить, что в будущем Япония в еще большей степени будет заинтересована в увеличении доли третичного сектора своей экономики с выносом производственных мощностей за пределы страны.

Принимая во внимание географическое положение Дальневосточного региона и его богатые природные ресурсы, предполагаем, что одним из привлекательных направлений для японских производственных мощностей может стать и Дальневосточный регион при обеспечении делового климата и условий ведения бизнеса, соответствующих японским представлениям. Также, перспективными направлениями могут стать сельское хозяйство на дальневосточных землях, сотрудничество в сфере модернизации и создания современной инфрастрктуры.

Таким образом, Япония представляет интерес для Дальневосточного региона как важный потребитель природных ресурсов (нефть и газ, в первую очередь), и как поставщик современных решений, технологий и высокотехнологичной продукции, и возможный инвестор по развитию инфраструктуры и созданию промышленных баз.

КНДР. Общий торговый оборот между КНДР и Россией в 2013 году составил чуть более 100 млн. долл. США (чуть больше 0,1% от общего торгового оборота России). Несмотря на наличие границы между Россией и КНДР, только в 2013 году была достроена и запущена в эксплуатацию железнодорожная ветка Хасан-Раджин, которая должна стать частью транскорейской магистрали. И лишь в 2015 году достигнуты договоренности по строительству понтонной переправы для налаживания сухопутного сообщения между странами.

Северная Корея в первую очередь будет заинтересована в сотрудничестве в машиностроении. Северной Корее также требуются инвестиции в науку и инновации. Россия же будет заинтересована в импорте овощей и фруктов, а также ряда полезных ископаемых. КНДР представляет интерес для Дальневосточного региона и России в качестве звена в соединении в единую цепь Транскорейской магистрали с Транссибирской магистралью. Соединение данных магистралей позволит перенести часть грузовых потоков с моря на ж/д и в значительной степени ускорить сроки доставки грузов.

Монголия. Монголия богата полезными ископаемыми: уголь, медь, молибден, золото, серебро, уран, редкоземельные металлы. В 1990-е годы позиции России в этой стране существенно ослабли, а позиции США, Китая, Японии, Великобритании, Канады, Германии, Южной Кореи и некоторых других развитых стран, напротив, значительно укрепились. России придется навёрстывать упущенное в конкурентной борьбе с другими странами, особенно с Китаем, который также имеет границу с Монголией.

Доля России в общем внешнеторговом обороте Монголии в 2010–2013 гг. составила в среднем 15–18%, тогда как доля Китая – около 50%. В 2012 году доля России в монгольском импорте составляла 27,4%, в экспорте – всего 1,8%, а доля Китая в монгольском экспорте – 92,6%, импорте – 27,6%.

Индия. Достижение пика прироста трудоспособного населения Китая в 2015 году, а также повышение стоимости труда в Китае приведет к тому, что производства Китая окажутся в более жестких условиях. В Индии же ожидается продолжение развития и концентрации промышленности ввиду наличия демографического бонуса вплоть до 2050 года и более низкой по сравнению с Китаем стоимости труда. Для Индии нефть является самым главным импортным товаром, - около 70% потребления нефти обеспечивается закупками за рубежом. При продолжении экономического роста на уровне 6-7% в год будет увеличиваться и спрос на нефть. Помимо этого, внутреннее предложение природного газа не будет поспевать за растущим потреблением и спросом. Для Индии, закупающей до 75% нефти у стран Ближнего Востока, первый нефтяной шок в 1973 году, война в Персидском заливе 1990 года и последовавший за этими резкий скачок цен на нефть оказались серьезным ударом по экономике.

Пережившая такой опыт Индия считает обязательным необходимость диверсификации источников энергоресурсов. В таких условиях вполне естественным выглядит укрепление отношений с Россией. В частности, OGNC Videsh, являющаяся зарубежным подразделением государственной нефтяной корпорации Индии ONGC, владеет половиной российской доли участия в проекте "Сахалин-1", которая составляла 40% акций и ранее принадлежала Роснефти. OGNC Videsh проявляет интерес к проектам Сахалин-3 и Ямал СПГ.

По данным ФТС России, в 2014 году двусторонний товарооборот составил 9,5 млрд. долл. США и уменьшился на 5,6% по сравнению с 2013 годом, при этом экспорт России в Индию составил 6,3 млрд. долл. США (9,2%), импорт из Индии – 3,2 млрд. долл. США (+2,6%). Положительное сальдо России составило 3,1 млрд. долл. США. В структуре российского экспорта в Индию в 2014 году преобладали машины, оборудование и транспортные средства (36,7 %), драгоценные камни, металлы (17,6 %), продукция химической промышленности (11,7 %), минеральные продукты (5,4 %), металлы, изделия из них (5,1 %), древесина и целлюлозно-бумажные изделия (4,0%). В структуре российского импорта из Индии преобладали: продукция химической промышленности (30,7 %), продовольственные товары и сельхозсырье (21,0 %), машины, оборудование и транспортные средства (18,8 %), текстиль, изделия из него, обувь (13,7 %), металлы, изделия из них (6,6 %), минеральные продукты (9,7 %), кожевенное сырье, пушнина и изделия из них (3,2 %). Для Индии Дальневосточный регион РФ является важным с точки зрения обеспечения собственной энергетической безопасности.

Расширение частно-государственного взаимодействия в мире

В настоящее время общепризнанным является тот факт, что развитая инфраструктура представляет собой необходимое условие динамичного и устойчивого развития экономики (рост ВВП, создание рабочих мест, высокий уровень жизни, социальная стабильность). В то же время средства, которые бюджеты различных уровней могут выделить на капитальное строительство, в силу различных причин существенно ограничены. В этом контексте частно-государственное партнерство в мире рассматривается, как один из наиболее популярных инструментов преодоления разрыва между потребностью в публичной инфраструктуре и возможностями бюджетов по финансированию ее создания.

Несмотря на то, что термин «государственно-частное партнерство» широко используется с девяностых годов двадцатого века, у него не существует единого, широко признанного определения. Термин «ГЧП» покрывает различные структуры отношений между публичным и частным партнерами, в которых частный партнер реализует проект или оказывает услуги в интересах публичного партнера.

Различные виды ГЧП характеризуются следующими общими признаками:

  • Наличие длительных (но ограниченных по времени) контрактных отношений между публичным и частным партнером. Предметом этих отношений, как правило, является строительство (реконструкция) объекта инфраструктуры и его последующая эксплуатация (оказание услуг пользователям инфраструктуры).

  • Структура финансирования, сочетающая бюджетные (бюджет, публичный долг) и рыночные (частный долг, частные вклады в капитал) источники.

  • Частный партнер (оператор) играет существенную роль на каждом из этапов проекта (проектирование, строительство, поиск финансирования, эксплуатация).

  • Основной задачей публичного партнера является формулирование задачи и требований к проекту.

  • Риски проекта распределяются между частниками в соответствии с их (участников) способностью управлять (предотвращать или минимизировать последствия) этими рисками. Такой подход позволяет снизить общую цену рисков.

  • Структура платежей публичного партнера распределена по времени и согласована с объемами оказываемых услуг в рамках проекта. Платежи в рамках проектов ГЧП часто более прямо привязаны к результатам проекта, например, к доступности сервиса или услуги. Также публичный партнер может принять на себя обязательство компенсировать частной стороне недополученную выручку в том случае, если выручка формируется за счет оказания услуг населению (например, за счет платы за проезд).

Не следует рассматривать механизм ГЧП как возможность избежать расходов в капиталоемких проектах. ГЧП проекты позволяют публичной стороне распределить платежи в течение срока жизни проекта. При этом, в отличие от случая долгового финансирования, платежи по проекту ГЧП увязаны с фактом оказания услуги.

Вместе с экономическим ростом, быстрой урбанизацией и увеличением населения во всех странах увеличиваются потребности инфраструктуры. Считается, что разрыв между растущими запросами и неадекватным им финансированием ежегодно составляет триллион долларов США. По последним оценкам консалтинговой компании Маккинси, в течение следующих 15 лет потребуются инвестиции размером 57 триллионов долларов США в инфраструктурные отрасли (транспорт, энергетика, водоснабжение, телекоммуникации) только для того, чтобы соответствовать прогнозируемому росту мирового ВВП.

Так как правительствам не хватает финансовых ресурсов и навыков для обеспечения необходимой инфраструктуры, увеличивается число ГЧП и концессионных проектов по созданию и финансированию инфраструктуры. На фоне этого существуют институциональные инвесторы, в странах-членах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) размер инвестиций достигает 22 триллиона долларов США нз страхового бизнеса, 19 триллионов долларов США от пенсионных фондов, а государственные инвестиции составляют 5 триллионов долларов США. Таким образом, в инфраструктуре увеличивается доля капитала институциональных инвесторов. По данным исследования компании Preqin, в 2012 году доля инвестиций страховых компаний в инфраструктурный капитал увеличилась с 1.1% до 2.6%, а доля инвестиций пенсионных фондов с — 2.8% до 5.0%. Инвесторы, связанные с правительственными инвестициями, и институциональные инвесторы в качестве поддержки инфраструктурных инвестиций взамен покупают бумаги со стабильным доходом. С другой стороны, как видно из пересмотра программ осуществления мер по строительству автострад в Испании и ГЧП в Англии, в отношении инвестиций в инфраструктуру не развеяны беспокойства по поводу надёжности правительств стран как бизнес партнёров, структуры сделок и возможности изменений в долгосрочной перспективе. Также существует тенденция к увеличению дефицита правительственного бюджета, для внедрения ГЧП требуется реализовать модель привлечения частных инвестиций, для чего, в свою очередь, необходимы институциональные реформы.

Рынок ГЧП временно ослаб в переломный момент Азиатского валютно-финансового кризиса, однако с 2005 года продолжил свой рост. ГЧП продолжает оставаться важным источником таких инвестиций, однако положение на отдельных рынках изменяется. В развитых странах, где наметились тенденции к сокращению финансовых ресурсов, велики потребности в ГЧП для реализации проектов восстановления и модернизации, требующих крупномасштабного инвестирования. Так, Великобритания планирует, что к 2015 году доля ГЧП в развитии инфраструктуры составит 23%. Большой потенциал использования схем ГЧП имеют развивающиеся страны с невысокой мощностью существующей инфраструктуры, где большое влияние на повышение эффективности окажут инвестиции в инфраструктуру. Применяя гибкие схемы проектного финансирования ГЧП, можно быстро решить проблему «узких мест» инфраструктуры, а строительство новой инфраструктуры, как ожидается, в свою очередь, принесёт экономические и социальные выгоды. В развивающихся странах много инфраструктурных проектов “с нуля” (т.н. «greenfieldprojects»); в подобных случаях благодаря внедрению модели ГЧП становится возможным повышение эффективности всего цикла инвестиций в инфраструктуру (проектирование, строительство, эксплуатация). Стоит отметить, что объём ГЧП во многих развитых странах сохраняется на относительно неизменном уровне, в то время как объём ГЧП в развивающихся странах в последние десятилетия увеличивается.

Рост ГЧП в каждой стране основывается на трех важных элементах: «правовые основы», которые являются фундаментом, «политические обязательства (commitments)» и «привлечение рынков акций и облигаций». Отсутствие даже одного элемента затрудняет рост ГЧП. Наиболее привлекательные рынки для инфраструктурных инвестиций сочетают в себе значительный потенциал роста, высокий уровень инвестиций, стабильную деловую среду и однозначную политическую поддержку со стороны государства. Примером страны, задающей стандарты в этом отношении, является Канада, имеющая на уровне провинций специальные структурные подразделения, ответственные за развитие инфраструктуры, генерирующие существенный поток инфраструктурных проектов. Сосед Канады – США, используя доступный опыт, в настоящий момент превращается во второй по значимости глобальный ГЧП рынок. Северная Америка в целом становится наиболее привлекательным глобальным ГЧП рынком.

Рынок ГЧП проектов в Европе стагнирует, несмотря на существенную потребность в услугах по поддержанию функционирования существующих и строительству новых инфраструктурных объектов. Причиной являются низкие темпы экономического роста и снижение производительности труда в Еврозоне. В Великобритании отрицательная реакция прессы и негативные настроения бывшего коалиционного правительства существенно подорвали энтузиазм по поводу частных инвестиций в инфраструктуру, что отрицательно сказалось на потоке ГЧП сделок по инфраструктурным проектам. Однако инновационные и адаптивные модели ГЧП в Шотландии и Уэльсе вместе с недавними заявлениями по поводу обновленного фокуса привлечения инфраструктурных инвестиций, возможно, со временем приведут к улучшениям на рынке инфраструктурных проектов.

Ситуация на рынке инфраструктурных проектов в Австралии характеризуется значительной цикличностью. В настоящее время рынок на подъеме в ожидании роста инвестиций, обусловленных избытком ликвидности от анонсированной продажи активов в некоторых юрисдикциях. После десятилетия значительных инвестиций в развитие социальной инфраструктуры, ожидается, что основным фокусом будет экономическое развитие.

В то время, как перспективы зрелых рынков не вполне однозначны, опытные инвесторы обращают свое внимание на развивающиеся рынки, например, рынки Азии и Латинской Америки, которые предлагают перспективы существенного роста, несмотря на сопутствующие риски. Исторически на развивающихся рынках работали инвесторы, которые соглашались принять значительные риски в поисках высокой доходности. В последнее время на эти рынки выходят крупные институциональные инвесторы, такие как суверенные фонды, пенсионные фонды, страховые компании. По мере того, как эти игроки будут осваиваться на рынке, ожидается существенный прирост объема инвестиций.

В целом в течение последних пяти лет глобальный ГЧП рынок находится на спаде по причине мирового финансового кризиса. Наиболее явными примерами спада или стагнации являются Испания, Ирландия, Португалия, а также Великобритания, где, несмотря на большую потребность в инфраструктурных инвестициях, поток проектов ГЧП в 2011 – 2014 годах составляет примерно половину того, что было в 2006 – 2010 годах. Франция и Канада демонстрируют хорошую динамику, увеличив как количество, так и стоимость проектов.

Отдельный интерес представляет рост среднего размера проекта в Бразилии и Индии. По мере достижения зрелости рынком, разнообразие вариантов моделей ГЧП выросло. Иногда, как в случае с моделью PF2 в Англии или NPD в Шотландии, мотивом была политическая воля правительства страны или региона, иногда стремление к получению большей ценности (valueformoney) или изменения «аппетита к риску» у инвесторов (как вовремя финансового кризиса).

Ранее на зрелых рынках преобладали модели ГЧП двух типов: сервисная модель с оплатой в зависимости от доступности инфраструктуры, концессионная модель, в которой концессионер несет риск спроса на услуги. Примерами новых моделей ГЧП могут служить:

  • NPD (NonProfitDistributing) – схема, при которой частный партнер финансирует проект через субординированный долг (не через участие в капитале). Это означает, что максимальный доход частного инвестора ограничен. Доходы от проекта, оставшиеся после выплат держателям долга, достаются публичному партнеру.

  • SIB (SocialImpactBonds) – схема, применяемая для проектов социальных улучшений (например, снижение рецидивов среди освобожденных из мест лишения свободы), при которой выплата частному партнеру зависит от достижения заранее определенного показателя. Основная сложность с реализацией такой модели заключается в расчете размера достигнутого улучшения.

Наиболее приоритетное направление бизнеса на Дальнем Востоке - это развитие инфраструктуры, которая является основой промышленности и жизнедеятельности. Очевидно, что для благоприятного развития требуется обеспечение финансирования. Однако не менее важным является наличие структуры, которая берёт на себя ответственность по руководству и контролю над проектами, а также осуществляет координацию с соответствующими учреждениями при реализации проектов.

В целях развития Дальнего Востока федеральное правительство планирует активно использовать схемы ГЧП. Так, например, в федеральной целевой программе «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Забайкалья на период до 2013 года» (Постановление Правительства РФ № 963) указано, что «роль государства в обеспечении комплексного развития Дальнего Востока и Байкальского региона заключается, прежде всего, в преодолении инфраструктурных ограничений». В качестве конкретных форм и средств поддержки для разработки лесных ресурсов и недр отмечается создание территорий комплексного развития на основе ГЧП, а также использование таких механизмов, как «инвестиционные фонды» и «особые экономические зоны» (ОЗЗ), использование федеральных целевых программ в сфере транспорта. Также отмечается важность разработки средств для содействия инфраструктурным проектам на региональном уровне. Основным источником финансирования являются государственные средства; в предоставлении финансирования, а также управлении и контроле большую роль играют Министерство развития Дальнего Востока и Корпорация развития Дальнего Востока и Сибири. Представляя собой государственную структуру, Министерство занимается вопросами развития Дальнего Востока и осуществляет руководство и контроль над проектами; Корпорация будет точкой соприкосновения между государственным сектором и частным сектором: например, ожидается, что она будет играть роль по введению частного капитала в рамках ГЧП (например, проекты развития социального капитала по модели государственно-частного партнёрства).

В Приморском крае в феврале 2015 года был принят региональный закон «Об участии Приморского края в проектах государственно-частного партнерства» (от 04.02.2015 №548-КЗ). Структурой, координирующей усилия по внедрению и использованию механизма ГЧП, является Инвестиционное агентство Приморского края. В рамках этой работы к настоящему моменту сформирован перечень объектов, которые потенциально могут быть предметом соглашения на основе ГЧП, а также подготовлен шаблон «Паспорта проекта» для сбора информации по проектам ГЧП, ведется работа по сбору информации о потенциальных инвесторах, заинтересованных в реализации проектов ГЧП на территории Приморского края.

Среди проектов ГЧП, которые уже сопровождаются Агентством - создание в крае автоматизированной системы фото и видео фиксации административных нарушений ПДД и системы весового и габаритного контроля. Также создана рабочая группа по реализации проекта государственно-частного партнерства в сфере здравоохранения. В дальнейшем планируется развитие социальной инфраструктуры, осуществление проектов модернизации инфраструктуры; ожидается, что некоторые из этих проектов будут реализованы с использованием схемы ГЧП.

Среди факторов, потенциально способствующих успеху применения ГЧП, которые также нужно принять во внимание при использовании механизма ГЧП в Дальнегорском городском округе, можно выделить следующие необходимые условия:

  • развитая законодательная база проектов ГЧП;

  • разработка и исполнение долгосрочных планов развития инфраструктуры;

  • формирование предсказуемого потока проектов;

  • доступность финансирования в необходимой форме (долгосрочное, необходимого размера);

  • квалификация сотрудников, представляющих публичную сторону;

  • политическая поддержка планов развития инфраструктуры.

В целях содействия развитию инфраструктуры с использованием схемы ГЧП требуется реагирование в отношении нижеследующих вопросов (при необходимости для этого можно рассмотреть привлечение консалтинговой компании с богатым опытом поддержки и распространения проектов ГЧП за рубежом).

(1) Обязательства правительства по проведению реформ

(1.1) Формирования консенсуса и обязательства

Местной администрации необходимо сформировать широкий консенсус относительно значимости участия частного сектора в инфраструктурных проектах. Необходимо сделать прозрачными цели реализации проектов ГЧП, их важность и схемы реализации, обеспечить консолидацию мер борьбы с бедностью, а также указать обязательства правительства. Таким образом, судебные, законодательные и исполнительные органы власти, а также органы местного самоуправления могут устранить свои «расхождения» по проектам и обеспечить их успешную реализацию.

(1.2) Долгосрочное планирование и соблюдение планов (региональный и секторальный мастер планы)

Необходимо, чтобы проекты развития инфраструктуры были согласованы с комплексным планом развития (региональными и городскими планами), также важна согласованность планов центрального правительства и местной администрации. Кроме того, требуется оценка с точек зрения воздействия на окружающую среду и регионального планирования в целом.

Мастер-план регионального развития представляет огромную важность для частного сектора в части понимания плана развития государственных институтов и определения перспектив развития проектов (бизнеса). В условиях отсутствия комплексного регионального плана развития (мастер плана), если поручить выбор проектов ГЧП только частному сектору, существует опасность не только недостижения сбалансированного регионального развития, но и снижения рентабельности самих проектов.

(2) Надёжное правительство

(2.1) Консолидация правовой системы

Для частных инвесторов необходимым условием для вхождения в проект (бизнес) является наличие налаженной правовой системы, защищающей предпринимательскую деятельность. Желательно введение соответствующего законодательства в сфере интеллектуальной собственности и налогообложения, которое будет стимулировать инвестиции и развитие конкуренции (конкурентная политика).

(2.2) Процедуры контрактации

Поскольку расходы на проекты ГЧП в конечном итоге несет население, необходимо, чтобы государственные органы обеспечивали соотношение цена/качество проектов (ValueforMoney). Для этого необходимо создать механизм для поощрения конкуренции среди операторов проектов, обладающих соответствующими компетенциями, а также отладить процедуру закупок с точки зрения стимулирования участия. Одновременно с этим важным условием становится развитие потенциала соответствующих организаций и развитие системы государственного сектора, который может контролировать данный механизм.

(2.3) Разработка нормативно-правовой базы

В случае, когда частный оператор входит в государственный проект, правительство должно ясно определить цели проекта и установить нормативно-правовую базу, в соответствии с которой будут привлекаться субподрядчики, разрабатываться механизмы поощрения, регулирования и мониторинга. Механизмы регулирования и мониторинга не только следят за тем, чтобы частные операторы соблюдали условия контракта и работали в соответствии с установленными результатами (setperformance); с помощью постановки соответствующих задач и системы штрафов, предусмотренных правительством, они привлекают инновации и инициативы и обеспечивают эффективную реализацию проектов.

(3) Развитие здорового рынка капитала

(3.1) Поддержание и развитие финансовых рынков и рынков капитала

Целью поддержания и развития финансовых рынков и рынков капитала является формирование рыночной системы либерального типа. Для эффективного сотрудничества государственного и частного секторов и реализации проектов ГЧП необходимо повышать качество и эффективность предоставления экономической информации, которая регулирует основы политики и рынка, демонстрирует оригинальность и изобретательность частных инвесторов и обеспечивает понимание их инвестиционного поведения, вводит принципы рынка и конкуренции, ориентированность на клиента. Активно продвигая подобные меры, для местных органов самоуправления важно создать здоровый рыночный механизм и поддержать максимальную эффективность операторов.

(3.2) Государственная поддержка для привлечения инициатив частного сектора

Меры государственной поддержки (в зависимости от особенностей каждого конкретного проекта) заключаются в предоставлении стимулов для участия в проектах: страхование внешней торговли, специальные налоговые режимы, система страхования

кредитов, субсидирование расходов и т.д.

Для того, чтобы государственный сектор надлежащим образом выполнял свою роль, важно повышение потенциала соответствующих институтов и подготовка человеческих ресурсов.

(4) Тарифная политика

С позиции частных операторов, бизнес расходы должны быть отражены в тарифной политике (принцип выплаты бенефициаром), и так рождается клиенто-ориентированный подход. Однако в рамках ГЧП немало случаев возникновения проблем в результате разных тарифных стандартов, устанавливаемых частными операторами и государственной тарифной системой.

С позиции бенефициаров, желательно, чтобы часть издержек, не покрываемая доходами, получаемыми по ранее зафиксированным тарифным ставкам, покрывалась субсидиями от правительства. Проблема тарифов должна решаться комплексно как общие расходы, включающие субсидии и косвенные выплаты, связанные с налогообложением, и правительство должно принимать политические решения.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   20

Похожие:

Отчет о научно-исследовательской работе по теме: «Стратегия социально-экономического развития Дальнегорского городского округа до 2030 года» iconСтратегия социально – экономического развития бургинского сельского поселения до 2030 года
Анализ существующего состояния территории. Проблемы и направления ее комплексного развития

Отчет о научно-исследовательской работе по теме: «Стратегия социально-экономического развития Дальнегорского городского округа до 2030 года» iconСтратегия социально – экономического развития Алексеевского муниципального...
Паспорт Стратегии социально-экономического развития Алексеевского муниципального района на 2016-2021 годы и плановый период до 2030...

Отчет о научно-исследовательской работе по теме: «Стратегия социально-экономического развития Дальнегорского городского округа до 2030 года» iconПрограмма социально экономическогоразвития Златоустовскогогородскогоокруга до 2030 г
Стратегический анализ стартовых условий и исходных предпосылок социально-экономического развития городского округа, в т ч в разрезе...

Отчет о научно-исследовательской работе по теме: «Стратегия социально-экономического развития Дальнегорского городского округа до 2030 года» iconАдминистрации дальнегорского городского округа приморского края
Дальнегорского городского округа от 27. 08. 2014 г. №19/2-ос, приказ финансового управления администрации Дальнегорского городского...

Отчет о научно-исследовательской работе по теме: «Стратегия социально-экономического развития Дальнегорского городского округа до 2030 года» iconОтчёТ об исполнении в 2007 году Программы социально-экономического развития
Выполнение основных показателей Программы социально-экономического развития Удмуртской Республики на 2005-2009 годы 5 Раздел Состояние...

Отчет о научно-исследовательской работе по теме: «Стратегия социально-экономического развития Дальнегорского городского округа до 2030 года» iconОтчет о научно-исследовательской работе по теме : «Корректировка...
Объектом разработки является муниципальная система санитарной очистки территории и обращения с коммунальными отходами

Отчет о научно-исследовательской работе по теме: «Стратегия социально-экономического развития Дальнегорского городского округа до 2030 года» iconКомплексная программа социально-экономического развития городского округа Иваново
Комплексная программа социально экономического развития городского округа Иваново Ивановской области на 2012 – 2014 гг

Отчет о научно-исследовательской работе по теме: «Стратегия социально-экономического развития Дальнегорского городского округа до 2030 года» iconПрограмма социально-экономического развития городского округа город...
Программа социально-экономического развития городского округа город Мегион на период до 2015 года

Отчет о научно-исследовательской работе по теме: «Стратегия социально-экономического развития Дальнегорского городского округа до 2030 года» iconПятый созыв
Об утверждении Программы социально-экономического развития Волчанского городского округа на период до 2018 года

Отчет о научно-исследовательской работе по теме: «Стратегия социально-экономического развития Дальнегорского городского округа до 2030 года» iconЕжегодный отчет Главы городского округа Чапаевск о результатах его...
Краткая характеристика социально-экономического положения городского округа Чапаевск за отчётный период

Отчет о научно-исследовательской работе по теме: «Стратегия социально-экономического развития Дальнегорского городского округа до 2030 года» iconЕжегодный отчет Главы городского округа Чапаевск о результатах его...
Краткая характеристика социально-экономического положения городского округа Чапаевск за отчётный период

Отчет о научно-исследовательской работе по теме: «Стратегия социально-экономического развития Дальнегорского городского округа до 2030 года» iconЕжегодный отчет Главы городского округа Чапаевск о результатах его...
Краткая характеристика социально-экономического положения городского округа Чапаевск за отчётный период

Отчет о научно-исследовательской работе по теме: «Стратегия социально-экономического развития Дальнегорского городского округа до 2030 года» iconЕжегодный отчет Главы городского округа Чапаевск о результатах его...
...

Отчет о научно-исследовательской работе по теме: «Стратегия социально-экономического развития Дальнегорского городского округа до 2030 года» iconРаспоряжение главы городского округа председателя Совета городского...
...

Отчет о научно-исследовательской работе по теме: «Стратегия социально-экономического развития Дальнегорского городского округа до 2030 года» iconОтчёТ об исполнении в 2008 году Программы социально-экономического развития
Состояние социально-экономического развития Удмуртской Республики в сравнении с регионами 14

Отчет о научно-исследовательской работе по теме: «Стратегия социально-экономического развития Дальнегорского городского округа до 2030 года» iconОтчет составлен по форме и составу в соответствии с решением Собрания...
Полномочия Контрольно-счетной палаты Миасского городского округа (далее округа) установлены в статье 62 Устава округа и Положением...


Руководство, инструкция по применению






При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
rykovodstvo.ru
Поиск