Издательский Дом «Историческое наследие Сибири»

Издательский Дом «Историческое наследие Сибири»


НазваниеИздательский Дом «Историческое наследие Сибири»
страница1/23
ТипКнига
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23
А. А. Кисельников

НОВЕЙШАЯ

ИСТОРИЯ

РОССИИ
1985 – 2011

Записки современника

Издательский Дом «Историческое наследие Сибири»

НОВОСИБИРСК

2012

ББК 63.3 (2) 6

К – 443
Инициатор проекта:

Н. А. Александров
Рецензент:

В. А. Ламин, член-корреспондент РАН,

директор Института истории Сибирского отделения РАН
Технический редактор:

О. В. Конотопцева
Эта книга о новейшем смутном времени, в котором мы с Вами живем, уважаемый читатель. В ней доступным и образным языком говорится об очень серьезных вещах и событиях, которые уже свершились и продолжают вершиться на наших глазах. Эти события и тенденции очень тревожны для современного состояния и будущего России.

Это книга – предостережение и призыв к консолидации здоровых сил общества к преодолению тех разрушительных итогов в жизни России, которые произошли в минувшие четверть века.

Они произошли не сами собой, а под гнетом накопившихся противоречий и под воздействием новых манипуляционных технологий, которые разрушили СССР, а сейчас со всех сторон подтачивают ослабленную Россию. Общество под тотальным информационным гипнозом будто не чувствует смертельной опасности, оно по-прежнему разобщено и равнодушно наблюдает за происходящим.

Книга помогает понять суть и логику действия тех сил, которые разрушают Россию, прикрывая их лозунгами о демократии и свободе. Она может быть полезна и интересна широкому кругу читателей – от школьников старших классов до специалистов и руководителей в различных областях деятельности.
А. А. Кисельников

Новейшая история России (1985 – 2011 гг.): записки современника. Монография. – Новосибирск: Издательский Дом «Историческое наследие Сибири», 2012.
ISBN 5–8402–0370–Х

© А. А. Кисельников

© Издательский Дом «Историческое наследие Сибири»

ПРЕДИСЛОВИЕ

Бывают книги, о которых говорят, что они написаны на одном дыхании, но такие встречаются нечасто, особенно если они научно-исследовательского толка. Предлагаемая вниманию читателя книга профессора Кисельникова А. А. примечательна еще и тем, что она и читается на одном дыхании, несмотря на то, что речь в ней идет о смерти, т.е. «прекращении существования СССР», кончина которого была констатирована 26 декабря 1991 г. на последнем заседании Совета Республик Верховного Совета СССР.

Показательно, что советский флаг над московским Кремлем был спущен накануне ночью. Эта спешная операция по замене советского флага на поднятый из истории почти 300-летней давности триколор, только на первый взгляд представляется лишь формальным, незначительным и безобидным нарушением Протокола. В действительности эта ночная акция является одним из свидетельств, указывающих, с какой пугливой поспешностью, подгоняемой страхом проиграть борьбу за личную власть и потому без каких-либо конструкций перспективы, вершилась судьба мировой державы.

Не последнее, но несомненное достоинство книги заключается в том, что она не ангажирована ни властью, никакими иными политическими силами, течениями, влияниями или расчетами. Умный, объективный взгляд, рассудочный подход, здравомыслие и уверенный патриотизм – вот критерий авторского метода, подхода и принципа реализации важного и нужного проекта на рубеже очередных перемен.

За 20 лет, прошедших после списания СССР с политической карты мира, сложилась обширная и многослойная литература о причинах этого события. Не вдаваясь в детальный историографический анализ сочинений о причинах распада СССР, представляется уместным высказать некоторые наблюдения об их хронологической, политической и объективно-содержательной эволюции.

Сразу после распада мировой державы заглавная роль в отечественных публикациях на эту тему принадлежала интеллектуалам-диссидентам, страдальцам тоталитарного режима советской власти. Обратившись в идейных вождей демократии и трибунов гражданских свобод, они остались в основном независимыми от нового политического верховода Ельцина и окружавшей его идеологический челяди.

Затем, когда так называемое «малоэффективное социалистическое производство», оказавшееся в руках кучки «высокоэффективных» частных собственников, остановилось, и массовые слои населения погрузились в нищету, глашатаи демократии дистанцировались от власти Ельцина еще далее. Так, Солженицын А. И. не принял орден Андрея Первозванного от власти, которая довела Россию до бедственного положения.

Наибольшей крикливостью и преданностью делу демократии отличались авторы, еще вчера заливисто воспевавшие блистательные экономические и общественно-политические перспективы развитого социализма. Многие из них, оправдываясь за грехи своего идеологического и политического перерождения, утверждали, что в действительности они всегда были против советской власти в формате фигуры из трех пальцев в кармане. А то, что они прежде творили во славу советского – самого справедливого государства и общества, было не от сердца, а по должности, из-за цензуры и политических репрессий. Авторы из числа этих потаенных героев борьбы с советским тоталитаризмом какой-либо ясности в происхождение причин распада СССР не добавляют. Их излюбленное занятие – самоуничижительное избиение собственного прошлого, т.е. советского периода отечественной истории, когда их природная демократическая сущность трепетала и ретиво лакействовала.

Во втором десятилетии после распада СССР активность авторов, прежде пламенно взывавших под знамена и даже на баррикады в борьбе за демократические ценности и свободы открытого общества, резко снижается. Причин угасания былой энергии множество, все не перечислить.

Значительная и возрастающая часть авторов считает случившееся катастрофой. Другие торжествуют ввиду удавшегося поворота политического курса от общечеловеческих ценностей социально-экономического развития к буржуазно-демократическим. На что они не надеялись. При этом некоторые из них сожалеют об утраченной великой державе. Но уверяют, что такого итога они не желали и не их вина, что так произошло.

Третьи предлагают принимать распад СССР как естественный, объективный процесс и закономерный итог директивной, планово-распределительной, административно-командной экономики. Доказательная база этих рассуждений и выводов о причинах распада СССР опирается, как правило, на аналитику экономического развития страны в период так называемого «брежневского застоя». Действительно, к концу этого периода динамика темпов экономического роста составляла 1,5 – 2 % годовых. Однако возведение этого параметра в ранг основополагающей причины распада СССР представляется притянутым за бороду. Если бы государства разваливались по причине низких темпов роста ВВП, то США должны были исчезнуть с политической карты мира на рубеже 1920 – 1930-х гг., во время Великой Депрессии. Но этого, как известно, не случилось. И не происходит сегодня, хотя в ряде западных государств темпы роста ВВП находятся на отметке близкой к нулю.

Статистическая инфографика, представленная в монографии Кисельникова А. А., свидетельствует, что в первые примерно три года после прихода на вершину власти Горбачева наметилась тенденция оживления экономических процессов. В этой связи вспоминается эйфория, царившая в обществе примерно полтора – два года после возведения М. С. Горбачева в должность «выдающегося деятеля партии и советского государства». Но ситуация резко изменилась на противоположную, как только он принялся за радикальную перестройку политической системы, реформированию которой предшествовала перестройка планирования, ценообразования, материально-технического снабжения и хозяйственных механизмов.

Ожиданием и желанием перемен и такого же благополучия как в странах капитализма были поражены все страты советского общества. Поэтому реформирование политической системы было воспринято, как говорится, на «ура». Правда, в это же время получил хождение анекдот, в котором говорилось, что фамилия ГОРБАЧЕВ будто бы является аббревиатурой закодированного предупреждения на будущее. И означает: «Граждане Обрадовались Рано Брежнева Андропова Черненко Еще Вспомните». Анекдот оказался пророческим.

Реформирование политической системы производилось по такой же технологии, как и перестройка экономических структур. Пламенем демократизации страна разогревалась до температуры плавления и кипения, тогда как литейные формы для розлива этого «металла» в новые структуры управления практически отсутствовали, заранее заготовлены не были.

Продукция и итоги работы этого горячего цеха демократизации общества и государства получились соответствующими. Застойная, депрессивная экономика страны вступила в фазу руинирования. Через полгода после начала реформирования политической системы потребительский рынок, и прежде небогатый и дефицитный, оказался в запустении, сопоставимом с тяжелейшей ситуацией во время Великой Отечественной войны 1941 – 1945 годов. Важным результатом и, как оказалось, с далеко идущими последствиями, стало возникновение демократической оппозиции во главе с Ельциным. 18 мая 1989 г. Верховный Совет Литовской ССР принял Декларацию «О государственном суверенитете Литвы». В июле аналогичная декларация принимается в Латвии. Это было началом разлома СССР по национальным стыкам.

Далее образовалась уникальная ситуация. Обычно естественный цивилизационный прогресс происходит по традиционной схеме: консервативные силы находятся на одной стороне баррикад, фронта или просто разделяющей линии, а прогрессивные – на противоположной. В нашем случае такой принципиальной разделительной линии не существовало. Действующая власть в лице Горбачева во весь опор стремилась к демократизации, ельцинская демократическая оппозиция фокусировалась на тех же демократических ценностях и демонстрировала готовность лететь к ним сломя голову. Личные антипатии, обусловленные жесткой борьбой политических верховодов за власть, подстегивали их обоих. Однако, если подняться над ними на высоту объективности, то совершенно очевидно обнаруживается, что Горбачев и Ельцин отчаянно состязались за то, кто из них бόльший демократ. И в этой связи невозможно не обратить внимания на еще одну странность этого соперничества. Роль судей на этом далеко не рыцарском ристалище демонстрации преданности делу демократии исполняли западные советологи. Несколько поколений этих аналитиков и теоретиков составляли гипотезы, сценарии, концепции, стратегии всемерного торможения роста экономического потенциала и политического влияния СССР. И уже почти потеряли надежду на то, что их расчеты когда-нибудь сбудутся. И вот чудо, как говорят в подобных случаях охотники, дичь сама идет в руки. Оба новоявленных демократа молитвенно испрашивают у специалистов по разработке мер противодействия внешней и внутренней политики СССР советов, рекомендаций, руководящих указаний.

Не воспользоваться такой вдруг чудесно открывшейся возможностью было бы непростительно. И потому западные рефери горбачевско-ельцинского соперничества, эксперты, советники и прочие наставники постарались, и очень успешно, как говорится, раскрутить ситуацию на всю катушку. Винить их за эту «дружескую» помощь и тем более возводить ее в первопричину развала СССР, как это часто делают отечественные исследователи, по меньшей мере, несправедливо, а говоря научным языком, необъективно.

Известная народная мудрость гласит: «Неча на зеркало пенять, коли рожа крива». Внутренняя политическая и социально-экономическая ситуация любого государства, более или менее точно, но всегда, отражается во внешне-политическом зеркале. В нашем случае это зеркало отображало не столько «кривую рожу», которой Горбачев намеревался придать «человеческое лицо», сколько неспособность «главного прораба перестройки» и его соперника, впоследствии «гаранта Конституции» – Ельцина, решать государственные проблемы своим умом. Их миниатюрный государственно-политический интеллект, пожалуй, достаточный для исполнения директив центральной власти СССР по управлению областью или краем, оказался несоизмеримым с масштабами проблем огромной страны. Поэтому они не могли сделать ничего другого, кроме как внимать навстречу сладкоречивому пению западной политической элиты о нетленных демократических ценностях. В свое время великий реформатор России Петр I замечал, что отношения с Западной Европой следует строить с трезвым недоверием и не обольщаться мечтами о задушевных ее отношениях к России. Предостерегал, что Россия всегда встретит там только пренебрежение и недоброжелательство. Бесспорность и справедливость этого предостережения подтверждается всей последующей почти 300-летней историей, и в одинаковой мере дореволюционной, советской и сегодняшней.

Позиция западных мэтров демократии по отношению к ее советским демократам-«первокурсникам» до некоторых пор была, если можно так сказать, равноблизкой. Главная задача западного политического истеблишмента состояла в том, чтобы не нашелся кто-нибудь непредсказуемый третий, кто мог бы решиться на то, чтобы остановить деструктивные процессы. Но эти опасения оказались беспочвенными. Более ¾ населения, участвовавшего в референдуме в девяти союзных республиках, еще сохранявших видимость союза с РСФСР, проголосовали за сохранение СССР. Но вердикт народа был проигнорирован, и ничего не случилось, что свидетельствовало о том, что точка возврата в прошлое осталась позади.

Теперь западной дрессуре скачка «из клетки с сыром» к гражданским свободам и демократии, предстояло решать на кого делать главную ставку. Более проломным, подобный тяжелому тарану, который, если хорошо раскачать, пробьет любые мыслимые и немыслимые преграды на своем пути к власти, представлялся Ельцин. К тому же из-за его спины высовывались невесть откуда взявшиеся молодые амбициозы, делавшие стойку ретивой готовности правдами и неправдами возвратить страну на светлый путь демократического развития, якобы прерванного в 1917 г. «большевистским переворотом». Это была первая, но далеко не последняя, неправда. В действительности, западная буржуазно-демократическая общественность не без оснований считала досоветскую российскую абсолютную монархию средневековой окаменелостью, напрочь лишенной каких-либо склонностей к демократическому развитию.

Вторая большая ложь вещала о технико-экономическом и особенно промышленном могуществе досоветской России. На самом деле Российская империя являлась глубоко отсталой аграрной страной, в крестьянских хозяйствах которой железный плуг считался чудом технического прогресса. Средняя урожайность зерновых составляла 13 ц. с гектара, тогда как в Канаде, Австралии, Франции, пахавших тракторами, 35 – 40 центнеров.

Такие же небылицы сочинялись о материальном благополучии массовых слоев населения в досоветской России. В частности, утверждалось, что заработок заводского рабочего, при неработающей жене-домохозяйке, обеспечивал безбедную жизнь их многодетной семьи. И в доказательство перечислялись разнообразные яства, которыми жена-домохозяйка потчевала свое семейство. Позднее, когда Ельцин ушел в отставку с поста президента РФ, один из выдумщиков этой райской жизни признался, что для создания этого вранья было использовано поднятое из архива меню знаменитого московского ресторана «У яра».

Звучали голоса, звавшие к восстановлению монархии – матери порядка и гарантии гражданских свобод, по образу и подобию английского королевства. Эти и прочие подобные фантазии создавались из прошлого с достаточно явной практической целью – для обоснования естественного характера появления нового политического режима государственной власти.

О мотивах и технологии такой немыслимой лжи германский канцлер Бисмарк в свое время замечал: «Когда политики стремятся к власти, они врут больше, чем охотники и рыбаки вместе взятые».

Аналогичные приемы и средства использовались претендентами на власть в бывших союзных республиках. Здесь их энергия направлялась на внедрение в массовое сознание враждебного отношения не только к советскому периоду отечественной истории, а ко всей многовековой эпохе российского цивилизационного прогресса на евразийских пространствах. В результате научно-изворотливых изысканий Россия и русские представали из истории в образе извечного притеснителя духовно-культурных, религиозных и иных национальных традиций и естественных устремлений народов к полной государственной независимости.

Степень злобности, сопровождавшей эти гневные изыскания, была беспрецедентной. Такой ненависти и мстительности собственному прошлому невозможно обнаружить в истории какой-либо другой страны. В том числе, с многовековым колониальным прошлым и в цивилизованных странах, демократические ценности которых обильно орошены кровью революций, гражданских и религиозных войн, жертв диктаторских режимов власти и классовых репрессий. Однако в цивилизованных странах жертвы былых социально-политических потрясений остаются в прошлом, их души не рекрутируются в решение проблем живущих. Память о них становится общей, и не делит национальную историю на правильную и неправильную, на хорошую и плохую, на любимую и ненавистную.

Примирительное отношение к прошлому – обязательное и непременное условие конструктивного будущего. Этим свойством современная цивилизация отличается от дикости сообществ каннибалов, вражда между которыми угасает только после того, когда одни съедают других.

Зарубежные специалисты, вначале ошарашенные неожиданным свершением извечной, но казавшейся несбыточной мечты, очень скоро, как говорится, пришли в себя и обратились к созданию проектов конструкций нового мироустройства на постсоветских пространствах и в первую очередь на территориях независимой Российской Федерации. В частности, один из американских советологов обратился к Президенту суверенной РФ Ельцину Б. Н. с письмом-предложением купли-продажи Сибири. За ее пространства в границах от Енисея до Тихого океана, он предлагал три триллиона долларов США. Ответа потенциальный покупатель не получил. Но сам факт предлагавшейся торговой сделки свидетельствует о том, насколько низко упал международный авторитет суверенной РФ по сравнению с бывшим СССР.

Если определять характер событий 1985 – 1991 гг. по их началу и итогам, то они очень похожи на ситуацию, о которой говорят: ехали на свадьбу, а приехали на похороны. Нечто подобное имело место в отечественной истории. Так, на рубеже XVI – XVII веков, начавшееся было обручение традиционного российского тоталитарного режима с западной демократией, обратилось в Великую Смуту, из разорительных процессов которой страна карабкалась четверть столетия.

Книга А. А. Кисельникова – одно из первых исследований, в котором нет плача и слез о прошлом, и также нет восторгов по поводу сегодняшней тотальной демократизации и многообещающих авторитарных реформ, которым не видно конца. Но пока что и днем с огнем не обнаруживается конструктивных результатов. Так называемая стабилизация, которой власть придержащая оперирует в доказательство своих успехов, субстанция неконкретная и сильно растяжимая, вплоть до синонимов застойная и депрессивная. Главным и, по существу, единственным стабилизатором, как и в середине 1980-х годов, по-прежнему остается нефтегазовая труба. Ненадежность этого стабилизатора испытана печальным опытом середины 1980-х годов, когда Арабские Эмираты, как утверждается, под давлением США, разблокировали квоты на добычу нефти и «убили» цены до $ 7 – 8 за баррель, т.е. до себестоимости добычи сибирской нефти. Но в ту пору экономика располагала некоторым запасом прочности и планово-распределительным мобилизационным потенциалом. В настоящее время через такого рода стихийную или специально организованную рыночную турбулентность пройти без тяжелейших потерь навряд ли будет возможно.

«Империи зла», как величал Россию еще в XIX в. польский поэт А. Мицкевич, не стало. Давняя мечта западно-европейских стратегов о превращении Российской державы в нечто не выше среднестатистического, сбылась. Однако ретивость реформ, загоняющих еще значительную по размерам суверенную Россию, в эталон западных габаритов и ценностей не угасает. Шквальная автономизация 1990 г., когда практически все национальные автономии в составе суверенной России поставили паруса деклараций о государственном суверенитете, свидетельствует, что скрепы и устои современной России далеко не столь прочные и независимые, как это представляется. Показательно, что в процессе распада СССР проявились и признаки фрагментации РСФСР по линиям границ административно-территориальных образований и региональных экономических интересов.

В итоге на всех направлениях реформирования достигнуты сокрушительные результаты. Показатели базовых отраслей материального производства упали и не поднимаются с уровня почти 30-летней давности, его трансформация в постиндустриальную фазу развития остается лозунгом. Последнее поколение высококвалифицированных рабочих, инженеров, техников и других специалистов закончило свою трудовую карьеру и жизнь мелкими уличными торговцами, челноками, сторожами, дворниками и т.п.

Новое поколение трудовых ресурсов, выросшее под девизом «желаю быть миллионером», обратилось в многомиллионную армию безработных и разбойные группировки.

Миражем остался расчет на то, что либеральная рыночная экономика во главе с рачительными собственниками и самородно прозорливыми топ-менеджерами по всем параметрам превзойдет «застойную» социалистическую планово-распределительную. В действительности произошло то, что уже было в досоветскую эпоху рыночной экономики в России, когда крупный финансово-промышленный, банковский, торговый, оптовый, посреднический капитал всеми способами и средствами упорно гнездился в столице, у подножия центральной власти.

Новоявленные собственники огромных состояний и их топ-менеджеры, люди, безусловно, ухватистые, но их профессионализм ограничивается двумя арифметическими действиями: отнимать и делить. Приумножать экономический потенциал страны они не могут, как говорится, по определению, поскольку живут со страхом непойманного вора. Для них главное – выжать всё до предела из доставшейся им собственности и по надежнее спрятать концы в воду. Ожидать, что они без государственного повеления и постоянного понуждения станут тратиться на так называемые инновации и другие расходы в будущее, во благо отечества, мягко говоря, наивно.

Французский просветитель Ш. Монтескье, наблюдавший нарождение западно-европейского капитализма в первой половине XVIII в., констатировал: «Финансисты поддерживают государство так же, как веревка, поддерживает повешенного». История российского капитализма, уже имевшего место до 1917 г., свидетельствует, что отечественный капитал поразительно невосприимчив к практике извлечения выгод из технических новшеств. Он предпочитает делать прибыль за счет изощренных приемов занижения цены рабочей силы, экономии расходов на безопасные условия труда и т.д. и т.п. Инерцию неколебимой околоправительственной неподвижности не могла превозмочь абсолютная монархическая, всем и вся повелевающая власть. Эта столичносидячая диспозиция являлась одной из главных причин резких диспропорций в экономическом развитии между традиционным центром и остальными территориями страны. К тому же, отечественный капитал и прежде был вороват, нередко до такой степени, что разворовывал собственное состояние, на бесшабашные гульбища и прочие прелести суперцарской жизни. «Пили, ели, веселились, подсчитали – прослезились» – эта формула существования была весьма распространенной в среде российского предпринимательства, начиная с царствования Петра I.

В будущее страны в основном и всегда вкладывалась государственная казна, собиравшаяся налогами и прочими бесчисленными сборами с массовых слоев населения. Не буду продолжать с подробностями, скажу только, что история повторяется…

Книга А. А. Кисельникова завершается выразительной инфографикой комплекса позитивов и негативов, вызовов и рисков, угроз и преград, через которые России еще предстоит пройти. Но автор с оптимизмом смотрит в будущее. По-видимому, с его оптимизмом следует согласиться, хотя бы потому, что ничего другого не остается.
Ламин В. А., член-корреспондент РАН, доктор исторических наук, профессор, директор Института истории СО РАН

«В чем состояло наше смутное время,
и от чего к чему был у нас переход –
я не знаю, да и никто, я думаю, не знает…»
Ф. ДОСТОЕВСКИЙ, «Бесы»
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23

Похожие:

Издательский Дом «Историческое наследие Сибири» iconБбк 84(2Рос=Рус)6-44 д-64
Кощей бессмертен. – Новосибирск: Издатель-ский Дом «Историческое наследие Сибири», 2010.– 408 с

Издательский Дом «Историческое наследие Сибири» iconИздательский Дом Ноосфера
Малькова Л. И. Воспитание в современной школе. Книга для учителя-воспитателя. М.: Педагогическое общество России, Издательский Дом...

Издательский Дом «Историческое наследие Сибири» iconКонкурсная документация
«Тюменский издательский дом», (далее Общество) – организатором открытого конкурса по отбору аудиторской организации для осуществления...

Издательский Дом «Историческое наследие Сибири» iconКультурное наследие Липецкого края
Архитектурное наследие области представлено культурными, гражданскими и промышленными творениями знаменитых зодчих ~ Василия Баженова,...

Издательский Дом «Историческое наследие Сибири» iconПрограмма внеурочной деятельности по общеинтеллектуальному направлению...
Образовательная программа внеурочной деятельности «Литературное наследие Сибири» составлена в соответствии с требованиями следующих...

Издательский Дом «Историческое наследие Сибири» iconПостановление от 15. 06. 2015 №6 с. Павловск о принятии Устава тос «Наследие» в новой редакции
В соответствии с Положения об организации территориального общественного самоуправлении на территории муниципального образования...

Издательский Дом «Историческое наследие Сибири» iconКонкурсная документация по проведению торгов в форме открытого конкурса...
Карасука Карасукского района Новосибирской области: ул. Есенина дом 2а, ул. Есенина дом 6, ул. Кутузова дом 7а, ул. Ленина дом 155,...

Издательский Дом «Историческое наследие Сибири» iconThe flower of life
Издательство «София») isbn 5-344-00087-1 (Издательский Дом «Гелиос») isbn 1-891824-21-х (Light Technology Publishing)

Издательский Дом «Историческое наследие Сибири» iconНильс-Горан Ольве Жан Рой Магнус Веттер Издательский дом "Вильяме"...
Перевод с английского Э. В. Кондуковой, И. С. Половицы Научный редактор Э. В. Кондукова

Издательский Дом «Историческое наследие Сибири» iconЛитература 50 лекций по хирургии
Амбулаторная хирургия. Справочник практического врача. Под редакцией В. В. Гриценко, проф. Игнатова Ю. Д. Спб. Издательский дом «Нева»;...

Издательский Дом «Историческое наследие Сибири» iconГероями духа
Почему не прожить нам жизнь героями духа. — М.: Издательский Дом Шалвы Амонашвили, 2003. — с. 64 (Антология гуманной педагогики)

Издательский Дом «Историческое наследие Сибири» iconСовременной россии
Философы современной России. Энциклопедический словарь. Издание 5-е. Сост., вступит ст., прил. М. В. Бахтина. М.: Издательский дом...

Издательский Дом «Историческое наследие Сибири» icon5: базы данных в информационном обеспечении управления 49
Учебное пособие по курсу «Информационные технологии в документационном обеспечении управления» / сост. Р. А. Коканова, А. Ф. Климова....

Издательский Дом «Историческое наследие Сибири» iconИздательский Дом " бaxpax м"
Президент Санкт Петер­бургского отделения Российского психологического обще­ства, профессор В. М. Аллахвердов (г. Санкт Петербург);...

Издательский Дом «Историческое наследие Сибири» iconКоваль Ю. И. Чистый Дор : рассказы / Юрий Коваль; рисунки Г. Макавеевой....
Великий дух и беглецы : [Роман и повести] / Кир Булычев. М. Аст, 1999. 443, [1] с ил.; 20 см. (Миры Кира Булычева)

Издательский Дом «Историческое наследие Сибири» iconУведомление
Оао «мрск сибири» в лице Филиала ОАО «мрск сибири» «Омскэнерго», расположенного по адресу: 644037, г. Омск, ул. П. Некрасова, 1


Руководство, инструкция по применению




При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
rykovodstvo.ru
Поиск