Актуальное членение предложения в текстовом дискурсе и в языке




НазваниеАктуальное членение предложения в текстовом дискурсе и в языке
страница14/36
ТипМонография
rykovodstvo.ru > Руководство ремонт > Монография
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   36

ГЛАВА II: КРИТЕРИИ РЕМАТИЗАЦИИ ВЫСКАЗЫВАНИЯ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ФАКТОРОВ ЯЗЫКОВОГО СИНТАКСИСА

§1. Понятие содержательного объема и механизмы топикализации в высказывании



Анализ значительного числа примеров показывает устойчивый параллелизм двух планов членения в высказывании. Для нас важно то, что данный параллелизм является не просто устойчивым, но и глубоким. Структурный, функциональный и семантический дуализм речевого высказывания следует признать его необходимой сущностной характеристикой. Актуальное членение является предикативным (и, следовательно, главным) показателем разграничения функций прагматики и референции в высказывании. В терминах семантики по этому же предикативному критерию устанавливается функционально-смысловое разделение оценки и предметного компонента в содержании высказывания. Актуальное членение предложения глубоко аксиологично по своей природе, управляется речевой оценкой7. На структурно-логическом уровне мы также говорим о предикативном разделении высказывания: о единстве и, вместе с тем, двойственности предикативного отношения в высказывании8.

Последнее обстоятельство для нас особенно важно, поскольку устанавливает внутренний дуализм высказывания на уровне его предикативной формы. Говоря о формальном дуализме высказывания, мы имеем в виду то, что данный дуализм достигает степени устойчивого формального закрепления: одно немыслимо без другого в высказывании. Для первого и для второго Н.Д. Арутюнова использует один и тот же термин – «синтаксис»: «… на грамматический синтаксис… наслаивается так называемый актуальный (точнее коммуникативный) синтаксис. Происходит размежевание (разрядка моя – Н.И.) механизма наименования ситуации и механизма, обслуживающего коммуникативное задание» [Арутюнова 1972: 303]. Реализация одной формы необходимо предполагает реализацию другой.

Актуальное членение – своеобразный «водораздел» между языком и текстовым дискурсом, между языковой и речевой формами: в нем мы видим вершину языковой формы в ее целостности и, вместе с тем, начало риторической организации текста. Актуальное членение – своеобразный «атом» риторической формы в тексте. Здесь мы впервые открываем для себя разницу между синтаксическим внутрипропозициональным и дискурсивным межпропозициональным типами (уровнями) линейности.

В течение ряда лет предпринимаются попытки преодолеть указанный структурный дуализм в научном описании высказывания: – либо путем отрицания онтологической самостоятельности одного из аспектов за счет другого (т.е. редукции одного аспекта к другому); – либо путем принижения онтологического статуса аспекта актуального членения, его смысловой значимости, его роли как структурообразующего фактора высказывания; – либо путем поиска некоторого общего двум аспектам метаязыкового критерия, в котором бы снималось их противоречие. Как бы то ни было, отношение между двумя аспектами членения высказывания чаще всего описывается в терминах «борьбы», «соперничества», подавления одного аспекта другим – в силу его первичности или приоритетности, а не в терминах взаимной дополнительности или «сотрудничества».

Отрицание онтологической самостоятельности было характерно для домладограмматической и младограмматической трактовок феномена актуального членения9. Обычно при таком подходе взгляд на проблему сводился к редукции одной формы членения к другой на функциональных или на генетических основаниях, при которой одна форма понималась как частный случай другой. Так, в первых упоминаниях феномена актуального членения в работах французских и немецких авторов XVIII-XIX веков по большей части просматривается отношение к нему как к синтаксической аномалии, как к некоторому отклонению от принятого нормативного порядка слов. Младограмматики, напротив, отмечали генетическую первичность актуального (или психологического в их терминологии) членения по отношению к синтаксическому в предложении, но при этом в функциональном плане скорее были готовы рассматривать актуальное членение как некий отмирающий и уходящий в прошлое психологический рудимент или атавизм, от которого, вместе с тем, берут начало некоторые специфические черты языкового синтаксиса.

Принижение онтологического статуса актуального членения характерно для концепций, в которых постулируется множественность функциональных смысловых планов высказывания, выразительная репрезентация которых не замыкается узко на факторе актуального членения, не исчерпывается этим фактором. Рассматриваются многочисленные случаи несовпадений между коммуникативной (отношение Тема – Рема) и информативной (отношение Данное – Новое) структурами, между позициями маркеров функциональной перспективы и акцентного выделения в высказывании (см.: [Селиверстова 1984: 444, 451]). Всем этим подвергается сомнению смысловая репрезентативность актуального членения, у которого, при таком взгляде на проблему, появляются функционально-смысловые «конкуренты», которые также по-своему управляют выразительным построением высказывания10. В итоге, онтологическая релевантность актуального членения, как единственной альтернативы синтаксическому членению в высказывании (согласно известной классической трактовке этого явления) принижается – тем, что приравнивается к смысловым импликациям, масштаб и глубина которых не вполне определены. Аспекты внешнего содержательного осмысления смешиваются со структурными механизмами высказывания.

Попытки найти общий двум планам членения критерий метаязыкового описания мы встречаем в различных предикационных концепциях языка, в которых в качестве основной единицы языка постулируется не слово, а предложение (см.: [Ли, Томпсон 1982], [Курдюмов 1999]). Исследователи, придерживающиеся этого масштаба рассмотрения проблемы, обычно стремятся встать выше не только актуального членения, но и синтаксического плана членения высказывания и представить форму линейного развертывания высказывания как единый предикационный процесс. При этом традиционные термины (подлежащее – сказуемое или тема – рема) нередко подменяются новыми, по взглядам авторов, более универсальными: модифицируемое – модифицирующее, характеризуемое – характеризующее (Ч. Филлмор, Д. Болинджер, О.С. Селиверстова), топик – комментарий (Ч.Н. Ли, С.А. Томпсон, В.А. Курдюмов). Признается горизонтальная (линейная) бинарная схема высказывания, которая и исследуется по принципу внутренней логической противопоставленности двух его частей, т.е. как субъектно-предикатная структура. Вертикальная бинарная схема высказывания, предполагающая комплементарность двух планов членения высказывания и взаимную переходность между ними, по сути, игнорируется.

Очевидно, что, определяя роль и место актуального членения в высказывании, необходимо избегать всех форм онтологического, а также логического редукционизма. Методологическим принципом и одновременно результатом редукционизма здесь становится приведение или попытка приведения содержания сложного выражения, каковым является высказывание, к единому (общему) логическому объему – без учета дифференциации двух планов членения.

Собственно, в строгости и определенности содержательного объема логической структуры любой сложности нет и не может быть ничего негативного с научной точки зрения. Неудовлетворительным представляется стремление так или иначе рассматривать содержательный объем сложного выражения как некую однозначную величину в геометрической проекции, как плоскость: по методу поверхностного совмещения совпадающих или не совпадающих друг с другом кругов (окружностей) – как это принято делать в учебниках по формальной логике. Теоретически логический объем содержания пропозициональной структуры при таком подходе может выводиться либо из отношения подлежащее-сказуемое, либо из отношения тема-рема. Попытки совмещенного представления логического объема заканчиваются редукционизмом: либо редукцией тема-рематического содержательного отношения к тому логическому объему, который непосредственным образом определяется масштабом отношения подлежащее-сказуемое; либо, наоборот, подведением содержательного отношения уровня подлежащее-сказуемое к тому логическому объему, который открывается в плоскости отношения тема-рема. Как бы то ни было, одна из сторон содержательного отношения здесь оказывается с логической точки зрения как бы избыточной: она не определяет содержательного объема выражаемой в высказывании мысли.

Мы исходим из тезиса о равной логической (и онтологической) необходимости двух сторон содержательного отношения в высказывании (предметно-синтаксической и актуальной оценочной), которые не «соперничают», а «сотрудничают» друг с другом в формировании содержательного объема мысли. Экстенсиональный логический дуализм, за которым стоит двунаправленность (предметная и оценочная) содержательного развертывания выражаемой в высказывании мысли, должен полагаться как необходимое предварительное условие изучения структуры высказывания.

При этом экстенсиональный дуализм не отменяет принципа содержательного единства мысли, ее внутренней смысловой определенности. Экстенсиональные качества мысли, которыми измеряется ее объем, раскрывают себя в двух плоскостях одновременно: в плоскости отношения подлежащее-сказуемое и в плоскости отношения тема-рема. Логический термин «объем», в этом случае, обретает свое подлинное значение, поскольку рассматривается не как двухмерная в границах одной плоскости, а как трехмерная, образуемая пересечением двух перпендикулярных друг другу плоскостей, величина. Привычная логическая «геометрия» мысли в научном рассмотрении расширяется до масштабов логической «тригонометрии» мысли. Имеет смысл говорить не только о «ширине», но и о «глубине» содержательного объема выражаемой в высказывании мысли.

Чтобы лучше пояснить научное значение вводимых параметров глубины и ширины содержательного объема мысли, представленной формой высказывания, мы воспользуемся терминами «топик», «топикализация», получившими популярность в современной синтаксической теории благодаря работам А.С. Хорнби, У.Л. Чейфа, Ч.Н. Ли, С.А. Томпсона и др.

Функция объема в структуре пропозиции примечательна в том отношении, что он лежит в основе содержательной топикализации мысли. Традиционно, при формально-логическом подходе, содержательный объем используется как критерий анализа логики понятия, где он, как один из аспектов мысли, противопоставляется критерию содержания. Принято считать, что чем шире, богаче содержание понятия, тем ýже его объем, и наоборот, чем беднее содержание, тем шире, абстрактнее объем. Понятие – элементарная форма мысли, которая характеризуется статикой, отсутствием внутреннего движения, перехода от одного аспекта к другому: от содержания к объему (или обратно). Понятие лишено истинностных свойств. Критерий истинности/неистинности неприменим к данной форме мысли.

Высказывание – форма мысли, которая характеризуется внутренним движением, переходностью от одного аспекта мысли к другому на основе функции предикации. Здесь применим критерий истинности/неистинности. На формально-логическом уровне анализа высказывание рассматривается как связь, соединение двух внешних друг другу понятий, одно из которых стоит в функции субъекта, другое – в функции предиката. На логико-философском уровне анализа, обращенного к внутренней диалектике мысли, высказывание рассматривается как форма, производная от понятия, как результат развития понятия, которое, достигая некоторого пика внутренней определенности, претерпевает субъектно-предикатное разделение, принимая форму суждения. Диалектика понятия, таким образом, переходит в диалектику суждения. Мы в данном случае всецело применяем гегелевскую трактовку. Гегель, возражая против формально-логической интерпретации субъекта и предиката суждения как самостоятельных сущностей, видел в суждении усиление определенности понятия. «Суждение есть понятие в его особенности, как различающее отношение своих моментов…» [Гегель: 350]; «… положенное собственной деятельностью понятия распадение его на различие своих моментов есть суждение» [Гегель: 351]. Если в понятии мы имеем равную, симметричную диалектику моментов, т.е. изначально принимаемое равенство объема и содержания (поскольку одно немыслимо без другого), то в суждении (вследствие усиления внутренней противоставленности моментов, что выражается в их линейной разделенности) возникает проблема неравенства, приоритетности одного момента над другим по тем или иным функциональным или смысловым показателям. Проблема эта, конечно, снимается в опыте предикативного утверждения, в котором два момента в итоге приходят к отношению тождества, взаимного равенства. Вместе с тем, в силу изначального неравенства моментов, в суждении возникает также опыт топикализации – смыслового выдвижения одного из моментов, – того, который принимает на себя функцию определения объема в содержании суждения и который, значит, управляет развитием мысли: к нему приравнивается противоположный момент мысли (предикат). Таким образом, критерии содержательного объема и топикализации органично дополняют друг друга в логике суждения (высказывания).

В лингвистике имеется достаточное число работ, в которых топик по своей смысловой функции приравнивается к логическому объему в содержании высказывания. Так, в частности, об этом говорит У. Чейф, с которым солидарны другие лингвисты. Роль топика «состоит в том, чтобы ограничить применение главной предикации некоторой определенной областью». Топик «… устанавливает, по-видимому, пространственные, временные или личностные рамки, в пределах которых верна главная предикация» [Чейф 1982: 309] (см. также: [Ли, Томпсон 1982: 201]). «Топик выражает… рамку, которая задает интерпретацию остальной части предложения» [Нунэн 1982: 366]. Мы видим в топике – в каком бы аспекте его ни рассматривать – некий предел внутреннего смыслового становления мысли, который (в силу этого) также служит критерием содержательного единства мысли.

Надо сказать, что понятие «топик» (по-видимому, восходящее к понятию «топ» из известного труда Аристотеля «Топика») принадлежит к тому разряду относительно молодых и высоко абстрактных лингвистических номинаций, которые, однажды появившись, не сразу могут найти себе приемлемое место, чтобы заработать в полную силу в предмете науки. Иногда можно видеть, что при помощи новых понятий пытаются произвести онтологическую «революцию» в науке, не делая разницы между собственным метаязыковым значением понятия и описываемой с его помощью онтологической реальностью (следствием чего становится несоответствие между природой и сущностью в объекте описания).

Так, в ряде работ делается попытка провести функциональное разделение понятий топика и грамматического субъекта (подлежащего) (см.: [Ли, Томпсон 1982]). Собственно топикализация мысли в высказывании рассматривается как самостоятельный процесс, который может совпадать или не совпадать с синтаксической структурой предложения, связываться или не связываться с какими-либо синтаксическими показателями. На этой основе делается вывод о нерелевантности отношения подлежащее-сказуемое как структурной основы предложения в синтаксисе ряда языков – в так называемых «языках с выдвижением топика», в которых структура предложения в своей организации ориентирована не на функцию подлежащего, а на функцию топика (см.: [Ли, Томпсон 1982: 194]). В качестве примера языков с выдвижением топика указываются: китайский язык, а также бирманские языки лаху и лису. Языки «с выдвижением подлежащего»: индоевропейские, финно-угорские, семитские, языки нигер-конго, индонезийский и др. Японский и корейский определяются как языки промежуточного типа, т.е. как такие, где в равной мере допускается как выдвижение отношения подлежащее-сказуемое, так и выдвижение отношения топик-комментарий [Ли, Томпсон 1982: 195, 228].

Нам представляется, что понятиям «топик», «топикализация» не должна приписываться онтологическая миссия, т.е. роль сущностных объектов научного описания. Мы возлагаем на эти термины задачу быть инструментами мета-интерпретации высказывания с учетом основных планов его структурного членения. Эти понятия должны объяснять, а не подменять собой интерпретируемые сущности. Так, например, топик должен объяснять функцию подлежащего в предложении, а не подменять собой подлежащее. На бесперспективность «борьбы» с традиционными понятиями синтаксиса, в частности, с подлежащим, указывает У. Чейф. Американский лингвист признает, что языки отличаются друг от друга скорее с точки зрения эксплицитности выражения подлежащего, чем с точки зрения наличия или отсутствия позиции подлежащего как таковой в грамматике предложения [Чейф 1982: 301-302].

Чрезвычайно важным представляется вопрос о местоположении топика в структуре высказывания. Большинство исследователей склоняются к тому или иному варианту однозначной трактовки позиции топика в высказывании, разделяясь между синтаксическим и контекстуально-тематическим его определениями. В самом деле, следует связывать позицию топика с некоторым элементом синтаксической структуры (подлежащее, сказуемое, дополнение и пр.) или с некоторой частью актуального членения (темой или ремой)? Отсутствие требуемой точности в определении структурной позиции топика налагает свой отпечаток на варианты его функциональной интерпретации. Основное противоречие здесь возникает между трактовками топика как исходного или как конечного пункта внутреннего смыслового становления мысли. В одних случаях топик рассматривается как основа мысли. В других случаях он же характеризуется как ее вершина. Так, например, для А.С. Хорнби, А. Халлидея, Дж. Лайонза термин «топик» эквивалентен термину «тема» в концепции пражского функционализма: «…это тот элемент предложения, который сообщает минимально новую информацию» [Демьянков 1979: 372] (см. также: [Филлмор 1981а: 446, 453], [Vachek 1994: 4]). Между тем, существует и другая точка зрения. В современных контекстуальных трактовках топиком именуется «тот элемент предложения, который сообщает максимально новую информацию» (см.: [Дискурс-анализ 2009]). Не вполне прояснено отношение топика к процессам предикации и референции в высказывании. С точки зрения референциальных свойств высказывания топик рассматривается как «пик референции» (см.: [Филлмор 1981б: 530], [Лакофф 1981: 358]). В контексте предикационного подхода топик характеризуется как «прагматический пик предложения» [Курдюмов 1999: 68] или как элемент, находящийся в «центре внимания» [Ли, Томпсон 1982: 201]. В то же время большинство исследователей предпочитают соотносить топик не с ремой, а с темой высказывания. Терминологическая многозначность в употреблении понятия «топик» не способствует установлению точных критериев анализа. Единственным устойчивым критерием выделения топика, который упоминается практически во всех концепциях, является его связь с субъектом: через топик раскрывается субъективная природа мысли, топик так или иначе коррелятивен субъекту мысли.

Лишенные диалектики однозначные, монофункциональные трактовки топика мы считаем недостаточными в силу их односторонности. Мы исходим из того, что топикализация в структуре речевого высказывания – двойственный процесс, выражающий смысловое становление мысли в глубину и в ширину. В первом случае мы говорим о субстанциальной топикализации мысли. Во втором случае – о дискурсивной топикализации. Всякий топик мы понимаем, прежде всего, как относительную смысловую вершину мысли – как вершину представленного в мысли понимания. Применительно к высказыванию мы говорим о двойственной природе понимания и, соответственно, о двойственной топикализации мысли. В предложении предельная граница понимания устанавливается по подлежащему, которое является результатом субстанциальной топикализации мысли. В аспекте актуального членения мы выделяем дискурсивно-оценочную топикализацию мысли, граница которой – дискурсивный топик – определяется по реме высказывания. В каждом из аспектов объем управляет смысловым становлением мысли: либо сущностно (подлежащее), либо телеологически (рема). С одной стороны нам дана предметная основа смыслового становления мысли (подлежащее). С другой – высшая феноменологическая граница актуального смыслового становления мысли в контексте (рема). В одном случае человек должен определиться с пониманием того, что мыслится, т.е. найти внутреннюю предметную опору мысли. В другом – определиться с пониманием того, зачем или для чего мыслится, т.е. найти целесообразную смысловую вершину, ради которой здесь и сейчас создается данная мысль.

Понятие логического объема в такой трактовке, применительно к содержательной структуре высказывания, приравнивается к понятию внутренней смысловой формы содержания, которая в своей целостности устанавливается: 1) в аспекте субстанциальной топикализации – как потенциальная величина (с выходом в виртуальную структуру, в метатекст), связанная концептуальными отношениями в языке; 2) в аспекте дискурсивно-оценочной топикализации – как актуальная смысловая величина (с выходом в реальную ситуацию описания, в интертекст), связанная порядком дискурсивного развертывания текста, особенностями дискурсивной реализации языка. В первом случае мы говорим о глубине содержательного объема мысли. Во втором случае – о ширине содержательного объема. Глубина и ширина содержательного объема – взаимосвязанные величины. Глубина содержательного объема обусловливает сочетаемостные свойства элементов языкового выражения. Ширина содержательного объема регулирует референциальные свойства мысли.

Идея о двойственном понимании процесса топикализации не нова. О возможности такого подхода к анализу процесса топикализации в предложении/высказывании одобрительно отзывается Ч. Филлмор, который при этом ссылается на работы Мак-Каугана (1962 г.) и Эртеля (Oertel, 1936 г.). Ч. Филлмор использует термины «первичное коммуникативное выделение» и «вторичное коммуникативное выделение». Первый из терминов характеризует процесс образования подлежащего в структуре предложения. Второй – процесс смыслового разделения («расщепления» – «cleft constructions») предложения как речевого высказывания в аспекте актуального членения [Филлмор 1981а: 453-454]. Обращает на себя внимание то, что Филлмор так и не может определить, на какой, собственно, элемент или часть высказывания ориентировано «вторичное коммуникативное выделение», называя этот элемент «темой» и в то же самое время «фокусом» и «эмфазой» [там же: 453].


1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   36

Похожие:

Актуальное членение предложения в текстовом дискурсе и в языке iconСоюз. Соединяет предложения или члены предложения, выражая противопоставление,...
Соединяет предложения или члены предложения, выражая противопоставление, сопоставление. Он поехал, а я остался. Пиши ручкой, а не...

Актуальное членение предложения в текстовом дискурсе и в языке iconКонтрольная работа по английскому языку Выполнение перевода текстов,...
Выберите правильный вариант видовременной формы глагола, перепишите предложения и переведите их на русский язык, указав, в какой...

Актуальное членение предложения в текстовом дискурсе и в языке iconЗадания в текстовом редакторе
Напечатайте нумерованный список учащихся (студентов) вашей группы. Отсортируйте его по алфавиту

Актуальное членение предложения в текстовом дискурсе и в языке iconОдержание
Разрешите проблему: “Реальна ли создание социальной рекламы здорового образа жизни в текстовом процессоре ms word”

Актуальное членение предложения в текстовом дискурсе и в языке iconПорядок выгрузки отчетов из пп «Парус. Сведение отчетности» в текстовом...
...

Актуальное членение предложения в текстовом дискурсе и в языке iconТехническое задание (далее тз) подготавливается в виде электронного...
Техническое задание (далее – тз) подготавливается в виде электронного документа в текстовом формате (form 2 tz doc) по приведенной...

Актуальное членение предложения в текстовом дискурсе и в языке iconТехническое задание (далее тз) подготавливается в виде электронного...
Техническое задание (далее – тз) подготавливается в виде электронного документа в текстовом формате (form 2 tz doc) по приведенной...

Актуальное членение предложения в текстовом дискурсе и в языке icon1. Перепишите предложения, подчеркнув придаточные предложения. Укажите...
Перепишите предложения, подчеркнув придаточные предложения. Укажите тип придаточного предложения и переведите их на русский язык

Актуальное членение предложения в текстовом дискурсе и в языке iconПредложения по созданию и использованию
Вооруженных Сил РФ. С учетом этого в Научно-исследовательском центре (топогеодезического и навигационного обеспечения) фбу «27 цнии...

Актуальное членение предложения в текстовом дискурсе и в языке iconИнструкция подачи заявки и тезиса для участия в конференции
Названия разделов и полей представлены на английском языке, при наведении курсора на нужную надпись на английском – появляется перевод...

Актуальное членение предложения в текстовом дискурсе и в языке iconЗаявление может заполняться на русском или английском языках
Заявления на русском языке название компании также указывается на английском языке

Актуальное членение предложения в текстовом дискурсе и в языке iconФгуп “Морсвязьспутник” Россия, 107564 Москва, а/я 28, ул. Краснобогатырская,...
Заявления на русском языке название компании также указывается на английском языке

Актуальное членение предложения в текстовом дискурсе и в языке iconТеоретико-методологические аспекты анализа мирового рынка технологий
Со временем под этим стал подразумеваться также сам процесс передачи или получения этих сведений. В настоящее время в русском языке...

Актуальное членение предложения в текстовом дискурсе и в языке iconИщите нас в социальных сетях! дата
Главного управления, оперативных сведений о происшествиях и чрезвычайных ситуациях, а также по актуальным для Смоленской области...

Актуальное членение предложения в текстовом дискурсе и в языке iconМинистерство образования и науки российской федерации
Цель дисциплины заложить основы терминологической подготовки будущих специалистов, научить студентов сознательно и грамотно применять...

Актуальное членение предложения в текстовом дискурсе и в языке iconУста в
Полное наименование Ассоциации на русском языке – Ассоциация Саморегулируемая организация «Гильдия строителей Республики Марий Эл»,...


Руководство, инструкция по применению






При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
rykovodstvo.ru
Поиск