Кабарга (Moschus moschiferus moschiferus Linnaeus,




НазваниеКабарга (Moschus moschiferus moschiferus Linnaeus,
страница2/9
ТипАвтореферат
rykovodstvo.ru > Руководство эксплуатация > Автореферат
1   2   3   4   5   6   7   8   9
, 1978; Лавов, 1974; Байдавлетов, 1979). Она держится в лиственничниках (багульниковый, мохово-багульниковый, разнотравный, брусничный) с участием березы и в темнохвойных островках леса из сосны и кедра. Последние занимают небольшие территории в верховьях рек и имеют в нижнем ярусе покров из багульника болотного, бадана и мха (Приходько, 2003).

На Енисейском кряже и Среднесибирском плоскогорье встречается лишь там, где имеются выходы коренных пород – скальные обнажения в долинах рек и на притоках второго, третьего порядков. Такие изолированные очаги простираются до 640 с. ш. (бассейн Нижней Тунгуски). Локальные группировки по 30 – 50 особей известны для Подкаменной Тунгуски, южнее на правобережных притоках Ангары (Зырянов, Кельбешеков, 2001). На севере ареала, в южной части гор Путорана, Хантайской котловине и в окрестностях оз. Ессей, кабарга спорадически заселяет светлохвойные редколесья, но всюду редка (Флеров, 1935; Сыроечковский, Рогачева, 1980).

На территории Якутии кабарга заселяет подзону тайги и держится в светлохвойных насаждениях, с преобладанием лиственницы даурской (Егоров, 1965; Тавровский и др., 1971).

Е.К. Красиковым в работе 2003 года отмечены следующие места обитания кабарги на территории Зейского заповедника (Дальний Восток): еловые, елово-лиственничные леса, лиственичники и лиственично-березовые насаждения. В. А. Зайцев (1991) выделил основные места обитания кабарги на полуострове Сихотэ-Алинь, наибольшая общая численность животных наблюдается в хвойно-широколиственных и темнохвойных лесах. На основании учетов следов Е. Н. Матюшкин (1974) определил, что самое характерное местообитание кабарги Сихотэ-Алиня как на западных, так и на восточных склонах – горные елово-пихтовые леса. Эти леса занимают большую площадь и покрывают горы на высоте 700–1200 м над уровнем моря. Места обитания дальневосточной кабарги тесно связаны с темнохвойными лесами (Приходько, 2000).

Как отмечают многие исследователи, кабарга на территории Сибири и Дальнего Востока обитает преимущественно в хвойных лесах, характеризующихся наличием эпифитных лишайников, скальных обнажений, буреломов, небольшой глубиной снега (Дулькейт, Козлов, 1958; Железнов, 1990; Зайцев, 1982; Бромлей, Кучеренко, 1983; Кельбешеков, 1997; Савченко и др., 2001).

В природном резервате Елэ (Китай) кабарга предпочитает бамбуковые леса на юго-восточных склонах с плотностью древостоя 15 стеблей/м2, сомкнутостью лесного полога 0,50-0,75 % и высотой 3400-3550 м над уровнем моря. Животные избегают склонов с крутизной менее 10° (Jian, Xiaofeng et al., 2001).


Кормовые объекты и ресурсы кормов
Первые сведения о кормах кабарги были даны еще П.С. Палласом, он считал, что кабарга питается в основном мхами и болотными травами (1773).

Последующими наблюдениями, уже в наше время, было установлено, что зверь этот болотных трав не ест, а питается эпифитными и наземными лишайниками, высшими растениями, листьями кустарников и хвоей. Питание кабарги в различных участках видового ареала изучено достаточно подробно (Копылов, 1950; Щербаков, 1953; Шапошников,1956; Егоров, 1965; Устинов, 1969; Салмин,1972; Байдавлетов, 1977; Банников и др., 1978; Zheng, Pi, 1979; Холодова, Приходько, 1984; Green, 1987; Зайцев, 1991; Liu, Sheng, 2000; Приходько, 1992; Лю, Шэн, 2002; Недзельский, Недзельский, 2003; Завацкий, 2003).Рацион этого зверя очень разнообразен (прил.1).

Наиболее характерная биологическая особенность сибирской кабарги - ее уникальная способность питаться лишайниками. В пределах обширного ареала основным кормом кабарги в течение всего года служит древесный лишайник рода Usnea. В тех местах, где запасы древесных лишайников невелики или малодоступны, в качестве основного корма используются наземные виды. Наземные лишайники преобладают в зимнем рационе кабарги лишь в отдельных регионах Сибири, например в Забайкалье, а также во многих местах Якутии (Банников и др., 1978). Этот корм добывается животными на малоснежных территориях или там, где снежный покров не уплотнен и поддается тебеневке.

Разные исследователи отмечают, что кабарга при выборе корма отдает предпочтение древесным лишайникам из сем. Usneaceae, на долю которых приходится от 62 до 99,4 % веса содержимого желудка (Устинов, 1969; Банников и др., 1978).

Доля травянистых растений, ветоши, хвои, листьев и мхов в рационе кабарги заметно меньше, несмотря на то, что эти компоненты постоянно присутствуют в питании вида. Зимой обычным кормом являются и листья брусники, и побеги черники (Банников и др., 1978; Приходько, 1992).

На зимнем суточном ходу кабарга откусывает лишайник в среднем от 179 кустиков. Средний вес содержимого рубца (желудка) из 16 проб — 523 г. Структура содержимого рубца определяется поедаемым кормом: листья трав мелко перетерты, стволики лишайников и побеги пихты толщиной 2-4 мм (до 30 мм), листья рододендрона даурского целые, изредка по 3-4 листа вместе с кончиком побега. Кабарга съедает за сутки в среднем 135 г лишайника и вместе с ним получает 60 г влаги. В виде снега она потребляет еще 390 г воды (сюда входит и влага, выделенная в рубец организмом). Количество съедаемого кабаргой за сутки корма (135 г), вероятно, занижено (Устинов, 1978).

О питании кабарги в Западном Саяне известно не так много. В работе Б.П. Завацкого (2003) приведены некоторые материалы по рациону этого вида на территории Саяно-Шушенского заповедника. Основу ее зимнего питания составляют лишайники, предпочтение она отдает Usnea barbata, которая произрастает на кедрах и лиственницах. Отмечено, что ягель (Cladonia rangiferina) совершенно не входит в рацион кабарги. В сутки на одну особь в период с февраля по апрель приходится 200 – 250 г сухого корма. Кроме лишайников кабарга иногда зимой потребляет хвою молодых кедров и лиственниц, а также веточки караган, барбариса, крыжовника, спиреи. В теплый период года кабарга поедает мятлик сибирский, василистник малый, чину приземистую, касатик русский, мышиный горошек и кипрей (иван–чай). Также звери питаются кедровыми орехами осенью и весной.


Структура популяции кабарги. Рождаемость, смертность
Популяция – особый уровень организации, характеризующийся рядом групповых свойств, которые отсутствуют у особей, составляющих как популяцию, так и все сообщество. Популяции являются целостными надорганизменными системами, они обладают рядом свойств: структурированностью составных частей, способностью поддерживать оптимальную плотность населения и приспосабливаться к изменению среды (Наумов, 1967; Шварц, 1967; Одум, 1968; Шилов, 1977). С позиции популяционной экологии популяция рассматривается как самостоятельная пространственная (хорологическая) внутривидовая единица (Elton, 1927; Наумов, 1977; Одум, 1975; Коли, 1979). Хорологический и системный подходы позволяют считать природные популяции кабарги многоуровневыми надорганизменными системами.

В.И. Приходько (2003) выделил три основных иерархических ранга: а) географические популяции; б) метапопуляции; в) внутрипопуляционные группировки. Географические популяции занимают обширные территории и, как правило, формируют ареалы большинства подвидов кабарги. Наиболее приемлемый способ оконтуривания географических популяций – применение хорологического (пространственного) принципа, позволяющего выявлять вполне обособленные и обширные пространственные скопления животных, локализованные в конкретных географических границах. Пространственная структура из более или менее географически изолированных пятен получила название «метапопуляция». Метапопуляции кабарги образованы обычно группировками, число которых может достигать 27, чаще 11–17. Характеристикой метапопуляции служит экологическая плотность населения, рассчитанная для заселенных местообитаний с различным типом растительности. Метапопуляции кабарги слагаются из более мелких пространственных единиц – внутрипопуляционных группировок, которые состоят из небольшого числа особей разного пола и возраста (Соколов, Приходько, Сабанский, 1988). Большинство группировок кабарги представляют собой совокупность семей и особей – одиночек; в их состав входит 2-4 семейные группы и 1–3 одиночные особи (Приходько, 2003).

Половозрастной состав группировок является важнейшим параметром, определяющим структуру и направление движения численности вида. Соотношение полов имеет прямое отношение к интенсивности репродукции и самоподдержания популяции. Половые и возрастные характеристики относятся многими специалистами к числу важных общевидовых особенностей, способствующих адаптации популяций и группировок к меняющимся условиям среды и обеспечивающих внутрипопуляционную регуляцию (Наумов, 1967; Шварц, 1962, 1965, 1967; Шилов, 2000).

На Алтае при незначительном охотничьем промысле и малой роли хищничества в динамике численности вида соотношение полов близко к 1:1. Данные, полученные на стационарной площадке для отдельной группировки кабарги, насчитывающей 13 особей, свидетельствуют о незначительном преобладании самцов - 1,17:1,0. Соотношение полов среди ювенильных животных (возраст 6 мес.) в модельной группировке было сдвинуто в сторону самцов, их доля в этом возрастном классе достигала 60 %. Среди животных, составляющих размножающуюся часть группировки, соотношение полов было 1,0:1,5 в пользу самок (Соколов, Приходько, Собанский, 1988).

У сибирской кабарги в экспериментальных условиях среди новорожденных преобладают самцы, а половая структура выражается соотношением 1,34:1,0 (n=69). Соотношение полов у детенышей зависит от социального положения самок в экспериментальных группах: среди новорожденных в семейных парах преобладали самки – 73 % (n=40), у самок-одиночек чаще рождались самцы – 64 % (n=29) (Приходько, 1986).

Для стабильных группировок кабарги Алтая и Восточного Саяна характерна устойчивая тенденция сохранения соотношения полов в пропорции 1:1 или с незначительным преобладанием самцов (Салмин, 1972). На Восточном Саяне природные группировки содержали от 51,7 до 57,2 % самцов и от 42,3 до 48,3 % самок (Лобанов, 1970). В заповеднике «Столбы» 9 самок имели по 1 эмбриону, 4 - по 2 (Щербаков, 1953).

У кабарги Предбайкалья (M. m. arcticus) половозрелость самцов наступает в возрасте 2,5 лет, самок - 1,4-1,5 г. Беременность продолжается 181-190 дней. Молодняк рождается с конца мая до первой декады июня. Среднее число эмбрионов на одну самку – 1,1±0,08. Число телят – 1,0±0,12; яловость - 32,6 %; соотношение полов у телят – 1:1. Структура популяции: взрослых самцов - 35,6 %, самок - 37,8 %, полуторагодовалых - 7,4 %, сеголетков – 19,2 %, соотношение полов – 1:1,6 (Е.М. Недзельский, А.Е. Недзельский, 2003).

В Забайкалье часто практикуемый отстрел самцов на отстоях ведет к сдвигу соотношения полов в сторону самок. На юге Читинской области в двух группировках (бассейн реки Кыра) доля самцов составляла 38-44 %, в то время как доля самок достигала 56-62 % (Приходько, 2003).

В работе В. А. Зайцева (1991) имеются сведения о половозрастной структуре популяции в Сихоте-Алинском заповеднике, из 123 особей, встреченных летом, весной и осенью, 41 % составляли самцы, причем 10,9 % - второгодки, самок второго года жизни – 39 %, а сеголетков – 20 %. Отмечалось соотношение между взрослыми самцами и самками по годам в стабильной части популяции: в 1978 г. – 1:1,25; в 1979 – 1:2,5; в 1980 – 1:1 (Зайцев,1983). При увеличении плотности группировок, как правило, возрастает доля самок. У 81,1 % самок (9 из 11) обнаружены эмбрионы, причем у молодых самок по одному. Существуют различия в половом отношении эмбрионов у взрослых и молодых самок. Молодые самки (4 из 6) приносят в основном самцов, взрослые самки – в основном самок (5 из 6 эмбрионов).

Популяции дальневосточной кабарги характеризуются низким темпом прироста (17-29 %) и высоким уровнем яловости – 33 % (Приходько, 2000).

У китайского подвида М. m. chrysogaster (син. Moschus berezovskii) соотношение полов для родившихся в неволе телят 0,73:1,0, где на 11 самцов приходится 15 самок (Bista et al.,1979).

Средняя плодовитость 114 самок кабарги, изученных разными исследователями, составляет 1, 65 (Кельбешеков, 2003).

Особенности социальной структуры кабарги тесно связаны с территориальностью. Территориальность и поддерживающее ее поведение возникают в результате внутривидовой конкуренции за пространство, включая все его ресурсы. Видовые особенности территориального поведения кабарги определяют пространственную структуру, ее динамику во времени; таким образом, территориальность способна оказывать влияние на структуру группировок, в том числе и на характер социальных отношений между отдельными внутригрупповыми стратами (Owen-Smith, 1977, Павлинов,1999).

У многих видов оленьих наблюдается изменение соотношения полов при изменении возраста самок и ухудшении режима их питания (Кнорре, 1959; Язан, 1972; Lowe, 1969; Verme, 1983; Глушков, 2001). Подобная закономерность отмечена и у кабарги при содержании животных в неволе. В годы недостаточного обеспечения кормом, особенно в зимний период, среди новорожденных наблюдается сдвиг в соотношении полов в сторону телят-самцов, доля которых в отдельные годы составляет 73 %, иногда достигает 89 % (Приходько, 2003).

Отклонение от близкого к норме полового состава чаще наблюдается в группировках, подверженных сильному прессу хищников или браконьерскому отстрелу животных, которые формируют иное соотношение полов у взрослых особей. Перестройка соотношения полов у кабарги имеет адаптивный характер, как и у других видов оленьих (Салмин, 1972; Verme, Ozoga, 1981; Clutton-Brock et al., 1982; Соколов, 1986; Данилкин, 1999).

В горно-таежных биоценозах дикие копытные служат основными жертвами для многих хищников. Хищники оказывают временное или постоянное давление на популяцию. Эта естественная регуляция предотвращает оскудение растительности как основного корма и направляет эволюционное развитие популяций жертв по пути повышения выживаемости (Филонов, 1983, 1989; Собанский, 1992; Соколов, 1992; Железнов-Чукотский, 1994; Смирнов, 2002; Суворов, 2004; Mech, 1970; Peterson, 1979; Allen, 1980; и др.).

Еще Г.Д. Дулькейт (1964) правильно отмечал, что кабарга имеет больше врагов, чем другие местные копытные животные.

Р.Ж. Байдавлетов (1984) пишет, что кабаргу добывают представители как млекопитающих (харза, рысь, росомаха, волк, бурый медведь, лисица, соболь), так и птиц (беркут, филин, орлан-белохвост, сова, ястребы), но их роль в воздействии на численность вида в разных частях ареала не одинакова.

На Алтае основными врагами кабарги являются росомаха, рысь и волк. Г.Д. Дулькейт (1953) по следам охот рыси (n=56) установил, что кабарга в рационе этого хищника составляет 8,9 %. По данным этого автора, в зимнем рационе росомахи, несмотря на то, что в 26,6 % случаев пищей хищнику служили копытные животные, доля кабарги не превышала 4 %. Однако в Алтайском заповеднике в многоснежные зимы росомаха значительно снижала рост численности вида, о чем свидетельствует высокий процент (32 %) этой жертвы в ее рационе (Теплов, 1960). Г.Д. Дулькейт (1964), изучая волков на Алтае, пришел к выводу, что зимой они редко проникают в места обитания кабарги. Из найденных им и другими лицами жертв (n=45) кабаргам принадлежали – две (4,4 %). Рысь в Алтайском заповеднике наносит наибольший урон популяциям вида - до 17%, в то время как росомахой здесь изымается 15 %, а волком - всего 1,3 % (Филонов, 1989). Ранее Ф.Д. Шапошников (1956) на основании анализа экскрементов этого хищника, собранных в июле-ноябре, указывал на гораздо большую роль кабарги в ее питании на территории Алтайского заповедника. Остатки этих животных в экскрементах рыси составляли 50 %. В литературе приводятся сведения об успешных охотах на кабаргу лисицы, соболя, а на молодых зверей - бурого медведя, филина и беркута (Кожанчиков, Кожанчиков, 1924; Шапошников, 1956). Как свидетельствуют многолетние наблюдения Г.Г. Собанского (1992), в годы роста численности кабарги в регионе наблюдается и подъем численности росомахи.

На территории Саяно-Шушенского заповедника (Западный Саян) основу питания волка зимой составляют марал (68,9 %) и горные козлы (23,8 %), все остальные виды кормов: косуля, кабан, кабарга, мышевидные грызуны, кедровые орехи – 7,3 % (n=2351 экскрементов). На косулю, кабаргу, кабана они охотятся очень редко и обычно безуспешно (Завацкий, 1986).

Весьма пагубно могут сказаться на ресурсах кабарги многоснежные зимы. Как пишет А.Н. Зырянов (1975), «даже при наличии отстоев и обильных запасов пищи кабарга отсутствует в многоснежных участках на территории заповедника «Столбы». В годы, трудные для кабарги в глубокоснежье, усиливается воздействие на ее популяции хищных млекопитающих – от росомахи, рыси, волка до лисицы и соболя. В последние годы усилилось воздействие волка, к примеру, в заповеднике «Столбы» эти хищники уничтожают от 5 до 10 % прироста популяций кабарги (Смирнов и др.,1997). Росту численности кабарги препятствует разрушение ее местообитаний человеком. Замещение хвойных (особенно темнохвойных) лесов березняками, осинниками приводит к резкому снижению численности и даже исчезновению животных (Смирнов, Зырянов, 2003). "Второстепенные" хищники (лисица, соболь) нападают на кабаргу, как правило, во второй половине зимы, когда глубина снежного покрова достигает максимума. От них гибнут преимущественно молодые особи (Смирнов и др., 2003).

В Восточном Саяне велико значение рыси в регуляции численности популяций вида. В заповеднике «Столбы» остатки животных находили в 43 % исследованных экскрементов рыси и в 42 % - росомахи (n=117), собранных в течение трехлетних наблюдений, главным образом зимой. В начале 1960-х гг. на территории заповедника рысь была более многочисленной и поеди ее жертвы встречались чаще. Соотношение хищник-жертва (включая рысь и росомаху как потенциальных врагов кабарги) составляло 1:30, что в несколько раз ниже оптимальных норм. В Саянах в 90-е годы ХХ в. отмечено усиление хищничества соболя и лисицы по отношению к кабарге, что указывает на обеднение их основной кормовой базы и переключение на замещающую жертву. Так, в 1980 г. были обнаружены остатки восьми кабарог, из которых три стали жертвами рыси, три - соболя, одна - росомахи и одна – лисицы (Щербаков, 1953; Зырянов, 1975; Филонов, 1977; Зырянов, 1985).

Плотность населения рыси в Красноярском крае наиболее высока в Западном Саяне. Площадь заселения угодий в горных районах – 20-60 %. В среднегорных лесах Саян основными кормами вида служат мелкие и средние копытные (кабарга, косуля) (Зырянов, 1997) .

Росомаха, рысь, лисица – обычные враги кабарги в Забайкалье (Устинов, 1967). Охотничьи районы основных хищников кабарги четко разграничены; лисица добывает животных в прибрежной полосе озера, а росомаха охотится в тайге (Устинов, 1961). Для поимки жертвы хищники нередко охотятся вдвоем и выгоняют животных на лед, где их быстро догоняют и умерщвляют. Необходимо отметить, что эффективная охота лисицы на кабаргу возможна лишь в течение короткого зимнего периода, когда береговая полоса и поверхность самого озера покрываются гладким льдом (Устинов, 1965). В северо-восточной части Забайкалья из 11 проб экскрементов рыси остатки кабарги присутствовали в семи образцах, а в двух пробах экскрементов росомахи остатки этой жертвы не были обнаружены (Байдавлетов, 1977).

В Байкало-Ленском заповеднике (Западное Прибайкалье) основа питания рыси – заяц беляк и кабарга (Степаненко, 1998). В Прибайкалье на 10 км маршрута в среднем приходится шесть особей кабарги, добытых рысями. Рысь обычно подкрадывается к отдыхающей на лежке кабарге или подкарауливает ее во время кормежки на расстоянии трех-четырех прыжков, что и обеспечивает успешность охоты. В условиях глубокого и рыхлого снежного покрова этот хищник практически не преследует жертву (Банников и др., 1978). На территории Баргузинского заповедника, где места обитания рыси и росомахи не совпадают, в экскрементах росомахи в 70-е годы ХХ в. преобладали (до 60 %) остатки кабарги (Устинов, 1965).

В зависимости от обитания в том или ином природном районе Бурятии рацион рыси значительной степени меняется. Так, в хребтах Малханском, Хамар-Дабане, Восточном Саяне, Икатском в рационе хищника место косули может занять кабарга. В Окинском районе (Восточный Саян) местообитания рыси тесно связаны с участками обитания кабарги (Смирнов, 2002).

Распространение росомахи на Витимском плоскогорье зависит от распространения кабарги. Росомаха скапливается в этом районе там, где концентрируется косуля и кабарга (Поляков, 1873; Подаревский, 1936).

Как пишет М.Н. Смирнов (2002): «Видимо, снежный барс может охотиться на кабаргу. В Забайкалье ирбис, пробираясь тропой кабарги, попал в петлю, установленную на этого зверя».

В пределах Хэнтейской горной системы (Читинская область) кабарга в питании волка составляет около 4,5 % (Баранов, 1989).

О хищниках, оказывающих влияние на кабаргу в Якутии и на Северо-Востоке России, писали О.В. Егоров (1965), В.А. Тавровский и др. (1971), Н.К. Железнов (1990). Как отмечают вышеупомянутые авторы, существенный урон поголовью кабарги наносят: росомаха, рысь и лисица. Молодые животные чаще становятся жертвой росомахи, чем взрослые. Именно этот хищник является основным врагом кабарги в Якутии. Лисица оказывает существенное влияние на этого оленя лишь в многоснежье, когда кабарга концентрируется около отстоев. Именно здесь обнаружены остатки погибших зверей.

Как отмечает В.А. Зайцев (1991), на кабаргу охотятся многие хищники: харза, рысь, волк, соболь, тигр. Основным хищником, охотящимся на кабаргу в Уссурийском крае, является харза. На долю хищничества харзы приходится 69,7 % встреч остатков погибших в Сихотэ-Алиском заповеднике животных. Межвидовая связь кабарги и харзы отвечает всем требованиям природных систем хищник-жертва и широко известна исследователям (Золотарев, 1936; Бромлей, 1953, 1956; Матюшкин, 1974). Однако специализация харзы на питании этими животными наблюдается лишь в зимний период и преимущественно в годы спада численности белки - основного пищевого объекта этого хищника. В условиях Сихотэ-Алиня отмечена как высотная, так и пространственная разобщенность местообитаний исследуемого вида и харзы. Их участки перекрываются лишь в припойменных смешанных лесах (Матюшкин, 1987).

В Амурской области выгон добычи на лед Зейского водохранилища является основным охотничьим приемом волка, росомахи и даже соболя. Последний нередко спугивает кабаргу, отдыхающую на лежке у верхней кромки льда, подкрадываясь к ней незаметно. При таком приеме охоты жертва часто прыгает на лед, получает травмы и становится легкой добычей хищника (Подольский, 1996).

По данным на 2000 г., численность дальневосточной кабарги составляет 5-6 тыс. особей (0,5/1000 га). Популяции характеризуются высоким уровнем смертности, 100 %-ной зараженностью паразитами, высоким уровнем влияния на них хищников (Приходько, 2000).

Из рассмотренных выше материалов видно, что влияние хищников на ресурсы кабарги в различных частях ее ареала неравнозначно. Изымаемая хищниками доля жертв зависит от многих факторов, в том числе от кормности угодий и наличия защитных условий для жертвы. Из рассмотренного перечня видов-хищников большая их часть не является специализированными по отношению к кабарге.
Численность, плотность населения. Динамика численности
Гораздо более высокая плотность и численность, чем в нынешнее время, была на Алтае, Западном и Восточном Саянах в 1970-х гг. На хребтах, окружающих Байкал, численность сохранялась значительной вплоть до начала строительства БАМа (1973-1974 гг.). Здесь в отдельных наилучших для кабарги участках местообитаний плотность населения достигала 70 особей на 1000 га. Общая численность кабарги в России тех лет составляла около 100 тыс. особей (Устинов, 2003). Как пишет П.П. Наумов (2003), начало строительства БАМа ознаменовалось снижением численности вида. В бассейне реки Керенги ресурсы вида сократились на 55 %, что объясняется значительной антропогенной нагрузкой на среду обитания вида.

Главная область распространения и наивысшего обилия кабарги – горы юга Красноярского края, где плотность ее населения на отдельных участках достигала 40 – 70 особей на 1000 га (Сыроечковский, Рогачева, 1980). В заповеднике «Столбы» плотность колебалась по годам от 44 в 1940 – 1950-х до 5 и менее зверей на 1000 га в 1960 – 1970-х гг. В 1981 г. этот показатель составил 6,5 особи на 1000 га (Смирнов, Зырянов, 2003). Зимняя плотность населения зверей в западной части Восточного Саяна в 1996 г. оценивается А.Н. Зыряновым в 6,3 особей на 1000 га; ее можно охарактеризовать как среднюю «предпромысловую». Ближе к центру основных орографических систем расположены участки с наибольшей естественной плотностью населения кабарги, для которых типичны показатели в 30 – 40 особей / 1000 га. В Саянах они находятся в узкой полосе макросклонов на высоте 600 – 800 м над уровнем моря, покрытых старыми пихтово–сосновыми лесами. Она проходит с запада на восток, охватывая бассейны рек Кантегира, Ои, Уса (Западный Саян) и Сисима, Маны (верховье), Кана, Кунгуса, Агула (Восточный Саян). В поясе кедровых лесов с почти такой же плотностью заселяются хорошо обдуваемые малоснежные склоны гор с отстоями (Кельберг, Зырянов, Кельбешеков, 1996).

В 1960 – 1970-е гг. численность кабарги в Красноярском крае в связи с многоснежными зимами сократилась, несмотря на слабое в те годы промысловое использование зверей. В заповеднике «Столбы» общая численность уменьшилась с 450 до 70 зверей (Смирнов, Зырянов, 2003).

Подобные колебания отмечались и ранее: если в начале ХХ в. в Саянах она «водилась в большом количестве», то к началу 1930-х гг. ресурсы вида резко снизились, но к 1950-м годам вновь восстановились. В 1957 – 1958 гг., по оценке охоткорреспондентов ВНИИОЗ, кабарги было «очень много» в Шушенском, Ермаковском и Березовском районах. В эти годы она была обычна и на Подкаменной Тунгуске, но в 1970–х гг. вновь стала редкой – 0,04–0,2 особи на 1000 га, граница ареала кабарги отступила примерно на 200 – 300 км к югу, многие очаги исчезли бесследно (Смирнов, Бриллиантов, 1990). В начале 1990–х гг. численность вида в пределах северной тайги была около 500 особей с микроочаговым распределением по 10–30 животных. Возможно, активизировались хищники, в том числе и лисица. В зоне лесов средней полосы кабарга была также малочисленной, плотность в среднем составляла 0,1–0,2, а ресурсы – 400-500 особей. Поселения были приурочены к скальным выходам по берегам рек. Такой изолированный участок обитания кабарги располагался в месте слияния рек Кежмы и Еломы в северо–западной части Богучанского района. Ареал кабарги в средней и южной тайге был неустойчив, очаги обитания то появлялись, то исчезали. Зона горных лесов Саян отличается наиболее благоприятными условиями. В конце 1980 – начале 1990–х гг. средняя плотность здесь была 1,8 особей на 1000 га, а численность – до 7000 животных (Смирнов, Бриллиантов, 1990). В зоне лесостепей тогда держалось до 300 кабарог, при плотности 0,2 на 1000 га. В середине 1970–х гг. общая численность кабарги в Красноярском крае, по мнению М.А. Лавова (1975), была приблизительно 9 тыс. особей; по данным М.Н. Смирнова и А.В. Бриллиантова (1990), ее численность в 1980 г. составляла 12,5 тыс. Позднее (Смирнов,1994) численность кабарги в пределах Кузнецкого Алатау, Западного и Восточного Саяна оценивалась в 10 тыс. особей при средней плотности 2,5 особи на 1000 га. По данным А.Н. Зырянова и Б.К. Кельбешекова (2001), численность в современных границах Красноярского края в 1999-2000 гг. приближалась к 16,6 тыс. особей, причем около трети ресурсов, по их мнению, было сосредоточено в Ермаковском районе. Кроме того, по данным указанных авторов, обычными методами ресурсы кабарги недоучитываются. По неполным учетным данным 2002 г., ресурсы этого вида в Красноярском крае составляли 13, 92 тыс. особей (Савченко, Смирнов, Зырянов и др., 2002).

В целом на территории Красноярского края отмечается тенденция сокращения численности кабарги с 13,92 тыс. особей в 2002 г. до 12,82 тыс. особей в 2004 г. Ведущими специалистами Красноярского края было рекомендовано к изъятию в охотничий сезон 2004 г. 790 особей (Савченко, Смирнов, Зырянов, и др., 2004).

В южнотаежных и среднетаежных ландшафтах Среднесибирского плоскогорья плотность вида редко превышала 20 особей на 1000 га. М.А. Лавов (1975) отмечал, что на северном пределе ареала кабарга очень редка. В окрестностях пос. Байкит на контрольной площадке в 180 км 2 было обнаружено всего 3 кабарги.

В Якутии высокой плотности населения кабарги, по-видимому, никогда не было. По данным О.В. Егорова (1965), на 200 тыс. км2 ареала кабарги в Якутии обитало около 50 тыс. особей при средней плотности населения 2-3 зверя на 1000 га. В среднем течении реки Буотама (Центральная Якутия) плотность населения кабарги - 3-3,5 особи/1000 га (Степанова, Кривошапкин, 2001).

П.Т. Золотарев в 1936 г. писал, что на Сихотэ-Алине кабарги «много», а в следующее десятилетие численность возросла еще более. Однако вслед за этим произошло массовое заражение кабарги «подкожным паразитом» и затем гибель животных. Численность зверя во многих районах Сихотэ-Алиня и Приамурья оставалась высокой до начала строительства БАМа, обозначившего новую катастрофу популяций (Устинов, 2003).

Как утверждает В.И. Приходько (2003а), в начале 1990-х гг. численность кабарги в Сибири и на Дальнем Востоке достигала 110-118 тыс. особей. К концу XX в. ее численность из-за неконтролируемого промысла и повсеместного браконьерства упала до опасного уровня – 32-41 тыс. особей (табл. 1).

Таблица 1

Численность кабарги в России, тыс. особей (по: Приходько, 2003а)



Регион, край, область, республика

Численность популяций в 1988 г.

Численность популяций в 1996 г.

Оценка численности кабарги на 2002 г.

Алтай, Саяны

80-95

30-34

15-20

Прибайкалье, Забайкалье, Читинская область

48-50

17-18

8-10

Амурская область, Хабаровский и Приморский

24-28

4-5

4-5

Республика Саха (Якутия), Магаданская область


5-7


2-3


4-5

о. Сахалин

0,3-0,4

0,3

0,35-0,4

Всего

160-170

53-60

31,5-40,5


Из четырех подвидов, обитающих на территории России, сахалинский подвид (М. т. sachaliensis F.) включен в Красную книгу России. Дальневосточный (М. т. turovi Z.) и верхоянский (М. т. arcticus F.) подвиды кабарги имеют критически низкую численность, что требует принятия срочных охранных мер по их спасению. Ряд уникальных популяций сибирского подвида (М. т. moschiferus L.), например, в Горном Алтае почти полностью истреблены за последние 10 лет (Приходько, 2003а).
Перспективы хозяйственного использования и охрана кабарги
Как пишет С.К. Устинов (1989), «кабарговая струя была известна в глубокой древности. Первое дошедшие о ней до нас сведение обнаружил Р. Беркман в одной старой книге, переведенной в XI веке на греческий язык. О кабарожьем мускусе еще в V веке знал Евсевий Иероним, церковный писарь, автор латинского перевода Библии, о нем упоминается в сочинениях древних арабских врачей. Их предшественниками, а не тибетскими медиками, как полагают, мускус был введен в употребление как лечебное средство, ставшее впоследствии драгоценным. Среди прочих заморских диковинок о мускусе упоминал в XIII веке знаменитый венецианский купец-путешественник Марко Поло. Он писал о наличии «драгоценного кабаргового мускуса» в «государстве Эргинул» (по-видимому, какая-то область на территории нынешней Монголии или Западного Китая). Громкая слава мускуса как лечебного средства привлекла внимание тибетских медиков, и с того времени началась погоня за мускусом, не менее трагическая по размаху и последствиям, чем погоня за женьшенем в конце XIX века» (Устинов, 1989).

По дошедшим до нас сведениям, уже с 1776 г. (можно предполагать, что гораздо раньше) мускус из Восточной Сибири и Приморья широким потоком хлынул в Китай. Прошло около столетия. Охотники, гонимые баснословными ценами, пробирались в самые отдаленные уголки гор, ловили едва ли не последних кабарог. Теперь им не нужны были мясо и шкура, за одну «струю», один мешочек весом 30-40 граммов, купцы платили от 6 до 15 рублей золотом. Апогея это хищничество достигло в 1855 г., когда охотниками Восточной Сибири было добыто 81 200 «струй». Положение усугубилось еще и тем, что в Европе, где мускус как медицинский препарат не пользовался популярностью, ему нашли неожиданное применение, подстегнувшее «мускусную лихорадку»: его стали добавлять в изделия парфюмерной промышленности (главным образом в особо дорогие духи), отчего стойкость запаха духов увеличивалась в несколько раз. Арабы же нашли еще одно применение мускусу. В одном из древних городов Ирана около 600 лет назад была построена мечеть, получившая название «душистой». При ее возведении в состав, цементирующий камни, был добавлен мускус. И теперь, по истечении шести веков, стены священной мечети издают тонкий благородный запах мускуса, вселяя в правоверных чувство вечности и всемогущества аллаха. Под давлением спроса восточного и западного рынков промысел кабарги еще усилился. Мало этого, охотники обнаружили, что мускус — отличная приманка для хищников с дорогим мехом. События складывались так, что запасы кабарги быстро таяли. А. Ф. Миддендорф, знаменитый ученый и путешественник, побывав на Становом нагорье в 1869 г., для кабарги в этом районе предсказывал «быстрое и окончательное истребление». Недаром кабаргу называли «оленем с роковым запахом». Спрос на мускус резко упал в конце XIX в., когда кабарги почти не осталось. Согласно представлениям традиционной китайской медицины, добавление кабарожьего мускуса в лечебный препарат повышает половую чувствительность, стимулирует лимфо- и кровообращение, снижает воспалительные процессы и «внутренний жар» (Устинов, 1989).

В современных условиях неуклонно растущая потребность в мускусных железах (кабарожьих «струях») создает в условиях рынка прогрессирующее сокращение численности кабарги в пределах всего ее ареала. В 1985 г. стоимость мускусного секрета на мировом рынке составляла 30-45 тыс. долларов за 1 кг (Singh, 1985). В 2003 г. цена несколько упала, но в целом стоимость мускусных желез кабарги на черном рынке продолжает удерживаться на высоком уровне и составляет 20–24 тыс. американских долларов за 1 кг «струи» (Приходько, 2003а).

Ежегодно из России нелегально вывозится кабарожьего мускуса на сумму 25 млн долларов (газ. «Деловой вторник» №25, 2000).

Добыча животных осуществляется в период промысла (браконьерами круглогодично) с применением петель. Этот метод признан во многих странах истощительным способом эксплуатации ресурсов вида. Петельный способ приводит к массовой гибели самок и молодых особей. Соотношение между ними и добытыми таким способом самцами составляет 3:1, а в отдельных регионах, например в Забайкалье, даже 4:1. За один месяц охоты в угодьях добывается охотником 18-25 самцов и при этом гибнет дополнительно 55-75 самок и телят (Приходько, 2003а).

По мнению ряда исследователей, в период стабилизации и снижения численности кабарги изъятие не должно превышать 8 – 16 % (Смирнов, 1994). Б.К. Кельбешеков (2003) считает, что без ущерба для воспроизводства можно добывать до 25 % от осенней численности популяций и для заготовки «струи» изъятие самцов допустимо в размере 8 – 9 % от осенней численности популяции.

Для рационального использования ресурсов кабарги необходимо внедрение методов добычи, обеспечивающих избирательное изъятие самцов из популяции. Способ охоты на кабаргу с собакой в районе отстоев является перспективным, но трудоемким методом, он позволяет производить выборочный отстрел. В связи с этим возможно установление дифференцированной стоимости лицензии на отстрел кабарги по полу и возрасту, а также на организацию спортивной охоты на кабаргу (Я.Б. Дицевич, Б.Н. Дицевич, 2003).

Давно назрел вопрос внедрения такого способа добычи кабарги, как отлов с применением живоловушек. Однако этот метод не отражен в Инструкции о порядке добычи копытных, хотя перспектива его распространения обеспечит наиболее рациональное использование ресурсов кабарги. Так называемый живоотлов кабарги необходимо закрепить в российском охотничьем законодательстве и распространить путем организации опытных стационаров, проведения обучения охотников - промысловиков (предварительно закрепив за ними на длительный срок охотучастки), и оказания содействия в строительстве живоотловных пунктов (Я.Б. Дицевич, Б.Н. Дицевич, 2003).

Прежде кабаргу отлавливали в большом количестве в "осеках" - петлями и ямами, устанавливавшимися в проходах длинных изгородей. Сейчас этот способ добычи в Красноярском крае запрещен (Смирнов, Зырянов, 1995). Алтайские охотники отлавливали кабаргу опадным самоловом – баспаком. Его устройство описано С.С.Фолитареком (1939).

А. Н. Щербаков (1953) сконструировал для установки в проходах загородей ловушку с опадными дверцами, при помощи которой отлавливали живых кабарог. В каждой ловушке устраивали по два входа, с тем чтобы кабарга могла зайти в нее с любой стороны. Дверки падали одновременно при прикосновении к бечевке, соединяющей насторожку. Высота стенок ловушки не менее трех метров. Стенки ловушки изготавливали из тонкого жердяка, который прибивали к поперечным планкам на расстоянии 5 см жердь от жерди. Внутри ловушки стенки обставляют небольшими пихтами для того, чтобы прыгающая кабарга не могла попасть ногой в щели между жердями. Большой запас лишайников, служащих для приманки, дает возможность попавшему зверьку питаться до прихода охотника.

Сотрудник Алтайского заповедника А.Г.Костин сконструировал для отлова кабарог сетевую ловушку из льняной бечевки диаметром 3-4 мм и величиной сетяных ячеек 5 х 5 см, площадь рабочей рамки – 1,5 х 1,5 м. Сеть крепилась с таким расчетом к продольным жердям, чтобы образовывался колпак, под которым оказывалась пойманная кабарга (рис. 2). Продольные жерди должны быть 8-10 м длиной, поперечные планки - 1,6 м (толщина их 6-7 см). Рамку вязали на толстых комлевых частях жердей. Устанавливали ловушку на ровном месте, передний конец сети привязывали веревочной петлей мотыря, и сеть поднимали на 1 м от земли. Мотырь вверху крепился к подвесочкой жерди, положенной на сучья двух деревьев. К свободному концу мотыря вязался шнур, соединенный со сторожком. От сторожка под сетью на высоте 25-30 см от земли протягивали симку, крепившуюся за колышек. Для симки лучше использовать белый конский волос - 6-8 шт. В качестве приманки выкладывали лишайник (Смирнов, Зырянов, 1995).


Рис. 2. Ловушка для поимки кабарог конструкции А. Г. Костина
А. В. Медведевым (2003) предлагаются следующие методы добычи: 1) методы, основанные на знании территории, закономерностей распределения и передвижения на ней диких животных; 2) методы, основанные на управлении поведением животных.

Наилучшие результаты получаются, когда эти две разновидности методов используются в комплексе. Из орудий добывания предпочтение отдается огнестрельному оружию - ИЖ-56-3 «Белке» и карабину СКС с экспансивной пулей, из самоловных орудий - петлям из нихрома диаметром 0,8 мм, скрученных в тросик из трех жил и закамуфлированных черной краской сегментарно (добываются только самцы), а также поножным петлям системы Аюпова и парнодуговым капканам №5 и №7. Наиболее продуктивными являются: 1) постановка поножных петель и парнодуговых капканов у естественных и искусственных меток самцов хвостовой железой; 2) постановка петель на периметральных тропах участков самцов, постановка петель в небольших засеках (3-5 м) на лазах зверя между местами лежек, местами кормежки и отстоев; 3) постановка петель у пахучих приманок на местах лежек и на гонных участках. Способ добывания кабарги с участием человека - подкарауливание с привлечением на голос. При этом приманивающие звуки должны быть нескольких типов, но наилучшим считаем сигналы угрозы и преследования, издаваемые взрослыми самцами во время охраны своих индивидуальных участков, и издаваемые самками сигналы, которые предшествуют спариванию. Из методов, основанных на управлении поведением животных, можно отметить еще один – это перемещение самцов - субдоминантов на участок самца - доминанта после его добычи. В результате получается следующее: а) увеличение плотности самцов в одном месте; 6) незнание этими самцами данной территории; в) активизация маркировочной деятельности всех самцов - субдоминантов. За период с 1992 по 1999 гг. А. В. Медведевым (2003) было зафиксировано 98 случаев добычи кабарги. Из них 60 взрослых самцов, 33 самки и 5 сеголетков. Причем самоловными способами было отловлено 46 самцов, 11 самок и 2 сеголетка. Попутно в те же самые самоловы было отловлено 7 рысей и 7 зайцев-беляков. Метод добычи с постановкой парнодуговых капканов №5 и №7 у меток хвостовой железы самца кабарги признан исследователем наиболее оптимальным и щадящим:

1) производительность таких самоловов на порядок выше, чем при постановке различных самоловов в других вариантах;

2) постановка самоловов у меток хвостовой железы обладает 100 % избирательностью при добывании самцов кабарги;

3) данная разновидность постановки самоловов также является универсальной. Кроме самцов кабарги ловится еще рысь и заяц-беляк;

4) при постановке самоловов у меток надхвостовой железы можно использовать искусственные приманки, изготовленные на основе хвоста самца кабарги (Медведев, 2003).

Одним из перспективных направлений является фермовое разведение кабарги на огороженных участках. Фермы необходимо создавать в сибирских и дальневосточных регионах, где ресурсы многих природных популяций почти уничтожены. Здесь содержание животных не требует затрат на закупку лишайникового корма. Наиболее рентабельными могут быть небольшие семейные фермы с численностью 20 – 25 особей. При сравнительно небольших затратах суммарная численность кабарги в неволе может быть доведена до 1 тыс. голов. Продукция ферм могла бы частично обеспечить внутренний рынок мускусом и оградить диких животных от дальнейшего истребления. Получать мускус от живых самцов можно и в природе, но для этого необходимо наладить метод отлова кабарги, исключающий травматизм животных. Отбором мускуса могли бы заниматься охотники, прошедшие специальную стажировку на ферме в Черноголовке. Сбыт полученной продукции возможен лишь после разработки стандарта на натуральный мускус и теста на его «чистоту» для определения наличия в нем возможных искусственных наполнителей. Сбор мускуса в природе должен вестись обязательно на лицензионной основе. Предлагаемый метод имеет ряд преимуществ. Прежде всего, охотник не вкладывает средства в строительство вольер и содержание животных в неволе. Во-вторых, это метод будет способствовать эффективной охране кабарги, так как каждый охотник будет заинтересован в поддержании высокой численности животных на закрепленном охотничьем участке. Такой "промысел" будет содействовать повышению уровня благосостояния местного населения, среди которого уровень безработицы в настоящее время очень высок, а заработная плата низка. Трудности сохранения кабарги связаны не с биологическими особенностями вида, а с экономическими и организационными проблемами, возникшими в России в последние 10 лет. Решение проблемы восстановления численности кабарги тесно связано с повышением благосостояния народа, в том числе и охотников, а также рациональным планированием и ограничением сырьевых форм природопользования (Приходько, 2003а).

Численность кабарги сократилась почти по всему ее обширному ареалу в результате уничтожения местообитаний и преследования зверей ради получения мускуса. В настоящее время гималайская кабарга внесена в Красную книгу МСОП. Для спасения вида специалистами Всемирного фонда дикой природы при сотрудничестве со МСОП и правительством Индии разработан проект №1328 (гималайская кабарга, Индия). Проектом предусмотрены: изучение экологии для разработки охранных мер, защита кабарги в национальных парках и резерватах, разведение в неволе для дальнейшей реинтродукции и по экономическим причинам (Чегодаев, 1987).

Рыжебрюхая кабарга (Moschus chrysogaster) в гималайской фауне – вид, исчезающий в результате уничтожения местообитаний и браконьерства. В 1986-1988 гг. в национальном парке Сагарматха (Эверест) кабарга обитала в диапазоне высот 2,8-4,2 тыс. м над уровнем моря. Плотность населения зверей достигала 46 особей/км2. Площадь участка обитания – 4-10 га. Сохранение кабарги в природе возможно при создании системы национальных парков и охраняемых территорий и ограничении нелегальной международной торговли мускусом. Гарантией сохранения вида может стать разведение кабарги в полувольных условиях (Kattel, 1990).

В.Н. Рыбачук (1982) отмечает, что уничтожение основного корма кабарги в ходе вырубки ведет к перераспределению ее по сопредельным участкам, что приводит к снижению плотности животных в районе рубки.

Таким образом, из рассмотренных нами материалов видно, что кабарга на территории Западного Саяна – малоизученный вид. В опубликованной литературе встречаются некоторые сведения о ее биотопичесом распределении, морфологии. Данные по численности в большинстве научных трудов опираются на стандартную общепринятую методику (ЗМУ) и соответственно мало достоверны. Абсолютно отсутствуют материалы об экологической структуре популяций, плодовитости, масштабах браконьерской добычи, фрагментарны сведения по краниометрии и пищевому рациону.
1   2   3   4   5   6   7   8   9


Руководство, инструкция по применению






При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
rykovodstvo.ru
Поиск