Кафедра гражданского права


НазваниеКафедра гражданского права
страница1/7
ТипДокументы
rykovodstvo.ru > Руководство эксплуатация > Документы
  1   2   3   4   5   6   7
Санкт-Петербургский государственный университет

Юридический факультет

Кафедра гражданского права

Полномочие из обстановки



Выпускная квалификационная работа

студентки 2 курса магистратуры

очной формы обучения

Ведерниковой Ксении Валерьевны


Научный руководитель:

доцент, кандидат юридических наук

Павлов Андрей Анатольевич


Санкт-Петербург

2017 год

Оглавление

Введение…………………………………………………………………....3

Глава 1. Обзор доктрин видимого и подразумеваемого полномочия, полномочия из обстановки……………………………………….…..………...6

§ 1. Видимое полномочие (Scheinvollmacht) в праве Германии…….......6

§ 2. Подразумеваемое полномочие (implied authority) и видимое полномочие (apparent authority) в праве Англии и актах soft law………….....11

§ 3. Полномочие из обстановки………………………...………………..16

§ 4. Последствия представительства…………………………………….19

Глава 2. Молчаливое полномочие……………...……………………..23

§ 1. Mandatum tacitum……………………………………...…..…….........23

§ 2. Duldungsvollmacht……………………………….……..………….....28

§ 3. Estoppel authority………...………………………...……...…………..33

§ 4. Полномочие из обстановки ввиду сложившегося порядка взаимоотношений………………………………………………………………..35

Глава 3. Организационный риск……...…………...………………….40

§ 1. Anscheinvollmacht…………………………...…..……........................40

§ 2. Полномочие из обстановки при наличии печати у представителя……………………………………………………..……………..44

§ 3. Продолжение действия доверенности ………..........………...……..47

Глава 4. Статусные полномочия………...…………………………….51

§ 1. Implied authority..……..........................................................................51

§ 2. Usual or ostensible authority…………………………………………..56

§ 3. Полномочие из обстановки работников………………………….…60

Глава 5. «Эстоппельные» полномочия……………………………….64

§ 1. Estoppel authority..…….........................................................................64

§ 2. Полномочие из обстановки………………………………………….67

Заключение……………………………………………………………….69

Список используемой литературы……………………………...…….72

Введение

Приступая к изучению конструкции договора простого товарищества на третьем курсе бакалавриата Юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета, мы наткнулись на следующий казус:

«Коммерческий банк заключил с ООО «Магазин «Тоби» договор простого товарищества, согласно которому участники решили создать в помещении магазина пункт обмена валюты. В соответствии с договором банк предоставлял оборудование и оборотные средства, необходимые для работы пункта, а магазин – право пользования помещением и трудовые усилия своих работников, которые должны обслуживать этот пункт. Ведение общих дел было поручено банку. В связи с проводимой в магазине проверкой перед налоговым инспектором встал вопрос: можно ли считать доход, полученный по данному договору магазином, незаконным и подлежащим изъятию в бюджет, если деятельность пункта обмена валюты предполагает наличие банковской лицензии, которой у магазина нет?»1.

Оставляя за скобками решение вопроса, прямо поставленного в самом казусе, между строк мы обнаруживаем другой, совершенно глобальный вопрос из области представительства - в каком качестве выступают работники магазина, осуществляющие операции по обмену валюты? Существуют ли между банком и указанными работниками отношения представительства? Данный вопрос очень важен, так как от его решения зависит судьба тех сделок по обмену валюты, которые совершались ежедневно данным пунктом. И если дополнить данный казус визуализацией, представить, каким образом могла быть реализована работа данного пункта обмена валюты: например, ограждение места совершения сделок по обмену валютой от торгового зала легкими конструкциями, вывеска с атрибутикой банка и т.д. То разумным было бы предположить, что любое третье лицо вправе рассчитывать, что именно банк осуществляет указанные операции по обмену валюты.

В поисках необходимой нормы, обосновывающей отношения представительства в данном случае, останавливаемся на абз. 2 п. 1 ст. 182 Гражданского кодекса РФ2, который указывает, что «полномочие может также явствовать из обстановки, в которой действует представитель (продавец в розничной торговле, кассир и т.п.)». Однако, при прочтении данного положения закона остается неясным, что понимается под «обстановкой», какие ситуации подпадают под данное правило, исчерпывается ли оно лишь примерами, указанными в тексте закона? Обращаясь к работам отечественных цивилистов, мы сталкиваемся с отождествлением понятия «полномочие из обстановки» с немецкой доктриной «видимого полномочия»3. Дальнейшие поиски нас приводят к английской доктрине «подразумеваемого и видимого полномочия». И богатая отечественная судебная практика по применению нормы о полномочии из обстановки обнаруживает некоторые признаки названных доктрин. Между тем, об осмысленном и последовательном воплощении в жизнь идеи видимого и подразумеваемого полномочия при разрешении споров говорить не приходится. Подчас остается непонятным, почему та или иная ситуация подпадает под гипотезу и диспозицию нормы абз. 2 п. 1 ст. 182 ГК РФ. Поэтому создается общее впечатление, что «полномочие из обстановки» представляет собой «прокрустово ложе».

Целью настоящей работы является попытка наполнить содержанием абз. 2 п. 1 ст. 182 ГК РФ, очертив его границы, используя зарубежный опыт и отечественные наработки. Поэтому мы посмотрим на регулирование, предложенное в Bürgerliches Gesetzbuch, Принципах международных коммерческих договоров УНИДРУА 2010, Principles, Definitions and Model Rules of European Private Law ; Draft Common Frame of Reference4, обратимся к зарубежной судебной практике и доктрине, обратим внимание на работы отечественных авторов, приведем релевантную отечественную судебную практику.

В первой главе настоящей работы мы дадим обзор доктрин видимого и подразумеваемого полномочия, полномочия из обстановки, а также остановимся на вопросе последствий выступления в гражданском обороте представителя с видимым и подразумеваемым полномочием, полномочием из обстановки. Последующие главы посвящены конкретным примерам применения указанных доктрин.


Глава 1. Обзор доктрин видимого и подразумеваемого полномочия, полномочия из обстановки
§ 1. Видимое полномочие (Scheinvollmacht) в праве Германии

Все есть видимость права!5

Крюкманн
Теория видимости права (Rechtsscheintheorie)

Немецкое учение о видимости права (Rechtsscheinlehre) в отношении добросовестных (gutter Glaube) третьих лиц Rechtsscheinlehre приравнивает внешнюю видимость права (Rechtsschein) к действительно существующему праву. Будучи универсальным правовым институтом в Германии, Rechtsscheinlehre обосновывает приобретение права собственности добросовестным приобретателем от неуправомоченного отчуждателя6, активно применяется в учении о ценных бумагах (например, обосновывает приобретение права, выраженного в ценной бумаге, добросовестным приобретателем даже в том случае, если распоряжение ценной бумагой производилось неуправомоченным лицом)7, а также в институте представительства, а именно при обосновании возникновения полномочия. Доктрина видимости права обобщает отдельные случаи защиты добросовестных третьих лиц и выдвигает в результате такого обобщения принцип приравнивания Rechtsschein к действительно существующему праву. В итоге, несуществующее объявляется существующим, видимость права производит тот же эффект, что и само право.

Ценность применения учения о видимости права к институту представительства (при приравнивании полномочия на основании видимости права к действительному полномочию) состоит в удовлетворении потребностей оборота (прежде всего его стабильности и безопасности), а также требований справедливости (тот, кто создал повод к возникновению или сохранению полномочия обоснованно связан отношениями представительства).
Элементы возникновения видимого полномочия (Scheinvollmacht)

Теория видимости права защищает интерес третьего лица, которое заключило сделку с мнимым уполномоченным, доверяя достоверности имеющихся у него сведений о том, что уполномочиваемый наделен правом выступать в качестве представителя. При этом защита видимости права имеет известные пределы, так как видимость права не должна во всех случаях заслонять реально существующее право, отрываться от защиты реально существующих прав, приобретать самостоятельное значение, становиться самоцелью. Поэтому, возникновение Scheinvollmacht связано с тремя предпосылками 8: 1) видимость существования полномочия, 2) поведение мнимого представляемого, способствующее созданию видимости существования полномочия, 3) добросовестность контрагента – третьего лица. Возникновение полномочия на основании видимости права возможно только при одновременном наличии всех трех предпосылок на момент совершения сделки мнимым представителем от имени мнимого представляемого9. Невыполнение на момент совершения сделки хотя бы одной из указанных предпосылок означает, что совершаемая сделка оказывается сделкой представителя без полномочия / без представительской власти (Vertreter ohne Vollmacht)10. В таком случае будут действовать предписания §§ 177-179 BGB11: сделка представителя без полномочия вступит в силу для «представляемого» (для носителя имени) если он ее одобрит. Отсюда, при выполнении предпосылок возникновения полномочия на основании видимости права предписания о представительстве без полномочия не могут быть применены12. Итак, рассмотрим указанные предпосылки.

1) Видимость существования полномочия. Это объективная предпосылка возникновения полномочия на основании видимости права. Она отражает действия мнимого представителя и заключается в том, что по поведению мнимого представителя контрагент, как и любой участник оборота (разумное третье лицо), заключил бы, что мнимый представитель действует в осуществление предоставленного ему полномочия. Но на самом деле полномочие не существует: то есть не возникало никогда, уже прекратилось или превышается представителем. Например, мнимый представитель предъявляет своему контрагенту доверенность, в которой выражено полномочие, однако мнимый представляемый полномочие уже отменил. Очень важный момент: соответствующие обстоятельства, из которых контрагент заключает о существовании полномочия, необходимо оценивать не с точки зрения конкретного лица, а любого оказавшегося в аналогичной ситуации. Отсюда, употребляемое выражение – «разумное третье лицо» - это любой и каждый добросовестный участник гражданского оборота.

2) Поведение мнимого представляемого, способствующее созданию видимости существования полномочия. Иными словами, это поведение мнимого представляемого, которое создает повод для заблуждения третьего лица. Поведение может выражаться в положительных действиях (например, в устном или письменном ошибочном уведомлении контрагента мнимого представителя о выдаче полномочия), а также в бездействии - невоспрепятствовании совершению представительской сделки, то есть невоспрепятствовании мнимым представляемым выступлению от его имени мнимым представителем (например, молчаливое присутствие мнимого представителя при заключении договора мнимым представителем или неизвещение возможных контрагентов мнимого представителя об отмене ранее выданного ему полномочия).

Поскольку мнимый представитель, выступая от имени мнимого представляемого, создает права и обязанности для последнего, мнимый представляемый должен иметь способность своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать гражданские обязанности и исполнять их, то есть быть дееспособным лицом. При отсутствии дееспособности у мнимого представляемого возникновение полномочия на основании видимости права исключено, потому что недееспособный представляемый является более слабым участником оборота и подлежит преимущественной защите перед добросовестным третьим лицом – контрагентом мнимого представителя.

3) Добросовестность третьего лица. Она выражается в том, что контрагент мнимого представителя не знал и не должен был знать о том, что мнимый представитель не обладает полномочием на совершение сделки от имени мнимого представляемого. Стандарт добросовестности третьего лица должен оцениваться в каждой конкретной ситуации. Например, в случае с отмененным полномочием, контрагент мнимого представляемого будет добросовестным если к нему не могла поступить информация о прекращении полномочия вследствие его отмены. Добросовестность, как и предыдущие предпосылки возникновения полномочия на основании видимости права, должна наличествовать на момент совершения сделки. То, что впоследствии контрагент узнает, что мнимый представитель полномочием на совершение сделки не обладал, не затрагивает возникновения полномочия на основании видимости права.
Виды видимого полномочия (Scheinvollmacht)

Категория Scheinvollmacht достаточно широка. В данной главе мы лишь обозначим виды видимого полномочия, которые встречаются в немецком законодательстве, доктрине и практике. Анализ и разбор указанных видов будет осуществлен в последующих главах.

Первый вид видимого полномочия мы условно обозначим как «законное видимое полномочие». Оно включает в себя все те случаи видимости права, которые урегулированы на уровне законодательства (§§ 170-173 BGB)13.

Второй вид – претерпеваемое полномочие (Duldungsvollmacht)14. Возникновение претерпеваемого полномочия связано с пассивным поведением представляемого: знанием, но невоспрепятствованием выступлению от его имени мнимого представителя.

Третий вид – кажущееся полномочие (Anscheinvollmacht)15. О кажущемся полномочии идет речь в ситуации, когда представляемый не знает, но при должной внимательности и осмотрительности должен был знать о том, что от его имени выступает мнимый представитель.

§ 2. Подразумеваемое полномочие (implied authority) и видимое полномочие (apparent authority) в праве Англии и актах soft law

Англия

В странах общего права возникновение отношений представительства напрямую связано с возникновением агентских отношений: «термин «представительство» в широком смысле включает все отношения, существующие между двумя лицами, когда одно из этих лиц (агент) действует за другое лицо (принципала) и под его контролем»16. В свою очередь, агентские отношения возникают лишь при наделении агента полномочием. Таким образом, действия агента создают права и обязанности для принципала лишь тогда, когда они совершены в пределах предоставленных агенту полномочий. Заметим, что не имеет значения, действует агент от своего имени или имени принципала - агент создает права и обязанности непосредственно на стороне принципала, а принципал имеет право обращаться непосредственно к третьей стороне17. Такое положение дел связано с действием доктрины «неназванного принципала», когда факт существования агентских отношений не раскрывается третьему лицу на момент заключения договора, при этом неназваный принципал имеет право на выступление в качестве стороны по данному договору18.

Полномочие агента может быть: а) прямо выраженным (expressed authority), б) подразумеваемым (impliend authority), в) видимым (apparent authority)19. Наделение представителя прямо выраженным полномочием сопровождается устным или письменным заявлением. О наличии прямо выраженного полномочия можно заключить, опираясь на прямые доказательства выражения воли принципала на выдачу полномочия. Особый интерес представляют подразумеваемое и видимое полномочие, которые и будут рассмотрены далее.

Подразумеваемое полномочие (implied authority). В данной главе мы не будем подробно останавливаться на данном виде полномочия20. Лишь укажем, что общая идея состоит в том, что данное полномочие не является «написанным», оно «подразумевается» и вытекает из агентского статуса и той деятельности, ради которой агент был нанят принципалом.

Видимое полномочие (apparent authority)21. О видимом полномочии речь заходит в случае, если принципал своими словами или поведением создает впечатление, что он наделил агента определенным полномочием, хотя в действительности он не наделял им агента. Однако принципал будет обязан по сделке, совершенной агентом, в том случае, если добросовестное третье лицо, полагаясь на поведение принципала и агента, сделало вывод, что агент обладал соответствующим полномочием на совершение сделки от имени принципала. В данном случае, как и в немецкой доктрине, для возникновения видимого полномочия необходимо, чтобы наличествовало три элемента на момент выступления мнимого агента от имени мнимого принципала (например, на момент совершения сделки): 1) поведение агента, непосредственно направленное на выступление от имени принципала – заключение сделки с третьим лицом от имени принципала; 2) поведение принципала, способствующее созданию представления у третьего лица, что агент наделен полномочием выступать от имени принципала; 3) добросовестность третьего лица, то есть третье лицо, с которым агент вступает в отношения от имени принципала, не знает и не должно знать, что у агента нет соответствующего полномочия.

Между тем, в праве Англии есть свои особенности. Вспомним про доктрину «неназванного принципала», когда третье лицо не знает о том, что в отношения с ним вступает агент в своем особом статусе. Немецкая доктрина видимости права защищает доверие третьего лица внешним обстоятельствам, которые свидетельствуют, что перед ним выступает представитель: третье лицо обоснованно считает, что перед ним представитель и полагается на свои ощущения. Многочисленные же английские прецеденты допускают возможность констатации действия представителя с видимым полномочием даже в том случае, если о существовании принципала не было известно третьей стороне на момент заключения сделки с агентом22: «…неназванный принципал, нанимающий агента для ведения коммерческой деятельности от его имени, несет ответственность за любые действия агента, которые присущи такой коммерческой деятельности или обычны для нее…»23. Тем не менее, за указанным исключением, можно сделать вывод, что идея защиты добросовестного третьего лица, полагающегося на внешнюю видимость существования права, нашла отражение и в английском праве.

В праве Англии также присутствует деление видимого полномочия на разновидности. Речь идет об a) обычном видимом полномочии (usual or ostensible authority) и б) видимом полномочии, основанном на процессуальном ограничении права на возражение (estoppel authority or «holding out»)24, 25.
Акты soft law

При исследовании понятий «подразумеваемое полномочие» и «видимое полномочие» мы не можем не обратить внимание на наднациональное регулирование. Принципы УНИДРУА 2010 и DCFR не являются нормативно-правовыми актами, однако содержат рекомендации по правовому регулированию гражданского оборота и выступают важным подспорьем для совершенствования национального гражданского законодательства. Разработанные профессионалами разных стран Принципы УНИДРУА 2010 и DCFR воплощают современную модель гражданского права, стремясь примерить на первый взгляд несовместимые правовые системы: континентальное право и common law - предлагают компромиссное решение спорных ситуаций.

Принципы УНИДРУА 2010. Проанализировав положения Принципов УНИДРУА 2010, посвященных феномену представительства, можно прийти к выводу, что данный акт содержит регулирование как подразумеваемого полномочия, так и видимого полномочия.

Согласно пункту 1 ст. 2.2.2 предоставление представляемым полномочия представителю может быть прямо выраженным (express) или подразумеваемым (implied).

Пункт 2 ст. 2.2.5 содержит следующее правило: если действия представляемого приводят к тому, что у третьего лица разумно возникает убеждение, что представитель полномочен действовать от имени представляемого и действует в пределах своего полномочия, представляемый не может ссылаться в отношениях с третьим лицом на отсутствие полномочия у представителя. Официальный комментарий к Принципам УНИДРУА 2010 указывает, что в данном случае у представителя возникает apparent authority, которое является проявлением общего принципа добросовестности (ст. 1.7) и запрета «несовместимого поведения» (ст. 1.8), что означает, что сторона не может поступать несовместимо с пониманием, которое она вызвала у другой стороны, и последняя, полагаясь на это понимание, действовала разумно в ущерб себе. В комментарии отмечается, что правило об apparent authority представляется особенно важным, если представляемый является организацией, а не физическим лицом, так как во взаимоотношениях с организацией для третьего лица может оказаться затруднительным определить, обладает ли действующее от имени организации лицо полномочием. Поэтому третьему лицу предоставляется защита, если оно разумно полагалось, что предполагаемый представитель обладал полномочием представлять интересы организации, и такое выступление от имени организации стало следствием поведения тех, кто действительно имел полномочие организацию представлять (совет директоров, руководящие должностные лица, участники товарищества). Вопрос о том, было ли со стороны третьего лица разумным полагать наличие полномочий у представителя, будет зависеть от конкретных обстоятельств.

DCFR. В данном акте вопросу наделения полномочием посвящена статья II.-6:103. В пункте 2 мы находим указание на подразумеваемое полномочие: наделение полномочием может подразумеваться (implied), а в официальном комментарии к DCFR отмечается, что для решения вопроса о наличии у лица implied authority большую роль играют обычаи и практика сложившихся между сторонами отношений.

Пункт 3 содержит следующие правило: если лицо дает третьему лицу основания разумно и добросовестно полагать, что оно уполномочило представителя совершать определенные действия, то это лицо считается представляемым. В данном случае DCFR употребляет термин apparent representative, который очевидно следует переводить как представительство, основанное на видимом полномочии. Собственно, Комментарий к DCFR подтверждает, что в данном пункте содержится уже не раз нами упомянутое правило о возникновении видимого полномочия (apparent authority). Комментарий подчеркивает, что для возникновения видимого полномочия необходимо наличие трех обязательных элементов26, отмечает, что правило о видимом полномочии призвано для защиты добросовестного третьего лица, разумно полагавшегося на поведение представляемого, которое свидетельствовало о том, что предполагаемый представитель наделен полномочием действовать от имени представляемого.
§ 3. Полномочие из обстановки

Последние годы все чаще стали появляться научные работы отечественных исследователей, обосновывающие, что полномочие из обстановки в России есть аналог видимых полномочий в Германии27. Попробуем разобраться в данном вопросе с догматических позиций.

Как известно, норма абз. 2 п. 1 ст. 182 ГК РФ, закрепляющая правило о том, что полномочия представителя могут явствовать из обстановки, перекочевала из ГК РСФСР 1964 года. И как указывал комментируя последний В. А. Рясенцев, во фразе «полномочие может явствовать из обстановки» «…выражена, хотя и не совсем ясно, мысль о возможности установления полномочия конклюдентной доверенностью»28. «… Вопрос о конклюдентной доверенности есть по сути вопрос об юридических фактах, в которых выражается воля к уполномочию представителя»29. Таким образом, прямо и недвусмысленно автор связывает «конклюдентную доверенность» с волей представляемого на уполномочие представителя. Только эта воля представителя не выражена устно или письменно, а о наличии воли к уполномочию свидетельствуют иные юридические факты. В их числе автор называет положительные и отрицательные действия представляемого, которые могут свидетельствовать о наличии воли представляемого к уполномочию представителя. «В качестве примеров положительных действий, уполномочивающих лицо к представительству, могут быть указаны: при переговорах по поводу заключаемого договора присылка с этим лицом образцов продукции предприятия, адресование представляемым письма этому лицу, в копии контрагенту, с указанием внести изменения в проект, составленный таким представителем…»30. «Отрицательные действия, выражающие или подтверждающие наличие уполномочия, состоят обычно в несовершении представляемым тех действий, которые совершил бы всякий, кто не желал бы, чтобы другое лицо выступало его представителем»31. Идея автора вполне понятна: в основе «конклюдентной доверенности» лежит воля представляемого. При этом о воле могут свидетельствовать как действия, так и бездействие представляемого.

С таким подходом мы склонны согласиться. И поводом к тому служит содержание обсуждаемой нормы абз. 2 п. 1 ст. 182 ГК РФ. Законодатель указал в самом тексте закона те «юридические факты», которые обычно подтверждают присутствие воли представляемого к уполномочию – работа продавца и кассира в розничной торговле. Также указанные представители совершают сделки в таком месте, нахождение в котором, с точки зрения оборота, связывается с выдачей полномочия. При этом имеет значение, что именно представляемый допустил указанных лиц к работе, предоставил рабочее место – то есть поместил в соответствующую обстановку.

Немецкая доктрина видимого полномочия базируется на иной идее. Воля представляемого иррелевантна для констатации возникновения видимого полномочия32. В этом смысле нельзя поставить знак равенства между видимым полномочием и полномочием из обстановки. При этом мы не отрицаем саму идею видимых полномочий в российском праве, однако является ли полномочие из обстановки той нормой, которая обосновывает их присутствие33? Отечественная судебная практика показывает, что норма о полномочии из обстановки применяется в самых разнообразных ситуациях – тогда, когда российский суд считает справедливым констатировать наличие отношений представительства. Между тем, любая норма права должна иметь границы своего применения. Мы ратуем за такой подход, когда доктрина видимых полномочий и полномочия из обстановки была бы применена последовательно. Поэтому последующие главы настоящей работы посвящены конкретным ситуациям, которые воплощают в жизнь применение рассмотренных ранее зарубежных доктрин. Каждая глава будет заканчиваться примерами из российской судебной практики, которые свидетельствуют о потребности восприятия российской доктриной наработок зарубежной цивилистической мысли.

§ 4. Последствия представительства

Практический интерес разграничения видимых и подразумеваемых полномочий, полномочия из обстановки связан с вопросом последствий выступления в гражданском обороте представителя, совершающего волеизъявление в рамках указанных видов полномочий. Эти последствия затрагивают три уровня отношений: 1) отношения представляемого и третьего лица, 2) отношения представителя и третьего лица, 3) отношения представляемого и представителя.

Отношения представляемого и третьего лица. Исторически институт представительства призван удовлетворять потребности представляемого, создавая для него возможность «присутствовать» с помощью представителя во всех необходимых точках пространства, приобретать права и нести обязанности по совершаемым представителем сделкам. В этом выражается сущность и назначение представительства: que facit per alium facit per se (тот, кто действует через кого-то, действует сам)34. Таким образом, результатом действий представителя является непосредственное возникновение отношений между представляемым и третьим лицом. Но достижение указанного результата возможно лишь тогда, когда представитель обладает полномочием, в основе которого могут лежать различные юридические факты. Так, в основе видимого полномочия лежит юридический состав, состоящий из трех необходимых предпосылок35, в основе подразумеваемого полномочия - трудовые, служебные, гражданско-правовые отношения между представителем и представляемым, в основе полномочия из обстановки - воля представляемого. Такое разнообразие юридических фактов позволяет некоторым исследователям настаивать на идее, подвергающей сомнению исходный тезис: если представитель действует с полномочием, неважно каким, то между представляемым и третьим лицом возникает юридическая связь. В частности, В. А. Рясенцев отмечает «что при признании «видимого» уполномочия, возникшего вопреки воле «представляемого», он может быть обязан возместить лишь ущерб третьим лицам, добросовестно положившихся на «видимое уполномочие»; при конклюдентном же уполномочии представляемый несет все последствия сделок, заключенных представителем, т.е. приобретает права и становится обязанным»36. Позволим себе не согласиться с уважаемым автором. Действительно, когда представляемый своей волей наделяет представителя полномочием, желая наступления известных последствий, констатация возникновения отношений между представляемым и третьим лицом справедлива, более того вытекает из назначения института представительства, преследует интересы представляемого. Между тем, не только интересы представляемого подлежат учету и защите. Доктрина видимого полномочия, защищающая интересы добросовестных третьих лиц, требует одинакового положения дел как при действии представителя с полномочием, основанном на сделке представляемого, так и при действии представителя с полномочием, основанном на иных юридических фактах, так как видимость права производит тот же эффект, что и само право. Кроме того, с очевидностью не следует, что представитель, действуя с видимым полномочием, совершает сделки вопреки воле представляемого37. Таким образом, различие между полномочием из обстановки, видимым и подразумеваемым полномочием не кроется на уровне отношений между представляемым и третьим лицом.

Отношения представителя и третьего лица. Так как представитель выполняет функцию установления юридических отношений между представляемым и третьим лицом, он не приобретает никаких прав и не несет обязанностей по совершаемым им для представляемого сделкам - он «выбывает» из указанных сделок немедленно после их заключения. Конечно, существуют исключения из данного правила, однако они не представляют интереса для настоящей работы, потому что не связаны с разграничением видимых и подразумеваемых полномочий, полномочия из обстановки.

Отношения представляемого и представителя. Мы считаем, что именно на данном уровне отношений обнаруживается практический смысл решения вопроса о виде полномочия, с которым действовал представитель в том или ином случае. Если возникновение полномочия представителя связано с волевыми актами самого представляемого, последний не вправе обращаться с иском о возмещении убытков к представителю, когда по какой-то причине уже не желает наступления правовых последствий совершенных для него представителем юридически значимых действий. Между тем, если возникновение полномочия представителя напрямую не связано с волей представляемого, последний имеет право на предъявление требований о возмещении убытков к представителю. Действия представителя в подобной ситуации будут квалифицироваться в качестве гражданско-правового деликта - необходимые признаки деликтных обязательств наличествуют. Во-первых, имуществу представляемого причиняется вред, так как он становится обязанным по сделкам, совершенным представителем. Во-вторых, обязательство представителя в данном случае является внедоговорным, так как отсутствуют регулятивные отношения между представляемым и представителем по поводу совершения представителем от имени представляемого указанных сделок. Таким образом, представитель выполняет состав гражданского правонарушения: вследствие своего противоправного поведения причиняет вред представляемому. При этом вина представителя является необходимым условием для возникновения деликтного обязательства - статус причинителя вреда как предпринимателя не имеет значения 38. Если сам представляемый действовал умышленно или непредусмотрительно и небрежно, в результате чего создал возможность выступления от его имени неуполномоченного им лица, представитель не несет ответственности39, либо размер возмещения должен быть уменьшен40. Таким образом, вина представляемого также подлежит учету вследствие феномена «смешанной вины».

На основе вышесказанного делаем вывод, что полномочие из обстановки, являясь порождением волевых действий представляемого, отрицает возможность предъявления представляемым требований о возмещении убытков представителю. Аналогичным является решение и для подразумеваемого полномочия, так как в его основе можно обнаружить волевые акты самого представляемого41. Категория видимого полномочия неоднородна. В некоторых ситуациях, видимое полномочие связывает представляемого вопреки его воле, что в свою очередь предопределяет возникновение деликтных обязательств между представителем и представляемым.

  1   2   3   4   5   6   7

Похожие:

Кафедра гражданского права iconФгбоу во «ЗабГУ» Факультет юридический Кафедра гражданского права и гражданского процесса
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования

Кафедра гражданского права iconЛекция 1 предмет и система гражданского процессуального права
Соотношение гражданского процессуального права с иными отраслями права. Источники гражданского про­цессуального права

Кафедра гражданского права iconКафедра гражданского права и гражданского процесса Пушка Григория...
Выяснить, каким образом предусмотрено гражданско-правовое регулирование залога в законодательстве России и Украины, каковы особенности...

Кафедра гражданского права iconПрактикум по предпринимательскому праву институт экономики, управления и права (г. Казань)
Пособие подготовлено коллективом кафедры гражданского и предпринимательского права юридического факультета Института экономики, управления...

Кафедра гражданского права iconВ. К. Пучинский гражданский процесс США
Сша и анализируются различные аспекты аме­риканского гражданского судопроизводства: источни­ки гражданско-процессуального права,...

Кафедра гражданского права iconРоссийской Федерации Федеральное агентство по образованию Государственное...
Пособие составлено в помощь студентам, проходящим обучение по кафедрам гражданского права (ГП) и государственного и муниципального...

Кафедра гражданского права iconКафедра международного права задания к семинарским занятиям по дисциплине...
Известный отечественный ученый, юрист-международник, проф. Д. Б. Левин в своей работе «История международного права» (Изд. Института...

Кафедра гражданского права iconФедеральное государственное бюджетное образовательное учреждение...
Целью освоения дисциплины является формирование у студента теоретических практических знаний в области договорного гражданского права,...

Кафедра гражданского права iconКафедра уголовного права Уголовное право (Общая часть)

Кафедра гражданского права iconВопросы к экзамену по мчи для студентов дневного отделения. Составитель...
Существует огромное кол-во мнений по этому вопросу. Различные исследователи выделяют мчп самостоятельной отраслью права, подотраслью...

Кафедра гражданского права iconКодекса российской федерации материал подготовлен с использованием...
Гонгало Бронислав Мичиславович, заведующий кафедрой гражданского права Уральской государственной юридической академии, руководитель...

Кафедра гражданского права iconМосковский Авиационный Институт (Государственный Технический Университет)...
Тенденции развития современных беспилотных летательных аппаратов военного и гражданского применения 6

Кафедра гражданского права iconМетодические указания по выполнению выпускной квалификационной (дипломной)...
Методические указания предназначены студентам выпускных курсов очной и заочной форм обучения юридического отделения, выполнявших...

Кафедра гражданского права iconПрограмма практического занятия
Предмет и метод гражданского права. Виды отношений, регулируемых гражданским правом

Кафедра гражданского права iconЗаконов гражданского права
Первичная медицинская документация в лечебно профилактических учреждений ведётся в соответствии с требованиями

Кафедра гражданского права iconБиблиографический указатель книг, авторефератов и методических пособий,...
Альные проблемы международного частного и гражданского права : сборник статей/ Мос гос ин-т международ отношений (ун-т) при м-ве...


Руководство, инструкция по применению




При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
rykovodstvo.ru
Поиск