Пленарные доклады




НазваниеПленарные доклады
страница14/30
ТипДоклад
rykovodstvo.ru > Руководство ремонт > Доклад
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   30
Индивидуально-типологические особенности организма

старших подростков кадетов (16-18 лет)

О.А. Решетникова, аспирантка

Научный руководитель - Н.К. Гайнанова, д-р биол. наук, профессор
В настоящее время, в связи с внедрением разработанного пакета документов о новом образовательном учреждении в России, появилось много образовательных учреждений, работающих по своей методологии, по своей научной образовательной концепции. Безусловно, это новое веяние является актуальным и важным для сегодняшней России. Целью работы образовательного учреждения нового типа являются: предоставление наиболее способным ученикам оптимальных возможностей для глубокого и всестороннего образования, оказание помощи в реализации индивидуального творческого потенциала. К такого типа образовательным учреждениям, видимо, необходимо отнести и кадетские школы, цель которых не только дать глубокое образование, но и подготовить физически развитых юношей, способных в дальнейшем пополнить ряды абитуриентов военных училищ и других высших учебных заведений.

Характерной особенностью современного образа жизни является уменьшение и недостаточность двигательной активности, снижение мышечных затрат в сочетании с нервно-психическими перегрузками [1]. Современно и актуально утверждение А.Г. Щедриной [2], что в настоящее время неизвестно более физиологического метода стимуляции различных систем человеческого организма, чем мышечная деятельность. Особенно организму школьников юношеского возраста необходим ежедневный определенный объем физических нагрузок для гармоничного развития [3]. Такие физические нагрузки и получают учащиеся кадетских школ.

У 16-18-летних кадетов физическая нагрузка усиливается за счет увеличения количества часов физической культуры в неделю. Также сказывается то, что, кроме общеобразовательных предметов подростками-кадетами необходимо посещать различные специальные уроки такие как: рукопашный бой, военно-прикладная физподготовка и бальные танцы.

Целью данного исследования явилось изучение индивидуально-типологических особенностей организма юношей кадетов в возрасте 16-18 лет. Для установления антропометрических показателей организма юношей использовали общепринятые методы [4, 5].

Всего в эксперименте приняли участие 50 школьников старшего подросткового возраста (16-18) лет. Исследования проведены в кадетской школе г. Бийска в течение 2010 уч. года.

Сравнительный анализ ростовых показателей позволил установить, что наибольшую величину длины тела имеют 17-летние кадеты и максимальный годовой прирост приходится именно на этот возраст (табл. 1). Уменьшение длины тела к 18 годам связано с тем, по мнению М.М. Безруких [3], что темп роста замедляется и в основном заканчивается у юношей в 18-19 лет.

Одновременно к 17 годам увеличивалась и масса тела, средний годовой прирост которой равнялся 3,4 кг.

Таблица 1

Средние показатели длины, массы тела и окружности грудной клетки кадетов

Возраст, лет

Кол-во человек

Длина, см

Масса, кг

ОГК (пауза), см

16

18

171,9±1,9**

63,9±3,1

87,2±1,7

17

20

179,2±1,5**

67,3±2,4

88,3±1,4*

18

12

175,8±2,4

67,1±2,6

92,0±1,6*

Примечание: * достоверность различий (р < 0,05) **достоверность различий (р < 0,001) между возрастными группами.
Следовательно, ростовой скачок у кадетов закономерно продолжается с возрастом и существенно выражен к 17 годам. При этом годовой прирост составил в среднем 7,3 см. Последний сопровождается и нарастанием массы тела.

Анализ показателей окружности грудной клетки юношей кадетской школы позволил выявить закономерное увеличение с возрастом данного параметра. Особенно значительная разница отмечается в возрастной период между 17 и 18 годами. При этом средний годовой прирост составил 3,7 см, тогда как между 16 и 17 годами эта величина была равна 1,1 см (табл. 1).

Величина массо-ростового индекса Кетле (ИК) свидетельствует, что его значение в 16-летнем возрасте равняется 215,7 ± 0,9г/см, в 17 лет – 208,7 ± 0,6г/см, а в 18 лет – 217,8 ± 0,3г/см. Эти величины доказывают, что в среднем значение ИК соответствуют выше средним нормативным показателям [3].

В результате у 38,9% кадетов 16 лет установлено несоответствие массы к длине тела, у 15% - 17 лет и 50% - 18 лет. Тем не менее, индивидуальный анализ выявил, что количество детей, имеющих среднюю упитанность составляет 27,8% и 10% соответственно возрасту, у 18-летних юношей со средней упитанностью не выявлено. Кадеты с низкой упитанностью составили около 22,2% из 16-летних детей, 35% - 17-летних, 25% - 18-летних.

Тем не менее, индекс Эрисмана, определяющий пропорциональность развития грудной клетки свидетельствует о выраженной широкогрудости, особенно у юношей 18 лет (табл. 2).
Таблица 2

Распределение типов телосложения у юношей-кадетов по В. Штефко и А. Островскому (%), пропорциональность развития грудной клетки по индексу Эрисмана

Возраст, лет

Количество человек

Тип телосложения

Индекс Эрисмана

астеноидн.

торакал.

мышеч.

дигестив.

16

18

5,6

77,7

16,7

-

1,18

17

20

5

70

25

-

1,34

18

12

-

50

50

-

4,45


Несмотря на вышеуказанные особенности строения тела детей старшего школьного возраста, распределение кадетов по крепости телосложения доказывает, что небольшое число организма юношей имеет слабое (от 22,2 до 35%) телосложение. Последнее особенно выявляется у 16 и 17-летних кадетов.

Установление типов телосложения по В. Штефко и А. Островскому [6] показало, что старшеклассники из кадетской школы в возрасте 16-17 лет имеют, в основном, торакальный тип телосложения, особенно превалирует у 16 летних детей, значительно меньше их в 18 лет (табл. 2). Причем, у 18-летних соотношение торакального и мышечного типа телосложения одинаково. Астеноидный тип преобладает у 16-летних детей и отсутствует у 18-летних (табл. 2).

Сопоставление результатов наших исследований со средними нормативными данными показало, что длина и масса тела юношей Кадетской школы в среднем приближаются к региональным показателям. Существеннее увеличение выявляет длина тела у 17-летних юношей. Тем более показатели массы тела лабильны — они зависят как от конституциональных, так и от социально-бытовых условий, внешних средовых факторов, физической, психологической нагрузки и т.д. [7].

Показатели кожно-жировых складок, по сравнению с литературными данными, у обследуемых подростков были ниже, хотя масса тела детей к 17 годам становится значительно выше средних возрастных показателей [8].

Измерения показали, что наибольшее значение показателей кожно-жировых складок выявляются у 17-летних кадетов под нижним углом лопатки, на передней поверхности предплечья. Нами было выявлено совпадение показателей данного параметра у 16 и 18-летних на тыльной стороне ладони, также как у юношей 16 и 17 лет на передней поверхности груди.

Вероятно, регулярные физические нагрузки вызывают уменьшение прироста подкожного жира, но возрастание массы мышечной ткани. Последнее отмечено в исследованиях ученых [9].

Пубертатный скачок роста окружности грудной клетки нами отмечен у юношей в возрасте 18 лет. Полученные результаты совпадают с литературными данными [10].

Известно, что на развитие грудной клетки (ширина, диаметр) вплоть до 30-летнего возраста могут влиять занятия физическими упражнениями [2]. Следовательно, целенаправленные, систематические, методически правильно организованные занятия физическими упражнениями могут влиять на формирование отдельных макроморфологических признаков, в частности закономерный быстрый рост грудной клетки [11].

Одним из важнейших показателей особенностей ростовых процессов и созревания организма является тип телосложения или соматотип, который во многом определяется величинами длины и массы тела, окружности грудной клетки, степенью жироотложения [6, 2].

Известно [12], что дети 16-18 лет изменяют соматотип в пределах одного или двух соседних типов в период «полуростового скачка». Наиболее стабильным в данном возрасте, но мнению автора, является мышечный тип, затем дигестивный, а самым изменчивым является астеноидный тип. Данная закономерность нами отмечена среди юношей кадетской школы.

Таким образом, индивидуально-типологические особенности организма кадетов старшего школьного возраста характеризуются не только закономерными годовыми приростами длины, массы тела и окружности грудной клетки, но и существенным возрастанием мышечной силы, свойственным юношам, занимающимся спортом.
Литература

1. Блинова, Н.Г. Двигательная активность как фактор совершенствования механизмов адаптации на разных этапах онтогенеза [Текст] / Н.Г. Блинова, В.Г. Тарасова, В.Г. Ефремова, Л.А. Варич, Н.Н. Кошко, Л.А. Проскурякова // Российский физиологический журнал им. И.М. Сеченова. – Ч. 2.- 2004. –Т. 90. -№8. – С. 19-20.

2. Щедрина, А.Г. Здоровый образ жизни: методологические, социальные, биологические, медицинские, психологически, педагогические, экологические аспекты [Текст] / А.Г. Щедрина. - Новосибирск: ООО «Альфа-Виста», 2007. – 144 с.

3. Безруких, М.М. Возрастная физиология (физиология развития ребенка) [Текст] / М.М. Безруких, В.Д. Сонькин, Д.А. Фарбер. - М.: «Академия», 2003. – 416 с.

4. Бунак, В.В. Антропология [Текст] / В.В. Бунак. – М: Учпедгиз, 1941. – 368 с.

5. Дубровский, В.И. Спортивная медицина [Текст]. - М: Гуманитарный издательский центр ВЛАДОС, 2002. - 512 с.

6. Доронин, Б.М. Краткое практической руководство по соматотнпированию в медицинской антропологии [Текст] / Б.М Доронин, А.Г. Щедрина, О.М. Филатов, О.Э. Шевченко. - Новосибирск, 1998 - 48 с.

7. Хрипкова, А.Г. Возрастная физиология и школьная гигиена [Текст]: учеб. пособие для педагогических институтов / А.Г. Хрипкова, М.Б. Антропова, Д.А. Фарбер. - М., 1990. – 75 с.

8. Усов, И.Н. Здоровый ребенок [Текст]: справочник педиатра. - Минск: Беларусь, 1994. - 446 с.

9. Солодков, А.С. Физиология человека. Общая. Спортивная. Возрастная [Текст]: учебник / А.С. Солодков, Е.Б. Сологуб. - Изд. 2-е, испр. и доп. – М.: Олимпия Пресс, 2005. – 528 с.

10. Гринкявичене, О.К. Измерение толщины кожно-жировой складки для оценки физического развития подростков [Текст] / О.К. Гринкявичене с соавтор // Возрастные особенности физиологических систем детей и подростков. - Тез. докл. – М., 1977. – С. 210.

11. Сидорова, О.А. Физическое развитие подростков и уровень двигательной активности [Текст]: монография / О.А. Сидорова, П.Г. Койносов, Н.К. Гайнанова, К.А. Сидорова. – Тюмень: ТГСА, 2001. – 91 с.

12. Васильев, С.В. Основы возрастной и конституциональной антропологии [Текст] / С.В. Васильев. - М.: РОУ, 1996. - 216 с.
© Решетникова О.А., 2011

Изменение верхней границы леса в горах Алтая – показатель современного

повышения летних температур воздуха

Г.Г. Русанов, канд. геогр. наук, доцент

ОАО «Горно-Алтайская экспедиция», Малоенисейское, Алтайский край
На протяжении более тридцати лет, участвуя в полевых работах в горах Алтая, мы обратили внимание, что за последние 15–20 лет верхняя граница леса и верхний предел распространения отдельных пород деревьев значительно повысились, что, очевидно, однозначно указывает на нарастающее потепление климата, и в первую очередь на повышение летних температур. Повышение верхней границы леса может быть наглядным индикатором изменения климата. Не претендуя на полное и всестороннее освещение этого вопроса, мы хотели бы поделиться некоторыми своими наблюдениями.

Верхняя граница леса, традиционно используемая в качестве индикатора изменений природных условий, довольно динамичное образование, изменения высотного положения которой отражают изменения климатической обстановки [1].

На неоднократные изменения верхней границы леса в Горном Алтае за последние несколько столетий, обусловленные повышением или понижением летних температур, обратил внимание П.А. Окишев [2]. По его данным, на северном макросклоне Северо-Чуйского хребта, обращенном к Курайской котловине, на абсолютной высоте 2300 м оканчивается старый кедрово-лиственничный лес с возрастом деревьев не менее 250 лет. Выше до высоты 2380 м поднимаются молодые деревья возрастом не более 90 лет, а до высоты 2440–2450 м встречаются остатки стволов и пни погибших деревьев. При этом он подчеркивает, что осадки не лимитируют верхний предел леса. Граница леса контролируется летней температурой воздуха, а потому ее динамика отражает изменения термических условий.

Остатки крупных стволов давно погибших деревьев до абсолютной высоты 2450 м (минимум на 50 м выше современной границы леса) мы неоднократно встречали и на северном макросклоне Курайского хребта.

Верхний предел распространения погибшего леса, по мнению П.А. Окишева, свидетельствует о том, что в период, предшествовавший похолоданию XVII–XIX вв., летние температуры воздуха были выше температур семидесятых–начала 80-х годов XX века на 0,3 ºС. Похолодание XVII–XIX вв. сопровождалось гибелью деревьев на верхнем пределе, опусканием границы леса и ее стабилизацией на высоте 2300 м. Вертикальная разница между верхней границей погибшего леса (2450 м) и границей старого леса (2300 м) составляет 150 м, а это соответствует понижению летних температур на 0,9 ºС при вертикальном градиенте температур 0,6º/100 м. Наступившее затем потепление стимулировало продвижение вверх молодого леса, который достиг теперь уровня 2380 м (что равно повышению летних температур на 0,48 ºС – Г.Р.) [2].

На Северо-Чуйском хребте в долине р. Актуру, открывающейся на север, под защитой крупных глыб и моренных холмов на удалении всего 250–300 м от сокращающегося языка ледника Малый Актру растут молодые деревца, среди которых кроме кедра и лиственницы, образующих верхнюю границу леса в горах Алтая, встречены одна елочка, несколько белоствольных березок и топольков [2]. В верховьях этой долины разреженное кедровое редколесье с возрастом деревьев около 70 лет поднимается до 2400 м [3]. Десять лет назад на Северо-Чуйском хребте, главным образом на склонах южной экспозиции кедрово-лиственничные редколесья уже поднялись до высоты 2500 м [4], что соответствует повышению летних температур за 20 лет (1980–2000 гг.) на 0,6 ºС.

Белоствольные березы по долине Чуи поднимаются до устья р. Кызылташ на западной окраине Курайской котловины (высота 1470 м). В 1979 г. всего две подобных березы высотой до 6 м и диаметром ствола у основания в 5–6 см мы обнаружили в этой котловине на пойме р. Тюте в ее нижнем течении на высоте 1520 м, а в 1986 г. – еще одну такую же березу на восточной окраине Курайской котловины на высоте 1680 м в долине р. Арыджан. В других районах Горного Алтая (хребты Иолго, Семинский, Чергинский, Ануйский, Коргонский, Бащелакский и др.) белоствольные березы выше 1700 м нам также не встречались.

На плоской выровненной вершинной поверхности Семинского хребта в 2 км восточнее Семинского перевала и далее в направлении г. Сарлык развит типичный ландшафт горной тундры. Летом 2010 г. здесь среди зарослей карликовой березки и ивы до абсолютной высоты 1840 м были обнаружены многочисленные, прекрасно себя чувствующие, молодые белоствольные березки. Самые крупные из них имеют высоту 1,2–1,7 м при диаметре ствола у основания до 2,5 см. Еще в начале девяностых годов прошлого века берез здесь не было. Таким образом, за последние 15–20 лет верхний предел распространения берез увеличился не менее чем на 140 м, что, исходя из вертикального температурного градиента 0,6º/100 м, может соответствовать повышению летних температур на 0,84 ºС.

Во второй половине 80-х годов прошлого столетия на южном склоне Курайского хребта кедрово-лиственничный лес возрастом более 150–200 лет поднимался до высоты 2400 м. Деревья возрастом менее 100 лет с диаметром стволов до 10–15 см у основания поднимались до высоты 2450 м. Выше этой отметки деревья в то время не встречались. Лишь в верховьях долины р. Куэхтанар на склоне южной экспозиции в 1987 г. на высоте 2600 м под защитой крупной глыбы была обнаружена всего одна сильно угнетенная молодая лиственница высотой не более 0,5 м.

В 1988 г. подобная ситуация наблюдалась на южном склоне Курайского хребта и в глубокой троговой долине безымянного ручья – левого истока р. Тыдтуярык. В этой долине, открывающейся на юго-запад, защищенной от холодных северных ветров, лиственничный лес возрастом более 150–200 лет также поднимался до абсолютной высоты 2400 м, а более молодые деревья с диаметром ствола 10–12 см у основания поднимались до высоты 2450 м. Выше этой отметки в то время деревья также не встречались. При повторном посещении этой долины через 15 лет в июле 2003 г. установлено, что верхняя граница леса здесь существенно изменилась. Многочисленные, хорошо себя чувствующие, молодые лиственницы высотой до 2 м поднялись до абсолютной высоты 2560 м. В глубоких логах, врезанных в правый борт этой долины, и открывающихся на юг, лиственницы подобных размеров поднялись до абсолютной высоты 2600 м.

Таким образом, за последние 15–20 лет верхняя граница лиственничного леса на южном макросклоне Курайского хребта, в зависимости от ориентировки долин и экспозиции местных склонов, тоже поднялась на 110–150 м, а такой подъем равнозначен повышению летних температур в данном конкретном районе на 0,66–0,9 ºС.

Исходя из разницы в положении верхней границы леса на Северо-Чуйском хребте на начало 80-х годов прошлого столетия (2380 м) [2] и на 2000 г. (2500 м) [4], можно сделать вывод, что средние летние температуры за два последних десятилетия XX века возросли здесь на 0,72 ºС.

Для сравнения приведем данные инструментальных наблюдений по Кошагачской метеостанции, расположенной на открытой местности в центре засушливой Чуйской котловины. Анализ этих данных показал, что только в последние десятилетия двадцатого века средняя годовая температура воздуха здесь повысилась на 1,9 ºС, при этом средняя зимняя температура повысилась на 4,1 ºС, весенняя – на 2,2 ºС, средняя летняя температура повысилась на 0,4 ºС, а осенняя – на 0,8 ºС. За это же время годовое количество осадков здесь увеличилось на 8 мм, при увеличении в летний период на 11 мм, и уменьшении в зимний на 2 мм, и весенний на 1 мм [5].

В настоящее время в горах Алтая границы высотных поясов имеют закономерные тенденции к повышению в южном и восточном направлениях, обусловленные изменениями увлажнения и термических условий [5]. Дешифрирование и анализ разновременных космических снимков высокого разрешения на районы высокогорий Алтая также наглядно свидетельствуют о поднятии вверх по долинам рек деревьев и формировании новых верхних границ леса [1].

Из данных, приведенных выше, хорошо видно, что повышение за последние 15–20 лет в разных частях Горного Алтая верхнего предела распространения березы на 140 м (Центральный Алтай, Семинский хребет), и лиственницы на 110–150 м (Юго-Восточный Алтай, Курайский и Северо-Чуйский хребты) весьма близки. И были они обеспечены очень близкими по значению повышениями летних температур, что в свою очередь, свидетельствует не о локальном, а, как минимум, о региональном длительном устойчивом изменении климата.
Литература

1. Белогорцева, Т.В. Дендроклиматические исследования в высокогорьях Алтая [Текст] / Т.В. Белогорцева, Я.Е. Шмелёва, О.В. Останин // Теоретические и прикладные вопросы современной географии. Мат-лы Всеросс. науч. конф. – Томск: ТГУ, 2009. – С. 75–76.

2. Окишев, П.А. Динамика оледенения Алтая в позднем плейстоцене и голоцене [Текст] / П.А. Окишев. – Томск: Изд-во ТГУ, 1982. – 210 с.

3. Воробьев, В.Н. Эколого-биологические исследования в верховьях р. Актру в Горном Алтае [Текст] / В.Н. Воробьев, Ю.К. Нарожный, Е.Е. Тимошок, И.Н. Росновский, В.В. Давыдов, А.Ю. Бочаров, Е.Н. Пац, О.В. Хуторной, С.В. Бокша, Е.Н. Кособуцкая // Вестник Томского государственного университета. – 2001. – № 274. – С. 58–62.

4. Тимошок, Е.Е. Растительность горноледникового бассейна Актру (Северо-Чуйский хребет) [Текст] / Е.Е. Тимошок // Вестник Томского государственного университета. – 2001. – № 274. – С. 78–81.

5. Чистяков, К.В. Ландшафты Горного Алтая и их современная динамика [Текст] / К.В. Чистяков // Известия Горно-Алтайского отдела Русского Географического Общества. – 2008. – № 1. – С. 124–133.
© Русанов Г.Г., 2011

Анализ химического состава многолетних трав Республики Хакасия

С.А. Сагалаков, студент

Научный руководитель – Е.С. Мухина, канд. хим. наук, доцент

Хакасский государственный университет им. Н.Ф. Катанова, г. Абакан
Главным источником важнейших питательных веществ, для сельскохозяйственных животных служат корма растительного происхождения. Знание химического состава и питательности трав необходимо для организации рационального кормления животных, оно позволяет балансировать рационы, нормы и т.д. В связи с тем, что химический состав растительных кормов подвержен значительным колебаниям и изменениям (в зависимости от вида растений, периода вегетации, мест обитания, погодных условий, свойств почвы, удобрений, агротехники выращивания и т.д.) для развития животноводства и увеличения его продуктивности необходим систематический мониторинг качества растительного сырья, иначе химического состава [1].

Целью настоящей работы является изучение химического состава многолетних трав Республики Хакасия.

В качестве материала исследования нами были взяты травы: злаковые (тимофеевка, костер, ежа сборная, пырей, мятлик, манник и т.д.); бобовые (люцерна, клевер, вика, чина, эспарцет и т.д.) и смешанные (кровохлебка, манжетка, тмин, тысячелистник, одуванчик, подорожник и т.д.). Сбор материала исследования проводился в августе, сентябре и октябре 2007-2010 гг. в Аскизском, Алтайском, Орджоникидзевском, Бейском, Боградском, Таштыпском, Усть-Абаканском и Ширинском районах Республики Хакасия. Многолетние травы собирались в вегетационный период, в условиях их влажности не более 20%.

Для исследования химического состава методом квартования выделяли часть средней пробы трав, масса которой после высушивания составляла не менее 150 г. Высушивание проб проводили при температуре 60-65 ºС до воздушно-сухого состояния [2].

Содержание питательных веществ определяли следующими методами: титриметрическим по Кьельдалю (сырой протеин), фотометрическим (каротин, фосфор), комплексонометрическим (кальций), методом определения растворимых и легкогидролизуемых углеводов с антроновым реактивом (сахар) и атомно-абсорбционным методом (медь, цинк, железо) [3].

Для оценки питательности и продуктивного действия многолетних трав определялась кормовая единица (к.ед.) – условный эквивалент, за эталон которой принято считать 1 кг овса, питательную ценность последнего сравнивают с питательностью любых других многолетних трав, используемых в качестве кормов.

По результатам проведенного нами четырехлетнего (2007 – 2010 гг.) исследования химического состава многолетних трав (табл.) выявлено, что их питательность за последние три года улучшается. В целом качество и урожайность кормовых трав во многом зависят от ботанического состава травостоя, поскольку кормовые достоинства разных видов трав неодинаковы, и их питательная ценность во многом определяется их видом. Ценными источниками легкогидролизуемых углеводов, согласно проведенным исследованиям являются злаковые и смешанные многолетние травы. Нами показано, что бобовые многолетние травы являются наиболее качественным видом многолетних трав. Для них, по сравнению со злаковыми и смешанными видами многолетних трав, определено наибольшее содержание питательных веществ: сырого протеина, каротина и макро- и микроэлементов (Са2+, Р, Zn2+, Cu2+).

Таблица

Химический состав многолетних трав Республики Хакасия за 2007-2010 гг.

(усредненные данные)

Виды трав

Питательные вещества

Макроэлементы, г/кг

Макроэлементы, мг/кг

к. ед.,

кг/кг

сырой протеин, %

сахар, г/кг

каротин, мг/кг

Са2+

Р

Zn2+

Cu2+

Fe2+

Бобовые

0,51

9,56

62,2

51,5

7,0

2,0

14,21

7,94

70,46

Злаковые

0,32

6,14

79,98

8,3

3,5

1,6

13,97

3,04

140,87

Смешанные

0,37

6,79

74,8

7,7

4,2

1,9

12,28

4,18

156,99


Растения по способности накапливать металлы разделяются на три группы: аккумуляторы – накапливающие металлы главным образом в надземной сфере при низкой и невысокой их концентрации в почве; индикаторы – концентрация металла в которых отражает его концентрацию в окружающей среде; исключители – в которых поддерживается низкая концентрация металлов, несмотря на их высокую концентрацию в окружающей среде [4]. В целом растения большинства видов многолетних трав относится к исключителям. Нами в результате исследования выявлена тенденция увеличение содержания микроэлементов (Zn2+, Fe2+, Cu2+) в многолетних травах Республики Хакасия. Однако если содержание ионов Zn2+ и Cu2+ не превышает максимально допустимый уровень (МДУ) в исследуемом материале, то содержание ионов Fe2+ в злаковых и смешанных травах превышает МДУ в 1,4 и 1,6 раз соответственно. Известно, что, накапливаясь в растениях в больших концентрациях, металлы являются протоплазматическими ядами. Так, например, медь и железо, взаимодействуют с клеточными мембранами, ингибируя деятельность ферментов и изменяя их проницаемость, нарушая тем самым нормальный обмен веществ. При совместном влиянии ионов цинка и меди токсичность действия увеличивается в пять раз, по сравнению с арифметически полученной суммой их токсичности, что обусловлено синергизмом [4].

Кормовые травы в зависимости от содержания бобовых и злаковых растений и от химического состава подразделяется на травы I, II, III классов и неклассные. Травы I и II классов – травы наиболее лучшего качества; III класс – травы средней питательности; неклассовые – некачественные травы, не пригодные для кормления сельскохозяйственных животных [5]. В ходе проделанной работы выявлено, что происходит увеличение качества кормовых трав, а именно: возрастает доля трав наилучшего качества (I, II классов) и снижается доля некачественных трав (н/кл.).

Таким образом, на основании анализа химического состава многолетних трав Республики Хакасия проводимого в течение 2007-2010 гг., можно сделать заключение о том, что в настоящее время наметилась положительная тенденция улучшения качества многолетних трав. Следовательно, открываются реальные возможности для дальнейшего развития, обеспечивающие стабильные темпы роста производства продукции и совершенствования животноводства.
Литература

1. Градобоева, Н.А. Справочник по химическому составу и питательности кормов Республики Хакасия [Текст] / Н.А. Градобоева. – Абакан: ХГУ, 2010. - 67 с.

2. Сараева, Л.А. Качество кормов в степных районах Республики Хакасия [Текст] / Л.А. Сараева // Кормопроизводство. - М., 2009. - С. 31-33.

3. ГОСТ 26657-1997. Корма, комбикорма, комбикормовое сырье. Методы определения. ВНИИкормов им. В.Р. Вильямса, КНИИКП, ЦИНАО (Центральный Научно-Исследовательский Институт Агрохимического Обслуживания Сельского Хозяйства) [Текст]. - Минск, 1997.

4. Щербанев, П.А. Химический состав и питательность кормов юга Красноярского края [Текст] / П.А. Щербанев, Ю.П. Танделов. – Абакан, 1972. – 74 с.

5. Калашников, А.П. Нормы и рационы кормления сельскохозяйственных животных [Текст] / А.П. Калашников, Н.И. Клейменов, В.В. Щеглов и др. – М.: Знание, 1993. - 396 с.
© Сагалаков С.А., 2011

Геохимическая структура ландшафтов нижнего Прииртышья

А.А. Тигеев1, ст. науч. сотр.; Д.В. Московченко2, зав. лаб. ИПОС СО РАН;

Т.А. Кремлева3, преподаватель

1, 2 Институт проблем освоения Севера СО РАН, г. Тюмень

3 Тюменский государственный университет, г. Тюмень
Промышленное освоение приводит не только к изменению структуры геосистем исследуемого региона, но и смене их геохимического фона. Исследование воздействия техногенных веществ на ландшафтно-геохимическую ситуацию территории невозможно без знания условий естественного распределения химических элементов и их трансформации. Для решения этих вопросов необходимо всестороннее рассмотрение процессов формирования как естественных геосистем, так и антропогенно измененных. Изучение техногенно нарушенных геосистем в районах добычи углеводородного сырья должно базироваться на комплексе ландшафтно-геохимических методов, позволяющих наиболее глубоко изучить экологическое состояние территории.

В работе проведена оценка геохимической структуры ландшафтов нижнего Прииртышья на участке Тюли - Горноправдинск. Этот район исследован значительно слабее, чем прилегающая с юга территория Тобольского материка, где вещественный состав геосистем изучался в ходе стационарных и маршрутных наблюдений.

Описываемая территория находится в южной части подзоны средней тайги. Для растительности краевой части водоразделов характерно широкое распространение темнохвойных лесов (пихтово-елово-кедровых и березово-темнохвойных зеленомошных), а также вторичных мелколиственных мелкотравно-зеленомошных лесов. Близость к долине Иртыша, обуславливает специфику микроклиматических, геоморфологических и гидрологических условий (повышенная теплообеспеченность, хорошая дренированность). Это дало основания для отнесения этих участков к увалисто-склоновому варианту придолинного типа местности [1]. По мере удаления от речных долин возрастает распространение заболоченных лесов. Центральные части водоразделов и внутренние части надпойменных террас заняты верховыми болотами. Почвообразующие породы водоразделов представлены преимущественно средне- и позднеплейстоценовыми озерно-аллювиальными отложениями, на которых развиты подзолистые почвы. Для поймы р. Иртыш на данном отрезке русла характерно доминирование злаково-осоковых, злаково-разнотравных и канареечниковых лугов при значительном участии темнохвойно-берёзово-осиновых лесов и древовидных ивняков на фоне заболоченных осоково-ситниковых лугов. Почвы в большинстве массивов пойменные дерновые и дерново-глеевые.

Изучение ландшафтно-геохимической структуры проводилось на основании анализа водораздельно-пойменного типа геохимических сопряжений. При оценке фонового состояния выделяется степень типичности эталонных участков, оценивается характер и степень литогеохимической дифференциации ландшафтов, радиальная и латеральная геохимическая структура [2]. Геохимическое опробование было проведено в пойме р. Иртыш и его притоков (рек Карагайка, Нелым, Гришкина протока), на склонах речной долины и прилегающей части водоразделов. Опробование выполнено на ландшафтно-геохимических профилях (катенах), в пределах которой были заложены 3 - 4 почвенных разреза и отобраны пробы из различных генетических горизонтов почв. В пробах почв и донных отложений определено содержание тяжелых металлов (валовых и кислоторастворимых форм).

Определение валовых концентраций выполнено методом приближенно-количественного спектрального анализа. Определение кислоторастворимых форм проведено методом атомно-абсорбционной спектрофотометрии с электротермической атомизацией. Измерения выполнены на атомно-абсорбционном спектрофотометре AAS vario 6 (ANALITIK JENA). Результат определений использовали для расчета содержания металлов в почвах (с учетом гигровлажности). В качестве важнейшего показателя, отражающего радиальную структуру ландшафтов, использовался коэффициент радиальной дифференциации (Кр). Количественная оценка распределения химических элементов в ряду сопряженных ландшафтов проводилась на основе сравнения значений коэффициента латеральной дифференциации (Кл).

По сравнению с условным мировым кларком [3], обследованные почвы характеризуются повышенным содержанием циркония, титана, свинца. Повышенное содержание циркония, минералы которого являются одними из наиболее устойчивых к выветриванию, свидетельствует об интенсивной гипергенной переработке почвообразующих пород. Для пород центральных районов равнины породообразующим является преимущественно комплекс устойчивых минералов (кварц, циркон, эпидот). Соотношение содержания Ti/Zr, свидетельствующее о преобразовании почвенных минералов процессами выветривания, составляет около 12, что укладывается в рамки значений для севера Западной Сибири (4-20) и также свидетельствует о значительной переработке гипергенными процессами. Околокларковые показатели типичны для меди и цинка. Незначительно ниже кларка содержание марганца и никеля. Крайний дефицит отмечен для лития, бария, стронция, кобальта, хрома, ванадия, концентрация которых меньше кларка в 2-5 раз.

Донные отложения, как правило, характеризуются повышенными концентрациями большинства микроэлементов по сравнению с почвами, хотя накопление выражено довольно слабо. В 1,3-1,6 раза выше, чем в почвах, содержание Ni, Co, V, Cr, Mn, Li. Таким образом, в донных отложениях наблюдается накопление элементов, которые в условиях ландшафтов кислого и кислого глеевого классов проявляют анионогенные свойства. Напротив, сильные катионы (Ba, Sr, Zr) в донных отложениях находятся в пониженных концентрациях по сравнению с почвами.

Сопоставление с кларком литосферы [4], свидетельствует, что донные отложения Иртыша и притоков характеризуются дефицитом большинства микроэлементов, в особенности катионогенных (Sr, Ba). Близки к кларковым показателям концентрации Mn, V, Cr, Pb. Незначительно выше кларка содержание Zr и Ti. Таким образом, состав донных отложений зависит в первую очередь от их минералогического состава, от степени гипергенных преобразований минералов. Подтверждением служит анализ кислоторастворимых форм. По данным выполненных анализов, кислоторастворимые формы металлов в почвах составляют от 35 до 74 % от валовых, в то время как в донных отложениях их содержание, как правило, менее 50% от валовых форм (за исключением цинка). Таким образом, доля потенциально подвижных форм микроэлементов, не связанных с кристаллической решеткой минералов, в почвах выше, чем в донных осадках, что связано с биогенной миграцией элементов и накоплением на гумусовом геохимическом барьере.

Можно сделать вывод, что процессы формирования химического состава геосистем зависят от соотношения двух основных процессов - биогенной и водной миграции, формы и интенсивность которых определяются как ландшафтными условиями, так и геохимическими свойствами отдельных элементов.

На состав почв непосредственное влияние оказывают влияние процессы биологического накопления, что приводит к аккумуляции Cd, Mn, Zn в поверхностных горизонтах. Это весьма наглядно проявляется при анализе распределения элементов в вертикальном профиле подзолистых почв (рис. 1). В распределении кадмия, марганца и цинка наблюдается отчетливо выраженный минимум в нижней части профиля, и накопление в поверхностном грубогумусовом горизонте, причем наиболее контрастное распределение характерно для кадмия (Кр>10). Незначительная элювиально-иллювиальная дифференциация, с возрастанием концентраций в нижней части профиля, типична для хрома и меди. Распределение свинца в почвенном профиле относительно равномерное. Можно отметить, что распределение элементов в почвенном профиле зависит от их геохимических свойств. Выделяются две группы химических элементов: элементы с пониженным содержанием в напочвенном опаде и гумусовом горизонте (кобальт, никель, хром) и элементы, накапливающиеся в органогенных горизонтах (цинк и кадмий). Таким образом, в минеральной толще преобладают сидерофильные элементы, а в органогенных горизонтах – халькофильные.


Рис. 1. Распределение микроэлементов в профиле

подзолистых почв долины нижнего Иртыша
Геохимическая структура ландшафтов – это закономерное сочетание природных комплексов, отличающихся качественным своеобразием химического состава и характером протекающих в них процессов метаболизма. Изучение геохимической структуры проведено на серии ландшатно-геохимических рядов, охватывающих несколько типов фаций. Элювиальный тип фаций (Э) занимает участки пологоволнистых водоразделов и представлен елово-кедровыми кустарничково-мелкотравно-зеленомошными лесами на подзолистых глееватых почвах. Утяжеление механического состава почв индицируется присутствием в составе древостоя ели и пихты, а в травяно-кустарничковом ярусе – багульника и бореального мелкотравья. Трансэлювиальный тип (ТЭ) распространен на склонах приречных террас, и представлен лесами смешанного состава (мелколиственно-темнохвойными), со значительной долей бореального мелкотравья в напочвенном покрове. Аккумулятивный тип фаций (А) охарактеризован составом аллювиальных почв.

Для оценки латеральной структуры ландшафтов были вычислены средневзвешенные концентрации в верхнем слое почв с учетом структуры и мощности почвенных генетических горизонтов. Для каждого типа фаций (элювиальные, трансэлювиальные и аккумулятивные) были рассчитаны коэффициенты латеральной дифференциации, графическое отображение которых представлено на рис. 2.



Рис. 2. Величины коэффициентов латеральной дифференциации в различных типах фаций
Необходимо отметить, что водораздельно-долинный тип ландшафтно-геохимических сопряжений значительно различается для р.Иртыш и его малых притоков. Если в аллювиальных почвах поймы Иртыша наблюдается увеличение содержания биогенных кадмия и цинка при низкой концентрации остальных микроэлементов, то в поймах малых рек увеличено, по сравнению с водоразделами, содержание хрома и никеля. Медь и свинец демонстрируют незначительное увеличение содержания в нижних звеньях ландшафтно-геохимической катены. Отмеченные ранее слабые различия в микроэлементном составе пойменных и лесных почв таежного Прииртышья [5] типичны для большинства элементов, однако в конкретных ландшафтных условиях могут значительно меняться. Геохимическая контрастность сильнее выражена в ландшафтно-геохимических сопряжениях малых рек, в то время как для поймы Иртыша только кадмий распределен весьма контрастно.
Литература

1. Козин, В.В. Ландшафтное районирование Ханты-Мансийского автономного округа [Текст] / В.В. Козин, Н.Н. Москвина. - Ханты-Мансийск, 2001. – С. 18-19.

2. Касимов, Н.С. Пространственные аспекты фонового геохимического мониторинга [Текст] / Н.С. Касимов, А.Н. Геннадиев, М.Ю. Лычагин // Геохимические методы в экологических исследованиях. - Москва, 1994. – С. 20-35.

3. Виноградов, А.П. Геохимия редких и рассеянных элементов в почвах [Текст] / А.П. Виноградов. – М., 1957. – С. 188-189.

4. Виноградов, А.П. Среднее содержание химических элементов в главных типах изверженных горных пород земной коры [Текст] / А.П. Виноградов // Геохимия. - 1962. - №7. – С. 555-571.

5. Нечаева, Е.Г. Тенденции изменения почв и развития почвенно-геохимических процессов в таежном Прииртышье [Текст] / Е.Г. Нечаева // Географические условия и особенности природы таежного Прииртышья. – Иркутск, 1983. – С. 119-132.
© Тигеев А.А., 2011

© Московченко Д.В., 2011

© Кремлева Т.А., 2011

Особенности аккумуляции и распределения селена в семенах фасоли

Е.З. Усубова, аспирантка

Научный руководитель – И.С. Виноградова, д-р физ.-мат. наук, профессор

Сибирский государственный технологический университет, г. Красноярск

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   30

Похожие:

Пленарные доклады iconДоклады, подготовленные к форуму
Доклады, подготовленные к форуму «Здоровое питание в образовательных учреждениях России: инновационные технологии и современные формы...

Пленарные доклады iconДоклады на пленарном заседании 7
Виланский Ю. В., Тарасевич В. Л., И. М. Шегидевич А. И., Колпина Л. Г., Змачинский А. А

Пленарные доклады icon1. рефераты, доклады, письменные работы
Секция Инновационная деятельность образовательных учреждений и сетевое взаимодействие

Пленарные доклады iconМониторингу окружающей среды
Заслушав и обсудив доклады председателей Проблемных научных советов о результатах рассмотрения проекта Плана ниокр росгидромета на...

Пленарные доклады iconОрганизация Объединенных Наций crpd/C/arg/1 Конвенция о правах инвалидов
Первоначальные доклады, представленные государствами-участниками в соответствии со статьей 35 Конвенции о правах инвалидов

Пленарные доклады iconФизики шутят
Но это не случайно. Все, что в этой книге есть смешного, полностью поймут и оценят те, кто читает серьезную научную литературу и...

Пленарные доклады iconРоссийской Федерации «ино центр (Информация. Наука. Образование)»
Актуальные проблемы современности сквозь призму философии. Выпуск 1 /отв ред. С. В. Девяткин; Новгу имени Ярослава Мудрого. – Великий...

Пленарные доклады iconОтчет ОАО "пермский мрз "
Общества, а также способствует повышению прозрачности компании. С этой целью ежеквартально рассматривались отчеты об итогах деятельности...

Пленарные доклады iconДоклады и тезисы выступлений участников
Е-86. XVII кондратьевские чтения «Долгосрочное прогнозирование: исторический опыт и критический анализ». Тезисы докладов и выступлений...

Пленарные доклады iconУчебное пособие о рганизация самостоятельной (аудиторной/внеаудиторной)...
Третий этап – творческий. По заранее подготовленным рекомендациям, инструкциям, памяткам, алгоритмам студенты готовят доклады, рефераты,...

Пленарные доклады iconМеждународных отношений (университет) мид россии
Доклады и тезисы IV международной научной конференции испанистов 1 – 4 апреля 2010 года, мгимо (Университет) мид россии / Отв редактор...

Пленарные доклады iconНаучно-методическая конференция «Современные информационные технологии...
В сборнике представлены доклады участников научно-методической конференции «Современные информационные технологии в образовании:...


Руководство, инструкция по применению






При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
rykovodstvo.ru
Поиск