Глава 15 - Митчелл Цикл «Кайафас Кайн»

Митчелл Цикл «Кайафас Кайн»


НазваниеМитчелл Цикл «Кайафас Кайн»
страница16/17
ТипДокументы
rykovodstvo.ru > Руководство эксплуатация > Документы
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17

Глава 15


Проделав весь путь сквозь амбулловые туннели и не услышав даже чиха некронов, я начал было думать, что нам может повезти настолько, что мы соединимся с нашими товарищами по оружию без каких-либо дальнейших происшествий. Должен признаться, когда мы вскарабкались вверх по веревке обратно в нижние галереи самой шахты, я испытал чувство, схожее с эйфорией. После тесных амбулловых ходов высокие потолки и широкие проходы созданных человеком выработок показались просторными, словно городские бульвары. Мы взяли хороший темп и быстро шагали бок о бок, направляясь к поверхности. Логаш, когда мы оставили проклятый некронский улей позади, кажется, немного вернулся к разумному состоянию, и хотя, будучи техножрецом, все равно оставался относительно невменяем, по крайней мере, держал шаг наравне с Юргеном и мной без заметных усилий.

Юрген установил наши люминаторы на полную яркость – теперь, когда мы снова проходили места, которые я наивно считал более безопасными, – и лучи освещали наш путь на значительном расстоянии впереди. Как и прежде, лед отбрасывал свет обратно, отталкивая фотоны потоками синего сияния и яркими, подобными звездам искрами, к которым я успел привыкнуть, так что мне понадобилась секунда или две, прежде чем я сообразил, что отраженное мерцание впереди исходит уже не от стен, а от гладкой металлической поверхности.

– Свет гаси! – рявкнул я, когда до меня, наконец, дошло осознание угрозы, и одновременно крутанулся, чтобы уйти с линии огня.

Без сомнения, я сохранил себе жизнь только благодаря этому рефлексу. Тошнотворный зеленый луч прорезал пространство там, где я стоял мгновением раньше, разорвав темноту, что окутала нас мгновенно, как только Юрген последовал моему приказу. Ситуация складывалась привычно мрачная: оставаться здесь значило стать легкими мишенями для наступающих некронов, а малейший проблеск света люминаторов выдал бы наше местоположение. Еще пара слепящих глаза зеленых вспышек промелькнула мимо, только подчеркнув кошмарную суть происходящего. Вслепую спасаться обратно по туннелю определенно значило лишь позволить застрелить себя в спину или просто поскользнуться и разбиться об одну из ледяных стен. Единственным выходом, казалось, было встать и принять бой, хотя, судя по тем позициям, с которых били вспышки оружия некронов, они были слишком растянуты по туннелю для того, чтобы составлять единую цель для мелты Юргена, сводя на нет наше главное преимущество.

Я лишь вытащил свой лазерный пистолет, изготовившись стрелять наугад, в пустой, без сомнения, надежде, что некроны передумают так уж споро атаковать нас (хотя по всему, что я видел раньше, они были не из тех, кого особенно легко напугать), когда ощутил легкое похлопывание по руке.

– За мной, – прошептал Логаш, и я услышал почти незаметное шуршание быстрой перебежки слева от себя.

Через секунду до меня донеслись те же слова оттуда, где находился Юрген, которого мне не составляло труда засечь, поскольку работе обоняния пока ничто не препятствовало. Я понял, с легким трепетом надежды, что улучшенные аугметикой глаза молодого техножреца каким-то образом оказались способны функционировать в темноте, что окутывала нас.

Так как терять мне было все равно нечего, я быстро, пригибаясь, двинулся на его голос, направляемый время от времени шепотом «прямо», «немного влево… нет, в другую сторону налево, я хотел сказать, влево от меня…», пока не уткнулся в замерзшую поверхность стены. Уже приготовившись спросить, куда же теперь, я почувствовал, как рука в перчатке, сопровождаемая запахом Юргена, который я не спутал бы ни с чем, протянулась и сжала мою руку.

– Лезьте сюда, комиссар, – прошептал он, давая мне по полной насладиться дурным запахом из его рта, и мне пришлось протиснуться вслед за ним в узкую ледяную расщелину. Через несколько метров она резко изгибалась, полностью скрывая нас от основного прохода, и мы дружно затаили дыхание, пока дробный стук мерной поступи металлических ног не миновал наше укрытие.

– Хорошая находка, – произнес я, когда уверился, что снаружи все затихло, и перевел люминатор на минимальный свет.

Лица моих спутников появились из мрака: у Логаша бледное, а у Юргена столь же невозмутимое, как и всегда. Техножрец кивнул.

– Славьте Омниссию за наше спасение… – начал он, но я не дал ему продолжить.

– Да, конечно, же, спасибочки ему, – сказал я. – А куда эта щель ведет, есть догадки?

На схеме, которую мне довелось видеть раньше, этого хода не было, что и неудивительно, поскольку он имел все признаки естественной трещины, а не чего-то, вырытого намеренно.

Логаш на мгновение задумался.

– Похоже, она ведет по направлению к основному перерабатывающему уровню, – наконец выдал он. – Если, конечно, попросту не сходит на нет.

Ну что же, этот риск я готов был принять, поскольку альтернативой ему было противостояние Император знает скольким патрулям некронов. Я надеялся, что это просто разведчики, осматривающие шахты, а не полномасштабное вторжение, но совершенно не горел желанием болтаться среди них и выяснять, так это или нет.

Но уже спустя час или около того мы начали размышлять о том, не лучше ли было понадеяться на удачу и поиграть в салки с некронами. Расщелина была узкой и неровной, так что мы больше карабкались на откосы или соскальзывали по ним вниз, чем собственно шли, в то время как выступы льда все время подворачивались нам под ноги или торчали из стен ровно на такой высоте, чтобы в лучшем случае рассадить о них голову. Несколько раз, когда потолок спускался слишком низко, чтобы мы могли идти, нам пришлось передвигаться на четвереньках, а один раз, когда проход сжался слишком сильно даже для этого, пришлось ползти на брюхе. Объемистая мелта Юргена с удручающей регулярностью застревала в проходе, и нам приходилось затрачивать много усилий, выдалбливая стены с помощью боевых ножей, чтобы освободить ее. Разумеется, моим цепным мечом это можно было сделать в десять раз быстрее, но в таком замкнутом пространстве при малейшей ошибке мы столь же легко могли потерять какую-нибудь часть тела, так что это оружие оставалось в ножнах.

Всякий раз, как это происходило, я подумывал, не бросить ли стесняющую нас пушку, но она слишком часто доказывала свою необходимость, чтобы так просто расстаться с ней. И мне оставалось только скрипеть зубами, оттого что мы снова и снова задерживались.

Мое чувство направления здесь работало столь же надежно, как и в любом другом подземном проходе, так что я, по крайней мере, мог утешать себя тем, что мы прошли почти километр с места нашей встречи с некронами в главном туннеле и продолжали двигаться по направлению куда-то к центру комплекса пещер, – если бы Логаш внезапно не замер. Он продолжал идти первым, лишь потому что коридор был слишком узким, и мы не могли поменяться местами. Я с самого начала пути плелся в хвосте у Юргена, испытывая неуютное понимание того, что, если металлические воины найдут вход в разлом и последуют за нами, я узнаю об этом первым. От этой мысли я ощущал неприятный зуд между лопаток, так что старался на ней особенно не зацикливаться.

– В чем дело? – спросил я.

Техножрец пожал плечами.

– Тупик, – ответил он.

Я бы его задушил за эти слова, но мешал находящийся между нами Юрген. Я покачал головой, не желая верить:

– Не может быть. – Это были слова совершенно рефлекторного отрицания, но, произнося их, я уже не сомневался в своей правоте. Все инстинкты туннельной крысы убеждали меня в ней. Я на мгновение задумался о том, почему так уверен, и тут же сообразил, что чувствую слабый ток воздуха на лице. – Тут сквозняк.

– Проход и впрямь продолжается, – согласился Логаш, – но для нас это без толку, если только вы не способны просачиваться в пятисантиметровые щели.

Вот этого-то я и не мог понять. Проход и раньше сужался, конечно, но мысль о том, что он мог сомкнуться так сильно и так быстро, противоречила всему моему опыту бытования в туннелях. О чем я и заявил – возможно, излишне резко, – так что Логаш предпочел вжаться в лед стены, чтобы дать мне посмотреть самому. Наш путь, несомненно, был закрыт, ровная выпуклая поверхность преграды загибалась вниз, почти достигая пола. Что-то в ее форме показалось мне знакомым, и я понял, что это была часть объемистого цилиндра трех или четырех метров в диаметре.

– Что это за чертовщина? – спросил я.

Логаш постучал кулаком по выпуклой поверхности, на что она отозвалась знакомым глухим стуком толстого металла.

– Одна из основных труб перерабатывающей установки, – разъяснил он. – Идет вверх до самого цеха на поверхности.

– И что в ней находится в настоящий момент? – спросил я, в то время как у меня начала рождаться идея такой смелости, что я едва решался осознать ее, даже задавая этот вопрос.

Логаш пожал плечами:

– Теперь, когда установка заглушена, ничего… – Его голос прервался, когда, очевидно, он дошел до той же мысли, что посетила меня.

Я протянул руку к техножрецу мимо моего помощника.

– Сможешь поменяться местами с Юргеном? – спросил я.

– Могу попробовать.

Это, скажу я вам, оказалось нелегко, но после показавшихся нам часами минут, наполненных возней и чертыханиями, мы с Логашем втиснулись в те укрытия, которые только смогли найти в проходе, в то время как Юрген поднял свое тяжелое орудие. Как это происходило и прежде, с его выстрелом нас окутал ревущий пар, который только спустя несколько мгновений рассеялся достаточно, чтобы открыть нам зрелище метрового диаметра отверстия, которое удалось пробить в стенке трубы.

– Это нужно будет отметить для ремонтных отрядов, – походя заметил Логаш, как будто все это сооружение вообще когда-нибудь обещало снова начать функционировать – с некронами-то под боком.

Юрген, позволив металлу немного остыть, без лишних слов пробрался сквозь дыру внутрь трубопровода.

Я последовал за ним – конечно же, только после техножреца – и оказался в гулкой металлической трубе, высотой, по меньшей мере, в два моих роста. Я перешагнул через быстро застывающей поток металла. Ледяные сталактиты спускались вниз с закругленного потолка в том месте, где покрывающий его слой изморози был потревожен нашим огненным вторжением.

– Туда, – сказал я и, встав во главе отряда, направился в ту сторону, где труба легко забирала вверх.

Мы шли так быстро, как только могли себе позволить на предательски скользкой поверхности. Юргену не составило труда идти в ногу со мной, так как мы оба были привычны к любым условиями ходьбы, а Логаш, видимо, обладал каким-то встроенным балансиром, потому что ступал, казалось, так же верно, как и вальхаллец. Несмотря на то, что я все-таки с угнетающим постоянством, хоть и редко, поскальзывался, чему весьма способствовала едва заметная кривизна трубы под ногами, путь в широком, ничем не прерываемом проходе все равно казался мне бодрящим после тесной утробы давешней расщелины, и потому мы двигались с весьма приличной скоростью, если, конечно, я могу так похвастаться.

Спустя некоторое время я заметил легкий шелест, раздававшийся в моем ухе, и понял, что мой микрокоммуникатор снова оказался в пределах сети полковой вокс-связи. Мы были ближе к поверхности, чем я себе представлял, и меня затопила волна облегчения, едва не перехватившая мне дыхание. Раз кто-то еще оставался здесь, на поверхности, значит, мы не опоздали на последний шаттл, отбывающий из этого местечка.

Но если бы они думали, что меня нет в живых, то, конечно, не стали бы ждать, поэтому я, не теряя времени, связался с Кастин, дабы передать ей информацию об исходе нашей миссии.

– Комиссар! – Она, судя по голосу, была равно удивлена и обрадована. – Мы уж начали думать, что вы не выбрались оттуда!

– Почти так и было, – признал я. – Они ждали нас. Мы даже не смогли подойти близко к этому проклятому порталу.

– Ясно. – Ее голос наполнился осознанием неудачи. – Сколько выживших?

– Только я и Юрген. – На тот момент ни к чему было вдаваться в длинные объяснения, так что я умолчал о присутствии Логаша. – Некроны движутся сквозь шахту. Они уже вышли на поверхность?

– Нет. – Голос Кастин на мгновение стал глуше – вероятно, потому что она отвернулась от вокс-передатчика, чтобы переговорить с кем-то еще. Затем полковник быстро добавила в мою сторону: – Погодите-ка…

И тут связь оборвалась.

Поглощенный разговором с полковником, я едва успел заметить, что труба, кажется, закончилась тупиком. Запрокинув голову вверх и посветив туда люминатором, я увидел, что она просто резко свернула в вертикальном направлении и тянулась вверх дальше, чем доставал взгляд.

– И что теперь? – спросил я.

Логаш с металлической ухмылкой указал на набор металлических скоб, выступающих из изморози, покрытых слоем льда.

– Да ты шутишь!

Но техножрец, конечно, не шутил. Он просто взялся за скобу и стал карабкаться вверх столь же уверенно, как катачанский «Воин Джунглей» по дереву, так что спустя секунду я тоже пожал плечами и последовал за ним. Юрген, разумеется, не отставал от меня.

– Для чего это здесь сделано? – только спросил он.

– Обслуживающие сервиторы используют их, когда трубы заглушены, – объяснил Логаш. – Где-то выше должен быть технический проход.

Сосредоточившись только на том, чтобы не выпустить ненароком из пальцев обледеневшие скобы на своем пути вверх, я вздрогнул от голоса Кастин, снова внезапно зазвучавшего в моем ухе. Почти сорвался, удержавшись только милостью Императора и силой аугметики в пальцах.

– Два поста на средних уровнях не отвечают, – сказала она. – Мы посылаем подкрепления…

– Отставить! – перебил я ее, несколько излишне повысив голос. – Отзывайте всех из туннелей! Это их единственный шанс!

Зажатые в закрытом пространстве, без возможности сосредоточить огонь, они будут легко сняты некронами. Я подобное уже видел, и слишком близко.

– Всеми силами прикройте выходы и ведите огонь по появляющимся целям, – продолжал я. – В конечном итоге они, конечно, все равно прорвутся, но, по крайней мере, это они, а не мы, будут зажаты какое-то время в бутылочном горлышке. – Я постарался не думать о способностях некронов к телепортации или какому-нибудь прохождению сквозь стены.

– Принято, – ответила Кастин, очевидно всецело готовая полагаться на мой превосходящий опыт сражений с этим ужасающим врагом, и оборвала связь.

Я оценил ту картину, которую она только что нарисовала своими словами, и ни капли не обрадовался сделанным выводам. Было очевидно, что некроны продвигались сквозь шахту достаточными силами, раз смогли вырезать два отряда, прежде чем те сумели поднять тревогу по воксу. Возможно, оживали те, что находились в стазисе, и присоединялись к прибывающим извне…

– Нашел, – произнес Логаш с неестественным для нашей ситуации оживлением и стал обдирать изморозь со стены, осыпая меня по ходу дела легкой ледяной пылью. Очевидно, он знал, что ищет, потому что вскоре вытянул из одного своего пальца тонкий металлический щуп и с надеждой ткнул его в щель на стене трубы. – Да. Должно сработать…

Секция стены рядом с его рукой внезапно отъехала в сторону с низким гулом, от которого у меня заныли зубы, и впустила в окружающий нас холод потоки света и тепла. Техножрец исчез из виду, и спустя мгновение, что мне еще пришлось карабкаться вверх, я вслед за ним перевалился на твердый пол из металлической сетки, подсвеченный одной лишь тусклой электрической лампочкой на близлежащей стене. Несмотря на всю хилость этого желтого огонька, он казался необычайно уютным, и я обернулся, чтобы протянуть руку и втащить Юргена следом за собой.

Помещение, в котором мы оказались, было небольшим, едва вмещавшим нас троих, и, поглядев кругом, я понял, что это была лишь площадка между пролетами широкой металлической лестницы, которая поднималась над нами и уходила вниз, в глубину, на одинаково головокружительное расстояние. Логаш кинул взгляд на какие-то руны, по трафарету нанесенные на обращенной к лестнице стороне панели, открывшей тот технический проход, которым мы только что покинули трубу, и удовлетворенно кивнул.

– Отлично, – произнес он.

– Что конкретно? – подозрительно спросил я.

Учитывая его уровень умственной стабильности, это уже могло значить все что угодно. Молодой техножрец обвел жестом все окружающее, как будто нам все должно было быть совершенно очевидно.

– Мы находимся в одной из основных шахт технического обслуживания. Поднявшись на пару этажей, мы сможем попасть в основной контрольный храм.

– Это лучшее, что я слышал за весь день, – произнес я. – Ведите.
Конечно же, этажей оказалось значительно больше, чем говорил Логаш, и мы карабкались, должно быть, с полчаса, прежде чем техножрец остановился перед другой откатывающейся панелью, нарушавшей гладкую металлическую стену, так что я даже потерял счет тому, сколько лестничных пролетов мы преодолели. Мои колени, впрочем, вели более тщательный учет пройденных ступеней, напоминая о каждой чудовищной болью; но вы не представляете, какую бодрость может вселять наступающая вам на пятки армия машин-убийц. Так что я просто продолжал идти вперед. Юрген, разумеется, не выказывал ни малейшего признака усталости или дискомфорта, несмотря даже на то, что тащил на себе тяжелое оружие.

– Должно быть здесь.

Логаш помедлил, и я заметил, что эта дверь крупнее и лучше сработана, чем те, которые мы миновали на пути вверх. К тому же ее украшал символ техножречества в виде шестерни.

– Ну же, – сказал я, – давайте выберемся отсюда.

– Я не уверен, вправе ли я открывать ее, – медленно произнес техножрец, осматривая меня и Юргена с раздумчивым выражением лица. – Это священное место. Только соответственно посвященный и благословленный персонал имеет право войти…

– Ну и хорошо, – сказал я. – Мы выполняем миссию во имя Императора. Куда уж благословеннее, а?

Логаш посмотрел смущенно.

– Здесь вопрос в том, единая ли это святость, – ответил он. – Я не уверен, могу ли судить…

– Не беспокойся, – заверил я. – Комиссар может. А теперь откроешь ты эту фрагову дверь или это сделает брат Юрген?

Мой помощник шагнул вперед, поднимая мелту, и Логаш вдавил руну активации даже с излишней поспешностью.

Я понятия не имел, что же могу найти внутри, и мое первое впечатление состояло в ошеломительной технологической сложности. В отличие, впрочем, от гробницы некронов под нами, чьи непостижимые колдовские устройства пульсировали ощутимым злым намерением, этот храм был насыщен благостью машинного духа, впряженного, чтобы приносить добро человечеству, и благословленного техножрецами, которые обычно работали здесь. Я автоматически поклонился обширному витражу, изображающему Императора (в воплощении Омниссии, конечно же, но все равно – Его Самого), который бросал пятна цветного света на компактно стоящие ряды кафедр из темного дерева и полированной бронзы, в каждую из которых был встроен экран пикта, отображающий какую-то из сторон функционирования установки.

– Ничего не трогайте, – предупредил Логаш, впритирку к кафедре обходя Юргена, который осенял себя знаком аквилы, еще больше отвалив челюсть, чем в своей обычной расхлябанной манере.

Ну, об этом техножрец мог не беспокоиться, подумал я, сам с опаской обходя ближайшую кафедру, когда мой взгляд задержался на картинке, передаваемой одним из экранов пикта. Он показывал мутное, дрожащее изображение того, что, по-видимому, было одной из галерей шахты, и, к своему ужасу, я заметил, как по нему промелькнула и скрылась тень некрона, которую я бы не спутал ни с чем. Через мгновение следующий металлический монстр появился на виду, за ним еще один…

– Логаш, – позвал я. Техножрец отставил свое коленопреклонение перед алтарем в углу и, выказывая все возможное раздражение, вразвалку подошел ко мне. Я указал на картинку пикта: – Где это находится?

– Пятый сектор, четырнадцатый уровень, – сказал он спустя мгновение, которое потратил на то, чтобы свериться с рунами на кафедре. Он немного изменил положение управляющих рукояток, и картинка сменилась, показывая теперь другую галерею. Через мгновение на ней показался передовой некрон. – Движутся в сектор три.

– Отсюда можно увидеть всю шахту? – спросил я.

Он кивнул.

– Ритуалы фокусировки очень похожи на те, что используются в вашем гололите. Можете занять эту кафедру, если нужно.

Потратив некоторое время на объяснения, а также на то, чтобы зажечь палочку благовоний и прочитать надо мной несколько молитв, Логаш оставил меня управляться с техникой и удалился с видом очевидного облегчения.

Картина, которая начала выстраиваться у меня, была мрачной, и это слабо сказано. Мне не понадобилось много времени, чтобы убедиться, что нижние уровни буквально кишели некронами, которых там были, по меньшей мере, сотни, и в том, что они систематично прочесывали туннели, продвигаясь все выше. Я связался по воксу с Кастин.

– По моим прикидкам, у нас есть около получаса, прежде чем они достигнут поверхности, – сказал я ей. – И это если нам повезет.

По крайней мере, те немногие наши солдаты, которых мне удалось обнаружить, были уже на верхних уровнях и отступали, так что полковник, очевидно, последовала моему предыдущему совету. Внешний пикт-передатчик показал мне картину посадочной площадки, уже плотно забитой сотнями наших мужчин и женщин, не говоря уже о машинах, терпеливо дожидавшихся погрузки на борт одного из шаттлов. У меня все опустилось внутри, когда я начал осознавать, что большая часть их все еще будет здесь, когда появятся некроны.

– Мы будем готовы, – пообещала Кастин, но я уже знал, насколько пустое это обещание.

Эти люди будут, без сомнения, брошены в бойню, и – что гораздо важнее и хуже – я буду среди тех, кто не успеет добраться до безопасности звездного корабля. Необходимо было что-то предпринять, чтобы сдержать врага, но если бы я только мог придумать, что…

– Логаш, – позвал я, но на этот раз он не обратил на меня внимания, целеустремленно занимаясь чем-то возле одной из соседних кафедр. Я подошел, чтобы взять его за предплечье. – Логаш, это важно.

– Как и то, чем я занят, – отпарировал он с некоторым раздражением в голосе. – Ритуалы стабилизации для топливных резервуаров должны проводиться каждые шесть часов, и все сроки давно прошли. Вы должны понимать, насколько взрывчат прометий.

– О да, – произнес я, бросив взгляд сквозь светящегося стеклянного Императора на комплекс зданий снаружи, где тяжело лежали на земле широкие и низкие баки, громоздкие, будто жилые блоки улья. В моем сознании начала оформляться мысль настолько дерзкая, какой я от себя даже не ожидал. – Какой объем топлива в резервуарах на данный момент?

– Примерно восемь миллионов литров, – ответил техножрец, – так как танкеры не могли приземляться, пока рядом орки, довольно много накопилось. Но все еще в границах приемлемых параметров безопасности, уверяю вас.

– Я как раз надеялся, что гораздо больше, – сказал я. Уверен, если бы у Логаша оставались брови, эти слова заставили бы их удивленно приподняться. Я указал на переплетение трубопроводов вокруг резервуаров: – Какие-нибудь из этих труб выходят в сами шахты?

– Напрямую – нет. – Логаш вопросительно глянул на меня: – Но к чему вы об этом спрашиваете?

– К тому, что если бы мы сумели слить всю эту жидкость в шахты, то это дало бы некронам повод серьезно побеспокоиться, – ответил я.

На лице техножреца медленно начала появляться улыбка.

– Это потребует обойти некоторое количество ритуалов безопасности, – произнес он, размышляя над этой мыслью. – Но это возможно.

– Отлично, – заверил я, ощущая, как огонек оптимизма, наконец-то, загорается во мне. – Тогда лучше приступайте.

– Сию секунду. – Техножрец перегнулся через кафедру, крутя рукоятки и бормоча какую-то невнятицу, сквозь которую время от времени прорывалось нечто, подозрительно похожее на острый смешок.

Шанс нанести ответный удар существам, которые жестоко убили его друзей, очевидно, вызвал у него множество эмоций, и я задумался о том, продержится ли хрупкая психика техножреца достаточно, чтобы удалось привести в исполнение наш план. Но пока мне все равно не оставалось ничего, кроме как молча наблюдать за его манипуляциями и за тем, как зловещие машины на экранах пикта стремятся все ближе к поверхности, поэтому минуты тянулись бесконечно.

– Чая танны желаете, сэр? – появился рядом со мной Юрген, извлекая ту самую флягу, которую он принес в качестве весьма прозрачного повода присоединиться к экспедиции, и теперь я с благодарностью принял ароматное питье, внезапно осознав, насколько устал и проголодался.

Тот бутерброд, который мой помощник куда-то засунул, найти так и не удалось, к моему едва сдерживаемому облегчению. Мы довольствовались стандартными пищевыми брусочками, вкус которых оставался столь же неопределенным, как и всегда, – хоть что-то надежное и неизменное в окружающем мире.

– Готово! – наконец произнес Логаш, на этот раз с отчетливым прихихикиванием. Его лицо неестественно раскраснелось, а пальцы, казалось, дрожали над контрольными рукоятками кафедры, хотя я никогда бы не подумал, что аугметические конечности могут дрожать.

И все равно мне оставалось только кивнуть.

– Во имя Императора, – мрачно произнес я.

– В память Эрнульфа! – мстительно выкрикнул техножрец и перекинул выключатель.

Несколько мгновений казалось, что ничего не произошло, но затем я понял, что ощущаю низкий гул, звук которого, казалось, пропитывал весь комплекс. Руны на некоторых кафедрах засветились красным, и легкий снег запорошил с карниза над окном. Потом новые нескончаемые мгновения ничего более не менялось вокруг.

– Глядите, сэр! – указал Юрген на экран пикта, который остался настроенным на один из верхних уровней шахты.

На экране показался поток жидкости: он заполнял галерею, снося все на своем пути, походя отрывая со стен глыбы льда размером с танк типа «Гибельного клинка» и играючи перекатывая их перед собой; потом пикт-передатчик сорвало с креплениями экран померк. Я переключился на другой как раз вовремя, чтобы заметить отряд воинов-некронов, продвинувшихся гораздо ближе к поверхности, чем я мог даже предполагать. Если бы я верил, что они способны на эмоции, то подумал бы, что они на мгновение застыли в ошеломлении, прежде чем развернуться и побежать. Это им, конечно, ни фрага не помогло: чудовищная волна подхватила их и понесла, бросая из стороны в сторону, словно кукол. Я подумал о том, исчезнут ли они после того, как их разобьет на куски этой безжалостной волной прометия. И о том, какой им будет от этого толк; ведь их гробница – нижняя точка туннельного комплекса. Она неминуемо будет затоплена, хотя, как рассчитал Логаш, потоку потребуется около двадцати минут, чтобы достигнуть такой глубины. Не то чтобы некронам нужно дышать, но, по крайней мере, это должно было заставить их прекратить использование портала до тех пор, пока они не найдут способа откачать жидкость из помещения, где он находился. А к тому времени, если повезет, флот уже будет здесь, чтобы зачистить планету. В общем, как мне казалось, это был достаточно удовлетворительный результат.
Я все еще был весьма доволен собой, когда вскоре присоединился к Кастин и Броклау на посадочной площадке, и так заряжен эйфорией, что даже пронизывающий до костей холод казался мне приятен. Ледяная равнина кишела людьми и техникой, двигатели «Химер», перегоняемых двигателеведами к месту погрузки и предполетной подготовки, ворчали, и взводы маршировали по площади, готовые занять место в отбывающих шаттлах. Смутное движение, которое я поймал краем глаза, оказалось «Стражем», который нетерпеливо прохаживался на фланге, высматривая возможные опасности.

– Отлично сработано, комиссар. – Броклау крепко пожал мою руку. – Не думаю, что кто-либо другой смог бы сделать сегодня дело большее, чем совершили вы.

– Ну, в следующий раз, как напоремся на гробницу некронов, можете попробовать, – ответил я.

Майор только ухмыльнулся, принимая это замечание за чистый юмор, но его ответ потонул в пронзительном шуме двигателя шаттла, когда одна из этих подсобных машин с «Чистоты сердца» поднялась в низкое, затянутое снегом небо. Кастин указала на транспорт, когда он с воем пронесся над нашими головами и исчез на фоне свинцовых облаков.

– Это был пятый, – сообщила она мне, повышая голос, чтобы перекричать звон в ушах. – Две полные роты уже погружены.

Что оставляло нас больше чем с половиной численности полка, примерно шестью сотнями солдат, все еще сидящими на поверхности планеты. Были необходимы еще полдюжины вылетов шаттлов. Я прикинул время, которое на это потребуется, и ответ мне не понравился. Даже если предположить, что с некронами мы разобрались, вокруг все еще было достаточно зеленокожих.

– Какова ситуация с орками? – спросил я Броклау, но, прежде чем тот смог ответить, титанический взрыв среди зданий перерабатывающей установки за мгновение обратил в щебень весь блок, принадлежавший Администратуму. Осколки, перемешанные с кусками льда и чем-то, неприятно похожим на куски человеческой плоти, градом посыпались вокруг нас.

На мгновение я растерялся, в ушах у меня все еще гудело, когда я обернулся, чтобы поискать разрушения среди топливных резервуаров, уверенный, что каким-то образом подорвался все еще вытекающий из них прометий. Затем я увидел то, что причинило разрушения. Оно медленно ковыляло вперед сквозь обломки только что разрушенного здания, высотой равняясь ему – неповрежденному. Корпус монстра был обожжен и пробит в десятке мест, основное орудие пропало, но, по меньшей мере, одна из пушек меньшего калибра была вполне способна приносить огромные разрушения. Несмотря на задержку, причиненную ему некронами, гаргант, наконец, прибыл.

1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17

Похожие:

Митчелл Цикл «Кайафас Кайн» iconOoo "св-робот" Компьютерные курсы рабочая программа
Переменные, операции, выражения в php. Типы переменных. Изменение типа переменной. Динамические переменные. Константы. Комментарии....

Митчелл Цикл «Кайафас Кайн» iconПрограмма кандидатского экзамена кэ. А. 02; цикл кэ. А. 00 «Кандидатские экзамены»
КЭ. А. 02; цикл кэ. А. 00 «Кандидатские экзамены» основной профессиональной образовательной программы подготовки аспиранта

Митчелл Цикл «Кайафас Кайн» iconРабочая программа дисциплины административная ответственность образовательная...
Юриспруденция, утвержденного приказом Министерства образования и науки Российской Федерации №709от 8 декабря 2009г. Зарегистрировано...

Митчелл Цикл «Кайафас Кайн» iconЦикл мероприятий по борьбе с кибертерроризмом, киберэкстремизмом и киберпреступностью
Ознакомительная беседа на тему "Цикл мероприятий по борьбе с кибертерроризмом, киберэкстремизмом и киберпреступностью"

Митчелл Цикл «Кайафас Кайн» iconТехническое задание на выполнение инженерно-геодезических работ по...
«Геодинамический полигон. Ведение деформационного мониторинга на территории Куюмбинского лицензионного участка. Второй цикл.»

Митчелл Цикл «Кайафас Кайн» iconТест для учителей музыки Сонатно-симфонический цикл получил полное...
Сонатно-симфонический цикл получил полное классическое воплощение в инструментальной музыке

Митчелл Цикл «Кайафас Кайн» iconДискурсивно-стилистическая эволюция медиаконцепта: жизненный цикл и миромоделирующий потенциал

Митчелл Цикл «Кайафас Кайн» iconДискурсивно-стилистическая эволюция медиаконцепта: жизненный цикл и миромоделирующий потенциал

Митчелл Цикл «Кайафас Кайн» iconГ инструкция по технике безопасности
Алгоритмическая конструкция «повторение». Цикл с заданным условием продолжения работы

Митчелл Цикл «Кайафас Кайн» iconМедицинский институт кафедра русского языка
«Гуманитарный, социальный и экономический цикл», базовая (обязательная) часть цикла

Митчелл Цикл «Кайафас Кайн» iconРешение задач оптимизации для экспериментальных данных
Полный цикл доставки продукта клиенту: коммуникации, etl, документация, тестирование

Митчелл Цикл «Кайафас Кайн» iconУчебно методический комплекс по дисциплине немецкий язык общеобразовательный цикл
«Техническая эксплуатация и обслуживание электрического и электромеханического оборудования (по отраслям)»

Митчелл Цикл «Кайафас Кайн» iconАннотация рабочих программ учебных дисциплин,курсов,практик
Дисциплина «Русский язык» входит в общеобразовательный цикл, изучается на 1 курсе

Митчелл Цикл «Кайафас Кайн» iconЦикл изотерапевтических техник, направленных на коррекцию эмоционально-волевой...
Цель: коррекция агрессии, снятие напряжения, гармонизация эмоционального состояния

Митчелл Цикл «Кайафас Кайн» iconРабочая программа профессионального модуля пм. 03 Применение инженерно-технических...
Государственное бюджетное профессиональное образовательное учреждение Астраханской области

Митчелл Цикл «Кайафас Кайн» iconСовершенствование технологических процессов и технических средств при заканчивании скважин
Охватывают весь цикл работ от начала вскрытия продуктивного пласта бурением и до ввода скважины в эксплуатацию


Руководство, инструкция по применению




При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
rykovodstvo.ru
Поиск