Клуба "Уотфорд"] были (и остаются) моей первой любовью и я




НазваниеКлуба "Уотфорд"] были (и остаются) моей первой любовью и я
страница1/18
ТипДокументы
rykovodstvo.ru > Руководство эксплуатация > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18
Дуг и Эдди БРИМСОНЫ.

МЫ ИДЕМ!
(c) электронная версия, KindeR-NecRomantic, 2002

http://metalism.narod.ru metal@pisem.net
ПРЕДИСЛОВИЕ
Много лет назад, в начале семидесятых, я отправился смотреть матч

"Челси" на Стэмфорд Бридж [стадион клуба "Челси" (здесь и далее -

примечания переводчика)]. Для тринадцатилетнего паренька из Хартфордшира

это было почти путешествие, так как я поехал один, движимый желанием

увидеть игру Питера Осгуда, человека, бывшего моим кумиром, даже несмотря

на то, что я видел его раньше только в The Big Match и Match of the Day

[футбольные журналы].

Я бывал раньше на матчах, конечно; в городе, где мы жили, было полно

людей, переехавших из Северного Лондона после Второй Мировой Войны, а

клубные привязанности живут долго. Даже сейчас здесь полно "комнатных"

болельщиков Шпор [обиходное название клуба "Тоттенхэм"] и Канониров

[обиходное название клуба "Арсенал"], но мы отдали свои симпатии другому

клубу, нашей местной команде, клубу "Уотфорд", и это было еще до Элтона

Джона и Грэма Тэйлора [Элтон Джон - известный поклонник "Уотфорда", в

настоящее время владелец клуба; Грэм Тэйлор - известный тренер, в

настоящее время - тренер "Уотфорда"]. Однако хотя Шершни [обиходное

название клуба "Уотфорд"] были (и остаются) моей первой любовью и я

регулярно бываю на Викарэйдж Роуд [стадион клуба "Уотфорд"], меня влекло к

Оззи как мотылька к лампе мощностью в 100 Вт. Он был гением; при

упоминании об одном из наиболее известных мастеров игры головой всех

времен у меня до сих пор по спине бегут мурашки. Я просто хотел посмотреть

на его игру, и по пути на матч, на станции метро Фулхэм Бродуэй, чтобы

быть точным, произошло то, что оказало определяющее влияние на мою жизнь

на долгие годы. Там шла драка. Непросто драка: тогда, в бурные

семидесятые, голубые цвета "Челси" сами по себе чуть ли не

отождествлялись с беспорядками. Я стоял как вкопанный, наблюдая, как волна

за волной длинноволосые парни в развевающейся одежде пробегали мимо меня и

набрасывались на своих невезучих оппонентов, оказавшихся в неподходящем

месте в неподходящее время. Конечно, я читал о футбольном насилии, а

будучи школьником, участвовал в небольших уличных потасовках (хотя мы

никогда не видели ничего подобного в те дни на Викарэйдж Роуд), но там я

просто остолбенел, так это было клево. Я гордился, что видел людей,

защищающих честь клуба моего героического Оззи от каких-то подонков,

которые к тому же допустили такое унижение своей репутации. Во всяком

случае, эта картина стала для меня таким откровением, что как только толпа

рассеялась, я пулей вылетел из метро, поехал на Истонский вокзал и первым

же поездом отправился к себе в город. В четыре часа я уже был дома.

Несколько месяцев я находился под впечатлением этой истории, особенно

ее последней части. Моя программка и билет на поезд служили мне

доказательством того. что в ту субботу я был на "Челси" и видел эту драку.

Чем больше я рассказывал о ней, тем больше приукрашивал, так что в конце

концов меня уже не слушали. Так или иначе, я был поражен в самое сердце.

Для тринадцатилетнего паренька футбольное насилие было слишком интересной

темой для разговора, и с тех пор я усвоил типичную привычку суппортеров

наблюдать за толпой, выискивая в ней поклонников команды-противника,

особенно если те забивали гол. Если мы замечали их на нашем секторе, то

пробирались к ним и били и пинали до тех пор, пока не вмешивалась полиция.

Я уже не мог просто смотреть футбол, как раньше.

С того времени я сохранил интерес к футбольному насилию, и даже

служба в армии и участие в Фолклендском конфликте и конфликте в Персидском

заливе не излечили меня от удовольствия, которое я испытываю, слушая или

читая рассказы о всевозможных происшествиях на матчах, и я солгал бы. если

бы сказал, что сам никогда не участвовал в подобных инцидентах, дома и на

выезде. Мой младший брат. вместе с которым мы написали эту книгу, также

занимался этим, и хотя он начал позже меня, увлечен он был еще сильнее.

Однако эта книга не о нас, великих, и даже не о "Уотфорде"; это было

бы неплохой темой для бульварных сочинителей. Эта книга, проще простого, о

футбольном насилии. Мы написали ее потому, что на трибунах, в автобусах и

поездах в течении бесчисленного множества сезонов мы не раз встречали

людей, хотевших написать нечто подобное, чтобы рассказать, как все это

выглядит изнутри, но почему-либо не сделавших этого. Мы, в конце концов,

сделали. Эта книга о тех, кто является причиной насилия; почему, как и

когда они занимаются этим; кто и как может попытаться остановить насилие;

и почему, наконец, оно никогда не будет остановлено. Мы основывались не

только на собственном опыте, но также на информации, собранной нами из

интервью и рассказов, присланных суппортерами со всех концов страны -

настоящих суппортеров, которых тошнит от прочтения патетического бреда,

сочинением которого псевдоинтеллектуалы пытаются отработать свою зарплату,

говоря то, что хочет слышать футбольный истеблишмент: что все мы - выходцы

из рабочего класса, неинтеллигентные, малообразованные, выросшие в

несчастливых семьях. Во время наших исследований мы говорили с жертвами

насилия, с его виновниками, очевидцами и представителями истеблишмента, и

включили в книгу многое из этих интервью. В любом случае, все эти рассказы

воспроизводят реальный взгляд на поведение футбольных суппортеров и то,

почему оно таково.

Мы не имели своей целью воспроизвести здесь все величайшие футбольные

беспорядки от А до Я Этот путь казался заманчивым, но мы хотели говорить

только правду. Всем известно, что произошло в Стамбуле [имеется в виду

матч "Галатасарай" - "Манчестер Юнайтед"] и на матче "Миллуолла" на

Кенилуорт Роуд [стадион клуба "Лутон"], и повторять подобное не имело

смысла. Каждый, кто участвовал в описанных здесь инцидентах, знает, что

описаны они правдиво; мы отбирали только лучшие из рассказов. Мы не

сомневаемся, что написанное нами кому-то не понравится, и обвинения в

необъективности посыплются на нас со всех сторон. Однако позволю себе

ответить избитой фразой: мы сами видели подобные вещи и сами занимались

ими, сами носили клубные цвета, так что можно сказать, что все приведенное

ниже отражает точку зрения подавляющего большинства суппортеров. И этого

достаточно Тот факт, что что-либо из написанного нами будет прочтено с

недоверием разбирающимися в предмете людьми, только лишний раз докажет,

почему вещи являются такими, какие они есть.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. Мы идём
ГЛАВА 1. Никто нас не любит
Футбольные суппортеры - странное племя. Нас называют и относятся к

нам как к животным, а мы еще платим заоблачные деньги за эту привилегию;

кто еще способен на это? В наше время почти модно быть футбольным фаном,

модно говорить на футбольные темы - господи, даже женщины играют в Fantasy

Footbail [футбольное теле-шоу] на ТВ, а высшие полицейские чины

рассказывают, чем футбол является для "нас". Сегодня смотреть футбол -

семейное занятие, типа похода в кино или поездки на пляж, только более

дорогое. Это оказывает определенное влияние на поведение типичного

мужчины-болельщика на трибунах, и хотя бы поэтому многие, и я в том

числе, уверены, что женщины и дети на матче должны быть отделены от

мужчин; без сомнения, в смешанном окружении наше поведение гораздо

пристойней. Высококвалифицированная полиция и скрытые камеры не могут

добиться, этого. Если женщина говорит мне. чтобы я заткнулся, я, конечно,

замолчу; вряд ли вы будете чувствовать себя комфортно, отпуская крепкое

англосаксонское ругательство, если рядом находится создание восьми лет от

роду. В совокупности с уменьшением количества "стоячих" трибун это привело

к исчезновению чисто мужского общества на стадионах, в котором мы выросли

и которое любили.

Когда я начал ходить на футбол, женщины на трибунах были "вне закона"

- я их на матчах-то и не видел - поэтому такие чисто мужские атрибуты, как

ругань, выпивка и драки не просто имели место быть, а были неизбежны.

Находиться среди тысяч парней, по крайней мере в течение 90 минут думающих

только об одном - значит быть частью того, что американцы называют

"процессом всеобщей мужской солидарности". Не имеет значения, кто ты -

школьник, рабочий, бизнесмен, владелец магазина, богат ты или беден,

потому что на 90 минут все мы - футбольные суппортеры, и ничего больше.

Защита чести клуба через пение гимнов и участие в драках - это все, о чем

мы думаем в это время; это то, что мы и тысячи других людей по всей стране

делаем в день любого матча.

Социологи и антропологи уверяют, что футбольные хулиганы - продукт

подворотен, выходцы из рабочего класса и разбитых семей, отбрасывая за

ненадобностью наши древние обычаи и традиции. Когда Маргарет Тэтчер

[премьер-министр Великобритании 80-х годов] была в силе, она обвиняла нас

во всех смертных грехах; для нее это было весьма выгодно причислять нас к

низшим классам общества. Все, что говорилось о нас, высосано из пальца

средствами массовой информации и футбольным истеблишментом (так происходит

по-прежнему, случись на какой- нибудь игре крупный инцидент), потому что

их теории позволяют им самим уйти от ответственности. Но теории имеют один

фатальный недостаток: все они - полная чушь. Всем на трибунах это

давным-давно известно, и ничего, кроме смеха, не вызывает.

Чего "интеллектуалы" не могут понять, или не хотят принять, так это

того, что футбольные хулиганы происходят из всех слоев общества; футбол

помогает спастись от постоянного пресса работы и домашних проблем. Бредни,

изрекаемые "экспертами", помогали многим из нас - тем, кто не вписывался в

стандартный образ хулигана. В случае неприятностей мы выходили сухими из

воды - разве такие люди, как мы, могут быть в чем-то замешаны (Могу также

сказать, что военное удостоверение вполне заменяет адвоката при попадании

в участок.) В свое время я был знаком со многими людьми, получившими

высшее образование и получавшими большие деньги, которые активно

занимались как организацией, так и непосредственно участием в футбольном

насилии, и они отнюдь не исключения. В наши дни редко встретишь на футболе

безработного, потому что билеты слишком дороги, особенно с тех пор, как

клубы отказались от многих концессий, которые использовали для своей

популяризации, когда вместимость трибун была больше, а посещаемость

меньше.

Таким образом, теория "социального лишения" яйца выеденного не стоит,

однако есть и другие, регулярно всплывающие в печати, и столь же далекие

от истины. Это предположение, что футбольные фаны устраивают беспорядки,

будучи недовольными все большим вмешательством в игру крупного бизнеса.

Интересно, как это? Неужели эти люди искренне считают, что суппортеры

хотят помешать финансовому благополучию клуба, заляпав его имя грязью и

лишив его возможности получать инвестиции? Где они откопали подобный бред?

Самое печальное для них - то, что если бы они задавали людям, занимающимся

футбольным насилием, всего лишь один вопрос, то получали бы на него один и

тот же ответ. Люди дерутся потому, что они любят драться. Футбол - это

щит, который используется для трактовки насилия как защиты клуба, города и

своей репутации. Они видят свою роль в том же, в чем и команда: разбить

противника. Через СМИ клубы и истеблишмент клеймят траблмейкеров: мол, они

не фанаты футбола, они фанаты насилия. Однако эти люди путешествуют по

стране, чтобы, стоя под проливным дождем, продуваемые всеми ветрами,

поддерживать свою команду; этого не дано понять обывателям и владельцам

клубов. Что это, как не проявление любви к клубу, только более сильной,

чем ваша? Футбольное насилие - как курение; если вы попробовали и вам не

понравилось, вы никогда не будете делать этого во второй раз, но если

понравилось, то оно войдет в вашу жизнь надолго.

Бессмысленно спрашивать людей, почему они оправдывают этот вид

насилия. Спросите игрока в карты, почему он играет, или любителя выпить,

почему он пьет, они ответят вам просто: потому что им это нравится.

Любители подраться на футболе ничем не отличаются от них. Если драки или

что-то в этом роде происходят "среди своих" (как в 90% случаев и бывает),

то это мало кого заботит. Драки происходят в пабах и клубах каждый

субботний вечер, и никто не видит в этом большой проблемы, однако если это

случается на футболе, особенно непосредственно на трибунах, общественное

мнение негодует, так как могут пострадать ни в чем не замешанные

граждане. Лично я не вижу проблемы в том, что люди защищают свой клуб

таким экстремальным образом. Однако многим приходится это объяснять (не

будьте слишком самоуверенными и попробуйте честно ответить: приходилось ли

вам видеть суппортеров вашего клуба, сражавшихся и одержавших победу? Если

да, то по крайней мере в этот момент вы можете понять, зачем все это

нужно).

Прежде чем начать, необходимо ответить на вопрос: "Почему вы любите

футбол?" Конечно, можно пойти по проторенному пути и ответить что-нибудь

вроде "это прекрасная игра, она дает выход эмоциям" и т.д., но для

типичного любителя футбола это нечто большее - своего рода "трамплин" в

жизнь, поскольку это часть процесса перехода из юности в зрелость. Часто

повторяемые слова "я вырос на этой/этих трибунах" говорят сами за себя,

потому что в любой точке земного шара поход на футбол становится, по

достижении определенного этапа, для молодых людей моментом, когда они

впервые опознают себя как нечто независимое- Осознание того. что каждую

субботу вы можете ускользать от внимания родителей и делать нечто свое, -

важный этап в жизни (мои родители до сих пор уверены, что мы никогда не

были ни в чем замешаны на футболе). Сколько подростков выкурили свою

первую сигарету, напились впервые, впервые выругались или подрались на

футболе? Хотя кто-то, возможно, и не согласится, тем не менее это важные

составляющие процесса взросления. Вы встречаетесь с приятелями,

перекидываетесь шутками и отправляетесь в существующий только для вас и

независимо от остальных мир. в котором все возможно в течение 90 минут.

Это как наркотик; отказаться невозможно, и в то же время вы не можете

дождаться следующего матча. Так это начинается, и отныне вы планируете

свою жизнь, исходя из футбольного календаря, и это кажется вам вполне

обоснованным. На этой стадии вы можете повести себя по-разному. Можно

удовлетвориться достигнутым, а можно увеличить дозу.

Заметим, что речь идет о мужчинах, а не женщинах, так как женщины не

дерутся на футболе ("Линкольн" и "Ньюпорт Каунти" не в счет), и, я уверен,

причина проста. Женщинам нравится футбол. Они не любят его и не

поклоняются ему, он им нравится, а это разные вещи. Все мужчины знают, что

если бы жизнь сложилась чуть по другому, они вполне могли бы быть рядом

с Райтом и Ширером на Сент-Джеймс Парк [стадион клуба "Ньюкасл"] или

Уэмбли. Поэтому мы с таким пылом реагируем на действия игроков на поле.

Женщины не могут делать этого, потому что никогда не смогут играть в

футбол на высоком уровне. Для них игра - одно из ряда событий, в то время

как для мужчин - воплощение несбывшейся мечты.

Итак, вы требуете большего; обычное субботнее времяпрепровождение вас

уже не устраивает. Следующая фаза - вовлечение в основную среду

суппортеров, в то, что называется "сектор" или "трибуна", будь то Коп

["культовая" трибуна н Ливерпуле на стадионе "Энфилд Роуд", названная

гак в честь погибших во время англо-бурской воины у местечка Коя

английских солдат], Северная Трибуна или что угодно еще. Это сообщество

суппортеров, всегда внимательно отслеживающее появление новых людей,

примет, после определенного периода времени, вас в свои ряды, и отныне вы

принадлежите к нему, вы - часть "моба". Теперь вас окружают люди одних

взглядов, и ход событий принимает другое направление, поскольку вы ставите

себя уже на порядок выше обычных болельщиков. Теперь это ваша роль -

защищать честь и репутацию клуба как свою собственную, когда оппоненты

что-то затевают. Отныне вы имеете свою персональную шкалу ценностей;

результаты матчей отходят на второй план. Это значит, что вы должны

"перепеть" приезжих фанов или, если они достаточно смелы для проникновения

на ваш сектор, сражаться с ними и победить. Это ваша победа, вы сделали

это; это ощущение окрыляет. Основной инстинкт всех молодых людей -

доказать, что ты чего-то стоишь, и не только окружающим, но и самому себе,

и для многих футбол - единственно возможное для этого место.

Однако рано или поздно вы столкнетесь с ситуацией, когда либо сами

серьезно пострадаете, либо нанесете кому-нибудь тяжелую травму. Я знавал

людей, которые так тяжело переживали свое участие в футбольных

столкновениях, что после уже не могли ходить на футбол, и я отлично

понимаю такую реакцию. Насилие - ужасная вещь. это совсем не то. что можно

увидеть в фильмах. Серьезно пострадав хотя бы раз. вы ощутите это в полной

мере. Было бы очень интересно знать (хотя это, конечно, невозможно),

сколько людей из активно действующих футбольных хулиганов во время своего

первого раза были на проигравшей стороне. Я не имею в виду - бежали или

что-то в этом роде; я говорю о серьезных травмах. Я полагаю, не так много.

Вообще поражения в футболе огорчают, но если к тому же пинают в пах...

Другим важным для понимания проблемы фактором является то, что люди,

занимающиеся футбольным насилием, не видят в этом собственно криминальный

акт. В своей повседневной жизни они совсем не думают о нападении на людей

(скажем, во время прогулки), в то время как на футболе они постоянно

готовы к этому. Итак, вы - часть моба; вы уже несколько раз проявили

себя, и люди знают, что вы будете стоять и не побежите. Хотя вы

по-прежнему одержимы футболом, ваши собственные результаты тем не менее

так же важны для вас. Когда вы дома, вы защищаете (свою репутацию), а

когда вы на выезде, вы атакуете (их репутацию). Однако, и мы еще коснемся

этого, часто не замечают, что преданность футбольного хулигана клубу -

нечто другое, чем преданность игрока или тренера. Для игрока или тренера

клуб -просто место работы, и в случае трансфера преданность исчезнет

вместе с подписью на контракте (хотя есть очевидные исключения из этого

правила. Тони Адаме и Стив Балл [нападающий клуба "Вулвергемптон"],

например/и такие люди есть в каждом клубе). Для суппортеров же все иначе.

Это на всю жизнь; они часть своего клуба, а клуб - часть их самих. Они

могут весь матч поливать грязью своих игроков, но если болельщик гостей

скажет хоть слово, ему не поздоровится. Он не имеет права на критику; его

слова - личное оскорбление, и расцениваются соответственно.

Еще один фактор, связанный с насилием на трибунах - феномен "как

все", когда индивидуум теряет контроль над своими поступками и в

результате вовлекается в беспорядки. Волнения по поводу введения подушного

налога в восьмидесятых являются классическим примером. Насилие просто

засасывало людей, и они делали вещи, которые в другое время и другой

обстановке посчитали бы невозможными. Мой отец, фанат Шпор, рассказал мне

о том, как он однажды присутствовал на матче. который проходил довольно

жестко; болельщики "Тоттенхэма" уже были сильно возбуждены, когда

последний защитник команды-соперника срубил одного из их игроков.

Суппортеры, включая моего папашу, просто взбесились, требуя удаления. В

этот момент он выронил сигарету и нагнулся за ней, на мгновение позабыв о

футболе. В те несколько секунд, за которые он поднялся, невидимая нить,

связывавшая его с остальными фанами, оборвалась. Он обнаружил себя

окруженным ордой беснующихся животных. Он сказал, что это было ужасно -

стоять одному посреди разгневанной толпы, буквально осязая ее ненависть и

готовность к насильственным действиям. Эта массовая истерия может

проявляться по-разному, конечно, и я не раз замечал по отношению к себе

самому, что совершал поступки, причины которых впоследствии казались мне

малопонятными.

Конечно, по мере того как суппортеры становятся старше, вещи

меняются. Скорость современной жизни и путь, по которому сейчас

развивается футбол, привели к тому, что многое воспринимается совершенно

иначе, чем когда мне было 18. Футбол сегодня не привлекает столько молодых

людей - слишком много других видов развлечений для активной молодежи, в

том числе и связанных с путешествиями. Моб-культура, ранее

господствовавшая на стадионах, ныне сменилась совершенно иной,

семейно-дружеской обстановкой; конечно, обстановка эта сама по себе - вещь

неплохая. Однако если кто-то думает, что проблема футбольного насилия

исчезла - прошу прощения, подумайте еще раз. Да, на трибунах сегодня

происходят лишь небольшие стычки, обычно очень непродолжительные, в

которых участвуют, как правило, лишь несколько идиотов, но мобы никуда не

исчезли и все так же опасны. В настоящее время немодны драки на трибунах,

они переместились на прилегающие территории, что в свою очередь сделало

их гораздо более жестокими, стало больше летальных исходов. Молодые люди,

организовывавшие акты насилия в семидесятых и восьмидесятых, сменились

новым поколением; "игры" изменились, с развитием технологий стали более

организованными. Столкновения происходят в другой обстановке; возможно,

даже сами драки стали несколько иными, но люди, в них участвующие, их

действия и причины действий ничуть не изменились.

Здесь мы сталкиваемся с необходимостью исследовать вопрос, часто

возникающий в дискуссиях по поводу футбольных хулиганов: "почему футбол, а

не регби?" Господи, как часто мы слышали это после всевозможных

беспорядков? Вероятно, каждый раз - и если вы похожи на меня, этот

вопрос всегда поражал вас. так что давайте разберемся раз и навсегда.

Многие играли в регби в школе; по какой-то непонятной причине многие школы

предпочитают его футболу, который обычно остается на втором плане. Я сам

неплохо играл в регби, а во время службы в армии даже участвовал в

нескольких турнирах. Как большинство англичан, я рад успехам нашей

регбийной сборной, желая при этом, чтобы "наша" сборная была хотя бы

вполовину так же хороша. но как большинство футбольных суппортеров, я с

легкостью отдам выигранный Англией Кубок мира. по регби за победу

"Уотфорда" в рядовом матче (поставьте здесь название своей команды - я не

думаю, что/многие разделяют наши вкусы). Если мне предложат такой выбор,

колебаний не будет, так как по большому счету регби меня не волнует, и по

одной простой причине: это не моя игра. Я помню только один матч по регби,

и то только потому, что сам в нем участвовал и получил тяжелую травму, в

то время как я помню множество футбольных матчей, и в этом кроется

основное различие этих видов спорта. В детстве после школы или в выходные

я не играл в регби, я играл в футбол. Я могу взять свой любимый мяч и

часами отрабатывать штрафные удары, но вы не сможете один играть в регби,

теннис или крикет, тогда как футбол -прост, и поэтому это - моя игра. То

же самое могут сказать почти все футбольные суппортеры Британии. Как много

людей имеют свой собственный регбийный мяч? Как много ваших знакомых

воскресным утром отправляются поиграть в регби во дворе? Как много ведущих

регбийных клубов вы можете назвать, не говоря уж о том, на каких стадионах

они играют? Мы снимаем этот вопрос с повестки дня.

Самое привлекательное в футболе то, что в него может играть каждый в

любое время и в любом месте; это массовая игра, в нее играют и взрослые и

дети, и она может дать вам все - от заряда бодрости на весь день до

инфаркта. Любители регби скажут: "Ладно, попробуйте достать билет на матч

сборной, а потом скажите, что этот вид спорта не популярен". Отлично, я не

говорю, что он не популярен, но взгляните на тех, кто битком забивает

Туикенхэм [стадион, на котором проводит домашние матчи регбийная сборная

Англии] и скажите, как много из них в уик-энд отправляются на матч своей

местной команды или погонять регбийный мяч со своими детьми? То же самое

может быть сказано и о крикете. Опять же, не достать билета на матч

сборной, но многие ли играют в него. не считая тех моментов, когда нечего

делать во время летнего отпуска на побережье? Про футбол этого не скажешь.

Кто не испытывает ностальгии при взгляде на старые фотографии, где пацаны

в Ист-Энде гоняют мяч по булыжной мостовой? Разве не захватывает вас поток

воспоминаний, когда вы просматриваете записи давно сыгранных матчей?

Великие игры, в которых мы (вы, я, кто угодно) делали такое, что Джимми

Гривз или даже Ромарио только рты бы раскрыли. Безумные удары головой и

попадания в девятку с 40 ярдов, удаления и зубодробительные подкаты; эти

воспоминания живут с нами, скрашивая жизнь в ее нелегкие моменты.

Для тех же. кто сам не играет, вследствие возраста, состояния

здоровья, лени или всего вместе, эти воспоминания отходят на второй план

по сравнению с матчами, свидетелями которых мы были, в которых наши парни

рвали всех и вся (или, что лучше, наших врагов) или выигрывали там, где

победа и близко не лежала. Победа 2-1 на Олд Траффорд [cтадион клуба

"Манчестер Юнайтед"], разгром 8-0 "Сандерленда", такие матчи, в которых

мечты становятся явью, с лихвой окупают долгие поездки и запитые дождями

"стоячие" трибуны. Мы знаем, что любой матч может стать таким, и ничто

другое не даст таких ощущений, потому что - и мне наплевать, кто что

говорит -ни один вид спорта не значит для своих поклонников столько,

сколько футбол для футбольных фанатов. Поэтому мы такие, поэтому мы ходим

на футбол, и, проще простого, поэтому иногда устраиваем беспорядки на

футболе, а не на регби.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

Похожие:

Клуба \"Уотфорд\"] были (и остаются) моей первой любовью и я iconПравила фитнес клуба «Бифит» Введение Добро пожаловать в фитнес клуб «Бифит»
Правила Клуба Вы всегда можете ознакомиться на рецепции Вашего Клуба. В случае необходимости правила Клуба могут быть пересмотрены...

Клуба \"Уотфорд\"] были (и остаются) моей первой любовью и я iconУтомлённая планета
Опротивела душе моей жизнь моя; предамся печали моей; буду говорить в горечи души моей

Клуба \"Уотфорд\"] были (и остаются) моей первой любовью и я iconПравила Клуба «verso m»
В фитнес-клубе «verso m» (Клуб) установлены правила («Клубные правила»), обязательны для всех Клиентов Клуба (Членов Клуба). Просим...

Клуба \"Уотфорд\"] были (и остаются) моей первой любовью и я iconНа все эти вопросы ответ один: потому что
Посвящается моей маме Маховской Антонине Федоровне, талант и сердце которой были отданы детям сиротам школы интерната №2 г. Светловодска...

Клуба \"Уотфорд\"] были (и остаются) моей первой любовью и я iconИнструкция по технике безопасности для посетителей Клуба «Вента-Арена»...
На территории конной части Клуба (конюшни, манежи, места для выгула и тренинга лошадей) можно находиться только в сопровождении сотрудников...

Клуба \"Уотфорд\"] были (и остаются) моей первой любовью и я iconПо первой жизненной дороге. На все вопросы «что?» да «как?»
Добрыми друзьями для ребенка остаются педагоги, которые отдают ему все свои силы и знания. Свое детство мы уже не изменим, а помочь...

Клуба \"Уотфорд\"] были (и остаются) моей первой любовью и я iconНиколай Панков «Крестьянские Ведомости»
Международного клуба агробизнеса президент Международной промышленной академии Вячеслав Бутковский представил нового президента клуба...

Клуба \"Уотфорд\"] были (и остаются) моей первой любовью и я iconКнига «Удача и успех ежедневно» основана на использовании лучших...
Как путника в этом удивительном путешествии, называемом жизнью, я приветствую твою самоотверженность и обещаю, что если ты станешь...

Клуба \"Уотфорд\"] были (и остаются) моей первой любовью и я iconКнига «Удача и успех ежедневно» основана на использовании лучших...
Как путника в этом удивительном путешествии, называемом жизнью, я приветствую твою самоотверженность и обещаю, что если ты станешь...

Клуба \"Уотфорд\"] были (и остаются) моей первой любовью и я iconИнструкция по оказанию первой помощи пострадавшему
Первая помощь при различных травмах оказывается с использованием перевязочных материалов и лекарственных препаратов, которые находятся...

Клуба \"Уотфорд\"] были (и остаются) моей первой любовью и я iconПоложение о подсчёте рейтинга гонщиков Клуба любителей велоспорта...
Рейтинги подсчитываются для определения лучшего гонщика Клуба любителей велоспорта (далее Пермский велоклуб) по итогам сезона. Критериями...

Клуба \"Уотфорд\"] были (и остаются) моей первой любовью и я iconИнструкция по оказанию первой помощи пострадавшему иот – 083 2013
Первая помощь при различных травмах оказывается с использованием перевязочных материалов и лекарственных препаратов, которые находятся...

Клуба \"Уотфорд\"] были (и остаются) моей первой любовью и я iconИнструкция №097 по оказанию первой помощи пострадавшему
Первая помощь при различных травмах оказывается с использованием перевязочных материалов и лекарственных препаратов, которые находятся...

Клуба \"Уотфорд\"] были (и остаются) моей первой любовью и я iconИнструкция №217 по оказанию первой помощи пострадавшему
Первая помощь при различных травмах оказывается с использованием перевязочных материалов и лекарственных препаратов, которые находятся...

Клуба \"Уотфорд\"] были (и остаются) моей первой любовью и я iconИнструкция для участников акции Ультра новый год
Соверши покупку клубной полугодовой или годовой клубной карты фитнес-клуба «Ультра» в точке продаж фитнес-клуба «Ультра» ул. Рябикова...

Клуба \"Уотфорд\"] были (и остаются) моей первой любовью и я iconЭл Трайс "22 непреложных закона маркетинга"
Миллиарды долларов были попусту истрачены на маркетинговые программы, которые заранее были обречены на провал, независимо от того,...


Руководство, инструкция по применению






При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
rykovodstvo.ru
Поиск