Глубокоуважаемый Александр Васильевич




Скачать 166.54 Kb.
НазваниеГлубокоуважаемый Александр Васильевич
ТипДокументы
rykovodstvo.ru > Руководство эксплуатация > Документы



Глубокоуважаемый Александр Васильевич,

Благодарю Вас за присланную книжку. Я прочитал её с большим интересом и даже подготовил было рецензию для “Экология и жизнь”, но по ряду обстоятельств не отослал её в редакцию. Если отбросить первые вводные фразы, то рецензия представляет довольно полное представление о том - как воспринимается Ваша работа читателем-естествоиспытателем. Книга была мне интересна и я прочитал её с большой пользой для себя.

С уважением,

Г.А.Заварзин

БИОГЕОЭКОЛОГИЯ
Хайлов К.М., Празукин А.В, Смолев Д.М., Юрченко Ю.Ю. Школа биогеоэкологи. – Севастополь: ЭКОСИ-Гидрофизика, 2009. - 325с.
"Экология и жизнь" позволяет себе публикации неординарного свойства, такие как замечательная статья В.А. Красилова, полная скептицизма относительно устоявшихся мнений в науках о природе, а не только поспешные журналистские сенсации. К категории поисков мировоззрения в естествознании относится рецензируемая книга. Она представляет собой цикл лекций, составленный сотрудниками Севастопольского Института биологии южных морей, направленный против тривиального понимания биологии, как она излагается в школьных учебниках. Как известно, школьные учебники создаются для того, чтобы ученики, получившие свидетельство об окончании учебного заведения имели общепринятый запас знаний, а отнюдь не были склонны к отступлению от него – иначе с ними трудно общаться в социуме. Это распространяется не только на правила поведения, но и на правила думания (Denken - Хайдеггер). Общество закрепляет свою однородность единой системой ценностей, в предельном случае оформляемой юридически или же негласно согласованной общепринятостью. Для такой унификации подрастающего поколения и существует "минобраз" в международном масштабе. В значительной степени этот же запас знаний и правил думания – логическое мышление на основе общепринятых знаний – свойственен и ученому сословию вне их узкой специальности, где как раз напротив, ценным служит оригинальное суждение, противоречащее общепринятым истинам и доказывающее их несостоятельность или ограниченность в рассматриваемом случае. Общие "школьные" истины необходимы и специалисту, чтобы встроиться в большую систему, а они-то как раз могут оказаться неприемлемыми для специалистов других областей знания.

В биологии таким эталоном служит теория эволюции, которую для биологов догматически ясно изложил Н.Н.Воронцов (…)1, а для других дарвиновская эволюция послужила примером универсальных правил думания (Н.Н.Моисеев…)2. Нашим сеастопольским авторам этот штамп очень не нравится и ссылок на этих авторов у них не найти. Они пытаются построить свое понимание жизни живых существ на Земле, исходя из иных посылок о единой природной системе, подчиняющейся единым законам, общим для живой и неживой природы. Взаимное соответствие в природе осуществляется благодаря этим законам и поэтому, чтобы не вдаваться в подробности, в тексте время от времени появляется "Генеральный Конструктор" как воплощение единства суммы согласованных законов.

Авторы двусмысленно назвали свою книгу "Школа". Книга явно находится вне "международного наробраза" и отражает национальную школу. Представление о национальной школе относится не столько к области знания, сколько к области думания. Национальная школа возникает как взаимопереплетение интересов, включая публикации, отзывы, неформальное общение с эмоционально окрашенным согласием или несогласием с единым фокусом сознания. Понятие школы хорошо иллюстрируется ярким изложением поиска истины в оказавшей немалое влияние на авторов "Фрактальной геометрии природы" Бенуа Мандельброта3, сложившейся на основе идей французской школы математиков в 1970-х, что не мешает ему обильно ссылаться на немецких, американских и русских исследователей, но именно через восприятие французской школы. Такая национальная школа по другим причинам сложилась в СССР, например в науках о Земле. Начиная с Петра I, нам внушали чувство зависимости и лишь в советский период грубовато лечили от комплекса неполноценности "Спутником" и сознанием своего могущества. Сейчас же нас уже целенаправленно лишают самоуважения. И фрактальная геометрия и науки о Земле с неизбежными ссылками на В.И.Вернадского лежат в основе излагаемых авторами естественнонаучных взглядов. Поэтому они оправдано разделили свою книгу на "Лекции", а не на главы, не претендуя на полноту покрытия проблемы "биогеоэкологии".

Я позволю себе отвлечься на слово "экология", частота встречаемости которого в метафорическом смысле возросла непропорционально его пониманию. Кого считать патроном экологии: Франциска Ассизского, официально утвержденного католической церковью за любовь к "братьям нашим меньшим", или же греческую богиню Гигею? Я определенно нахожусь на стороне Гигеи. Что такое, например "экология культуры" или "экология литературы": книжная полка или библиотека? А вот метафору "гигиена литературы" я понимаю очень хорошо: это неупотребление ненормативной лексики даже в рекламе, не то что в литературном произведении. Раньше не рекомендовалось пользоваться нецензурными выражениями, но свобода слова устранила цензоров. Экология в банальном словоупотреблении стала обозначать гигиену среды обитания человека и для этого есть специальные службы.

Прежде всего, авторы основываются на пространственной, а не химической, характеристике среды обитания, в которой они выделяют "обиталище" – пространство, занятое дискретным живым объектом. При этом они отнюдь не ограничивают живой объект особью или даже популяцией особей одного вида, а говорят и о сообществе. Они ставят вопрос: "будет ли методологически правильным распространять концепцию базовые понятия жизнь, обитание, существование, справедливо замечая, что "обитание" находится вне фокуса сознания". "Обитание – это использование живым существом или группой существ с известной массой W некоторого объема V, свободного пространства и площади S земной поверхности, на протяжении времени t, которых достаточно для гарантированного воспроизводства, т.е. получения потомства с характерной для данного биологического вида численностью потомства N; получение потомства предполагает, что в данном месте имеется некоторый оптимум потребных жизненных условий" (с.81). Далее утверждается, что обитание специально в задачу биологии не входит. Но оно несомненно относится к природоведению, как естествознанию в узком смысле. И не только естествознанию – такой подход явно имеет и социально-государственный аспект, который у севастопольских авторов постоянно выскакивает между строк. "Обитание состоит в закономерном присвоении и расширении обитаемого пространства с находящимися в нем пищевыми ресурсами, во владении и использовании этого пространства на протяжении времени жизни, включая получение потомства" (с.99). Под "временем жизни" здесь следовало бы понимать не время жизни особи, а последовательных поколений в популяции – для микробиолога такое уточнение необходимо. Для человека это звучало бы "наследственное владение". Авторы ядовито замечают, что экологи (oikos – жилище, обиталище, дом) старательно избегают понятия о занятом для обитания пространстве, хотя на практике и густота посева и площади выпаса представляют важнейшие характеристики.

Заметим, что микроорганизмы иногда очень четко обрисовывают свое обиталище слоем экстрацеллюлярных полимерных субстанций (ЭПС), чаще всего полисахаридов, обозначаемых как слизистые капсулы, чехлы и т.п., ограничивающих дискретные объемы и поверхности оттесняющие чужаков, начиная от особей и микроколоний до коллективных объемов для многовидового сообщества. Цианобактериальные дерновинки, циано-бактериальные маты служат примером таких надорганизменных структур. Следует заметить, что форма биопленок в значительной степени определяется геометрией заселяемой поверхности камня, песчаного или илистого дна, а в системах очистки сточных вод всякого рода насадками и ершами. В некоторых случаях поверхностью служат отмершие организмы как торф на болоте, слои в циано-бактериальных матах (ископаемых строматолитах) или частицы "морского снега". Авторы говорят о "матрицировании" гео на био, что образно, но преувеличено.

Центральной в рассматриваемом подходе оказывается лекция 3.3 "Обитание: присвоение земного пространства и владение им". Рост подчиняется закону Vn = ρa(W)b, где Vn – объем организма, ρ – удельный вес, W – сухой вес тела. Объем, занимаемый организмом, захватывает и некоторую часть вокруг него, для растений – воздух между ветвями и листьями, аэротоп – от поверхности почвы до вершин крон деревьев в лесу. Заметим, что в этом смысле понятие "организм" может относиться как особи, так и к совокупности особей (колонии, популяции, сообществу). Далее на разных объектах иллюстрируется прямая зависимость между логарифмами биомассы и объема/поверхности "обиталища" в двойных логарифмических координатах. Эта же эмпирическая зависимость распространяется и на всевозможные объекты, и, следовательно, геоморфологическое "вместилище" определяет обитателей.

Следует сознаться, что географический подход полностью отсутствует в головах биологов-экспериментаторов, ориентированных на элементарные механизмы. Феномен жизни ищут не in situ как геоботаники, не ex situ как микробиологи и физиологи, а in silico, где и предполагается решение сути проблемы. Здесь сочетаются редукционизм и эволюционизм. Но можно ли таким путем понять природу и место в ней живого? Севастопольские авторы задают вопрос в лекции 5.6 "Как организована биосфера? Вопрос остается открытым". Традиционно рассматривается движение от низшего (простого) к высшему (сложному). Применительно к клетке и биосфере: что появилось раньше? Как разобраться в пирамиде уровней: атомы, молекулы (n-3) – органеллы (n -2) – клетки (n-1) – организмы (n) – сообщества организмов (n+1) – экосистемы (n+2) – биосфера (n+3)? Они выражают убеждение, что "интерпретацию жизни лучше начинать с Земли и ее биосферы, хотя это совсем не обязательно. … фитоиерархию удобнее проходить в противоположном направлении – от телесных растений к надтелесным фитосистемам эколого-географического ранга" (с.164). Есть ли общий закон эволюции для уровней от n<1 (собственно биологический этап) до n>1 (экологический этап)? Существует ли такая проблема на самом деле? Авторы утверждают, что "была искусственно создана учебная "общая биология", границы научной биологии переступившая… авторы учебников по этой дисциплине следом за организмом стали уверенно излагать материал о сообществах организмов, а затем об экосистемах и биосфере". Но: "Экологические уровни организации и свойственные им структуры и функции никак не могут быть эволюционным продолжением биологических уровней с их структурами и функциями". Этот тезис очень серьезен. Действительно, генетика как основание биологии плохо сочетается с ландшафтоведением, в котором биота имеет свое существование. Согласование состоит в признании обеими дисциплинами факта, что все развивается во времени. Пожалуй, с инвективой в область общей биологии следует разобраться, потому что, например в Академии наук, издавна существует, модифицируясь, "Отделение общей биологии", в которое, в нынешнем варианте включили молекулярную "физико-химическую биологию" (n<1); биомедицину (секция так называемой "физиологии"), собственно "общую биологию" (n>1) с преимущественным интересом к видовому биоразнообразию, но без "обиталища", то есть без наук о Земле, без той географической оболочки, в которой биосфера находится. В микробиологии четко обрисовалась "геологическая микробиология" с центральным взаимодействием микроб – минерал. Взаимодействие микробное сообщество – порода пока не прояснилось. Для преодоления этих частных рамок необходимо учитывать взаимодействие микробных сообществ с гографической средой обитания, от климата до геоморфологического нанорельефа. Чтобы выйти из терминологической коллизии я назвал свою область интересов "природоведческая микробиология"4 и тут же получил насмешки о переходе в начальную школу, где предмет природоведения имеется, и презирается по мере перехода в высшую школу. Но преодолеть "видоцентрическое" понимание мира живого у своих сотрудников и коллег мне не очень-то удается, потому что они справедливо ориентируются на рецензентов журналов с высоким индексом цитирования. Конечно, наука как раз тем и отличается от регламентированной педагогики, что бюрократические границы для нее служат мощным раздражителем и стремлением заняться "междисциплинарными" исследованиями реальных объектов природы, а не встраиваться в архаичный классификатор УДК.

"Адаптации к среде обитания отражают, вероятно, основной тип "усвоения" организмами и их сообществами информационных сообщений, посланий Земли. Одна из важнейших составляющих обитания – адаптация поселенцев, либо к каким-то постоянным локальным условиям, либо к текущему изменению условий в данном месте" (с.177) Авторы называют этот процесс "матрицированием", придавая ему очень широкий смысл, от которого я, пожалуй, воздержусь. Существеннее другой вопрос авторов: действует ли на всех уровнях организации один и тот же механизм – отбор на уровне особи? И ответ: "Структурно-функциональные адаптации растительных пологов, образуемых локальными популяциями и многовидовыми сообществами растений, заведомо не могут совершаться одинаковым образом". Экспериментальный ответ на вопрос авторы иллюстрируют моделями "искусственных рифов", обрастанием водорослями различных объектов, в данном случае конусов, помещенных в спокойную морскую воду. Оказалось, что остроконечные конусы быстрее обрастают на вершине. Эта задача имеет очень ясное экологическое приложение: от образования кочки на болоте до формирования столбчатых строматолитов. Критическими факторами служат освещение и поток воды вокруг объекта. Сообщества очень разных филогенетически организмов сходным образом формируют покров на геометрических поверхностях. Опыты на школьном уровне иллюстрируют не генетическое, а функциональное решение проблемы обитания.

Трофические аспекты экосистем авторы обходят на том основании, что эта область полно написана классиками экологии и хорошо усвоена. Но в школе эти аспекты должны присутствовать, хотя бы в качестве четких упоминаний. Они обращаются преимущественно к области геобиофизики – термин старый, но выпавший из памяти. Говоря о потоках в биологических системах, авторы не акцентируют внимание на динамическом характере резервуаров них: масса вещества далеко не всегда отражает истинное значение подсистемы, если не принимать во внимание время пребывания в резервуаре. Остается в стороне и важнейший принцип многоступенчатой цикличности – wheels within wheels, как назвал его Бернер, свойственный как неживой, так и в особенности живой природе.

Рассматривая экологический метаболизм (лекция 7.3), авторы останавливаются на традиционной модели хищник – жертва, подразумевая под хищником консументов вообще. В природоведческой микробиологии, где понятие хищника крайне ограничено, поскольку все участники – осмотрофы, – эта модель ведет к ложному пониманию отношений между компонентами системы, предполагая ограничение численности жертвы деятельностью хищника. Такого отношения может не быть и возможна циклическая положительная связь от потребителя продуктов обмена. Разумеется, это не относится к виросфере с вирусом, ведущим себя как хищник. Модель хищник – жертва накладывается на вполне сформированные отношения в биосфере очень поздно и уводит от основного маршрута, который в химической трактовке правильнее рассматривать как цикл органического углерода. Здесь они справедливо останавливаются на транспортных процессах от молекулярной диффузии до турбулентных потоков, т.е. геодинамических закономерностей обитания. При этом особое положение занимают граничные поверхности от мембраны бактерии с её транспортными механизмами до потоков воздуха и воды, омывающих растительный покров. Это опять область геобиофизики, с решениями, хорошо известными для гетерогенного катализа на молекулярном уровне, до гидрологии и метеорологии с особенным акцентом на микрометеорологии в размерном диапазоне живых существ.

В базовой для всей биосферы области первичных продуцентов важнейшим показателем является площадь покрытой хлорофиллом поверхности, которой в общем пропорционален поток образования Сорг в экосистеме. Поверхность эту просто определить химически, экстрагировав хлорофилл с вырезанного участка, но очень непросто описать геометрически со всеми особенностями фрактальной геометрии, хотя предел "зернистости" (Мандельброт) здесь выступает очень ясно в виде хлоропласта, то есть на микронном уровне.

Следующую проблему составляет длина метаболического пути между компонентами сообщества в экосистеме. Она определяет поток вещества, поступающий к каждому компоненту. Проблема рассматривается К.М.Хайловым для водоросли в объеме воды. Критическим оказывается путь от точек поверхности обитаемого организмом пространства (Sn+1) к ассимилирующей поверхности (Sn). В двойных логарифмических координатах экспериментальные точки для сырого веса биомассы и отношения (Sn+1)/(Sn) ложатся на прямую для слоевищ разных морских водорослей. Для молекулярного питания важна скорость обмена вне обитаемого пространства, откуда вещества поступают к поверхности обиталища Sn+1. Очевидно, что аналогичную процедуру следует применить не только к талломам многоклеточных водорослей, но и к биопленкам, например матам цианобактерий, представляющих собой разнообразные сообщества с доминантом-эдификатором.

Масс-перенос между средой обитания и "обиталищем" относится к области геобиофизики. В подвижной среде форма тела организма оказывается важным фактором, определяющим поступление вещества к ассимилирующей поверхности. Для макрообъектов геометрия усваивающей поверхности оказывается важным фактором наряду с механической прочностью в турбулентном потоке. Для микрообъектов турбулентные вихри оказываются менее значимыми, поскольку они обычно идут за пределами примерно 100 мкм пограничного слоя. Но тогда почему геометрия талломов микроскопических цианобактерий, находящихся в размерной области молекулярной диффузии, оказывается столь разнообразной от шарика и нити до ветвящегося деревца? Разнообразие форм цианобактерий собрано Комареком и оно поражает, особенно для филогенетически однородных групп. Геометрия тела явно представляет собой адаптивную функционально значимую характеристику. Пока здесь дело не продвигается далее установления корреляции с экологическим местом обитания.

Геометрические характеристики водорослей разобраны в главе 7.6 с установлением корреляции интенсивности фотосинтеза с массой тела. Критическим показателем служит отношение поверхность/объем. Фундаментальность этого показателя, известного более столетия, ускользает из внимания современного студента из-за "бесформенности" его химического мышления: у бесклеточного экстракта нет формы. На единицу массы тела μw обмен соответствует μw=a(S/W)-0.77, где коэффициент а соответствует плотности потока через единицу поверхности тела. Организм в определенных пределах может регулировать отношение S/W, создавая всякого рода выросты и складки, изменяя свой объем. Такой способ адаптации к условиям обитания имеет широкое приложение для геометрии осмотрофных организмов; грибы, например, чрезвычайно увеличивают поверхность тела при очень большом объеме тела благодаря формированию ветвящегося нитевидного мицелия – но получают проблему транспорта внутри тела организма.

Здесь я сделал бы одну существенную оговорку. Авторы обходят понятие физиологии, оперирующей целостным объектом, обычно особью с его согласованными реакциями. Физиология, в известной степени, выходит из рамок редукционизма, хотя и опирается на выявляемые им механизмы. В физиологии большое значение имеют механизмы регуляции, часто весьма специфические и конкретные. Такие механизмы действуют не только внутри организма, но и в сообществе как химические сигналы, заставляя сообщество разнородных организмов действовать как единое целое. Тема физиологии все-таки должна была прозвучать более определенно.

Разумеется, современное естествознание не может обойти проблему системных свойств своих объектов. В отличие от большинства биологов авторы жестко утверждают, что "понятие "экосистема" служит оболочкой для обширного ряда реальных биокосных (Гео-Био) объектов, внешне совершенно разных, но в которых Гео предшествует Био, а Био на Гео селится и на протяжении всей жизни испытывает разностороннее управляющее воздействие своей подосновы-матрицы" (выделено авторами с.239). С этим утверждением я согласен, хотя выразил бы его другими словами, и это побуждает вернуться к вопросу об иерархии от молекулы до биосферы. Вопрос этот совершенно общий: командир дивизии должен знать хотя бы на две ступени вниз до командиров батальонов и хотя бы на одну ступень вверх до командира корпуса; взводные для него неважны, хотя численность солдат в дивизии он знать должен. Нагляднее пример с климатом, который определяется как сумма погод за некоторое время. Можем ли мы судить о климате планеты, наблюдая за погодой со своего дачного участка? Чтобы составить представление о глобальной циркуляции атмосферы нам приходится оперировать совсем другими данными; сумма погод по метеостанциям служит скорее для верификации модели, построенной по очень обобщенным показателям. Вопрос о том, разбираться ли в проблеме снизу вверх от молекулы к биосфере, или же от биосферы к молекулам далеко не прост. Философ Даниэл Денон, тогда президент Американского философского общества, утверждал однозначно: возможен путь только снизу вверх в строгом соответствии с дарвинистским мировоззрением. Только молекулярная биология может решить проблемы жизни. Так думают очень многие и очень влиятельные ученые. Мне, как и рецензируемым севастопольцам, этот путь синтеза из элементов кажется очень сомнительным, потому что ведет к неизвестно какому общему. Анализ общего по компонентам по меньшей мере позволяет не упустить существенных для системы межкомпонентных взаимодействий. Отсюда тривиальный вывод: биолог должен знать географию. Он должен не прятаться за абстрактную экосистему, а конкретно представлять ландшафт, в котором существуют его объекты. Экосистема должна материализоваться. То есть "Гео предшествует Био". В случае "биогеоэкологии", которую разбирают авторы, я позволю себе сослаться на излюбленного ими Б.Мандельброта, который доказывает, что для описания длины береговой линии между двумя мысами между прямой ограниченной двумя точками и бесконечным числом точек есть некое оптимальное решение построения приближенной к ней ломаной L(ε) ~1-D, где D размерность. В рассматриваемой иерархии от молекулы до биосферы критическим служит понятие организма, без которого нет ни клетки, ни биосферы. Так что начальная точка отсчета и вверх и вниз здесь ясна сама собой и нет нужды мудрствовать лукаво. Поэтому составители школьных учебников и армия их рецензентов здесь правы. Другое дело, что не следует правила молекулярной биологии применять для описания ландшафта с его почвой и растительным покровом. Какие то показатели – плотность хлорофилла, биомассу, содержание ДНК, разнообразие риботипов 16S рРНК – можно принять во внимание как техническую характеристику, но формирование надорганизменного образования опирается на иные закономерности. Многие из них относятся к области геобиофизики, которая выпала из внимания в отличие от биогеохимии, и эта та область, которую нужно осознать для понимания природных явлений. Генетика представляет лишь способ закрепления в ряду поколений реализации тех требований, которые ставит существование в обиталище, а отнюдь не первоначальную движущую силу.

Природоведение не может быть сведено к экологии, расплывающейся в туманность, но, несомненно, должно на опираться и на ГЕО и на БИО, не ограничиваясь "общей биологией". Кстати, для специалиста, занимающегося изучением природы, есть точный термин "натуралист", совершенно скомпрометированный не столько журналистами, сколько профессиональными специалистами в узкой области, как правило не понимающими своего места в общей системе природы и отрицающими значение прямого наблюдения. Естествоиспытатель – менее скомпрометированное понятие, связанное с мировоззрением. Мировоззрение натуралиста-биолога может быть построено, исходя из организма (особи) как центра, от которого отходят линии биоразнообразия, редукционистская линия к клетке и её частям, системная линия к сообществу и биосфере, непременно включающей аспекты наук о Земле, сугубо прагматическая антропоцентрическая линия.

Атака севастопольских авторов на украинские школьные учебники не совсем оправдана. К решению школьной проблемы следует подходить с позиций прагматического скептицизма. Общеобразовательная школа должна снабдить набором канонических знаний, как они приняты международным общественным мнением. Авторы учебников и их многочисленные рецензенты именно такой унификации и добиваются, и если общество сфокусировалось на эволюции, то она должна войти в общеобразовательный багаж. Человек законопослушного общества должен больше бояться инструкции, чем дела: за нарушение инструкции могут судить, а неудачу в деле можно списать на объективные обстоятельства. Законопослушный человек должен быть подобен насекомому, а не вороне, способной искать нетривиальные решения. В школьном образовании должен преобладать прагматический антропоцентрический подход: школьник должен быть знаком с особенностями пищеварения, уметь пользоваться зубной щеткой и противозачаточными средствами. Последнее отнюдь не ерничание, а извлечение из французского школьного учебника. Экология в этом ряду занимает место гигиены среды обитания.

Другое дело, что я, как натуралист, нахожусь на такой же позиции как севастопольцы, но это наше дело как ученых, обязанных быть оригинальными, а не воспроизводить общие штампы, которые для нас служат предметом проверки и согласования в рамках гораздо более широкой системы, чем могут позволить в школе. Необходимость переубедить неспециалистов со школьным багажом двадцатилетней давности в неполноте их подхода и ограниченности внушенной им интерпретации входит в задачу ученого, а умение критически относится к сумме сообщаемых сведений относится к задаче именно университетского образования, а не технических вузов (исключая Физтех и его аналоги). Вот для этой последней задачи скепсис, выплеснутый севастопольцами, очень полезен. "Лекции" по биогеоэкологии очень полезны тем, что провоцируют на спор с авторами и невольное признание пропусков в своем устоявшемся представлении о природе.

Книга К.М.Хайлова и его соавторов интересна тем, что она во многом неопределенная и побуждает к поиску в отличие от стремления к канонизации экологии в книге Розенберга5, на которую можно опираться как ссылочное основание.


1 Воронцов Н.Н.

2 Моисеев Н.Н.

3 Б.Мандельброт. Фрактальная геометрия природы. М.: Ин-т компьютерных исследований, 2002, 625 с.

4 Заварзин Г.А. Лекции по природоведческой микробиологии. М.: Наука, 2004, 348с.

5 Розенберг




Похожие:

Глубокоуважаемый Александр Васильевич iconОао «кск» г. Москва 24 сентября 2015 г
Исаев Сергей Петрович, Синицина Ольга Алексеевна, Иванов Николай Васильевич, Канукоев Аслан Султанович, Плешаков Александр Григорьевич,...

Глубокоуважаемый Александр Васильевич iconОао «кск» г. Москва 13 августа 2015 г
Исаев Сергей Петрович, Синицина Ольга Алексеевна, Артамонов Юрий Александрович, Иванов Николай Васильевич, Плешаков Александр Григорьевич,...

Глубокоуважаемый Александр Васильевич iconАлесей Васильевич Трехлебов клич феникса (Второе издание исправленное и дополненное)
Владыка Рафаил (Истинно Русская Православная Церковь) и Алексей Васильевич Трехлебов

Глубокоуважаемый Александр Васильевич iconОао «кск» г. Москва 20 августа 2015 г
Исаев Сергей Петрович, Вильк Святослав Михайлович, Синицина Ольга Алексеевна, Иванов Николай Васильевич, Канукоев Аслан Султанович,...

Глубокоуважаемый Александр Васильевич iconОао «кск» г. Москва 24 июня 2015 г
Исаев Сергей Петрович, Синицина Ольга Алексеевна, Артамонов Юрий Александрович, Иванов Николай Васильевич, Плешаков Александр Григорьевич,...

Глубокоуважаемый Александр Васильевич iconОао «кск» г. Москва 25 июня 2015 г
Исаев Сергей Петрович, Синицина Ольга Алексеевна, Артамонов Юрий Александрович, Иванов Николай Васильевич, Плешаков Александр Григорьевич,...

Глубокоуважаемый Александр Васильевич iconПеречень вопросов, предлагаемых на квалификационном экзамене для...
Ответы с 12315-12327, 13269-13315-13430, 13437-13449, 13450-13527, 13615-13635, 13653-13674, 13690-13705, 13746-13769, 13773-13778,...

Глубокоуважаемый Александр Васильевич iconАлександр Лоуэн. Депрессия и тело
Доктор Александр Лоуэн — создатель биоэнергетики, революционного метода психотерапии, направленного на то, чтобы восстановить тело...

Глубокоуважаемый Александр Васильевич iconГлубокоуважаемый Филиппенко С. В.!
Рассчитывать приходится только на себя и на «руководство по эксплуатации атомобилей заз-110206, заз-1103, заз-1105 и их модификаций»,...

Глубокоуважаемый Александр Васильевич iconАлександр Александрович Бушков Екатерина II: алмазная Золушка Александр...
Фридрихом в полной мере относится и к нашему нынешнему времени: и наука не в пример развитее, и воспитание располагает немыслимыми...

Глубокоуважаемый Александр Васильевич iconОбщее вступление. На этом сайте собраны посвящённые здоровью материалы,...
Александр Бруснёв. Подборка представляет собой: 3 книги, неоднократно изданные ранее; разделы информации о здоровье, духовном развитии,...

Глубокоуважаемый Александр Васильевич icon© Василий Васильевич Ершов, 2007
Почти три месяца висел я с этой годовой медкомиссией, просидел на земле, со звоном нервов наконец обошлось, и разговелся

Глубокоуважаемый Александр Васильевич iconНаучно-исследовательский институт проблем каспийского моря
Астраханские краеведчские чтения: сборник статей / под ред. А. А. Курапова. Астрахань: Издательство Сорокин Роман Васильевич, 2010....

Глубокоуважаемый Александр Васильевич iconI общие сведения о процедуре запроса предложений
По вопросам, касающимся технического задания контактное лицо начальник смит бирюков Виктор Васильевич, тел. (4012)33-23-03, моб....

Глубокоуважаемый Александр Васильевич iconЯ родился в Москве в 1900 году 31 октября по старому стилю. Отец...
Отец мой Александр Петрович Эпов уроженец степного села Кондуй, расположенного вблизи железнодорожной станции Борзя Забайкальской...

Глубокоуважаемый Александр Васильевич iconРезюме кригуль Владимир Васильевич
Уральский государственный технический университет, информационные системы в экономике. Получен диплом. Присвоена квалификация – специалист...


Руководство, инструкция по применению






При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
rykovodstvo.ru
Поиск